Русские снова бегут из Казахстана

Странная ситуация складывается внутри возникающего Евразийского Союза: с усилением экономической интеграции усиливается и этнический национализм. Что происходит, попробуем разобраться на примере Казахстана и Киргизии.


© parlam.kz

Странная ситуация складывается внутри возникающего Евразийского Союза: с усилением экономической интеграции стран-участниц в них усиливается и этнический национализм. Что происходит, попробуем разобраться на примере Казахстана и Киргизии.

Казахстан – не просто один из потенциальных членов создаваемого по его же инициативе Евразийского союза, но и член действующего Таможенного союза с Россией и Белоруссией. Тем не менее, в последние полгода из Астаны звучат все более враждебные по отношению к России и русским заявления.

Сначала власти Казахстана озвучили новые претензии на Байконур, потом президент Назарбаев заявил о переводе казахского языка на латиницу (до появления кириллического алфавита ни письменности, ни государственности у казахов не существовало – прим. ред.), затем ручные местные националисты с подачи администрации президента попытались инициировать референдум о запрете русского языка. А на днях пришла уже вовсе не риторическая новость: в 2013 году количество русских, желающих уехать из Казахстана в Россию по госпрограмме добровольного переселения, увеличилось в два (!) раза.

По словам руководителя Временной рабочей группы по реализации госпрограммы содействия добровольному переселению соотечественников при Консульском отделе посольства РФ в Казахстане Марины Пустэко, только в Астане с начала действия госпрограммы обратилось 22 600 соотечественников, 4 350 переселенцев уже получили свидетельства.

Как сообщила г-жа Пустэко информационному порталу НУРАДАМ, основной причиной возникновения желания уехать переселенцы называют беспокойство о судьбе своих детей. «В основном выезжают очень грамотные, образованные люди, - говорит Пустэко. – Много молодых специалистов, имеющих высшее образование, порой, и не одно. Едут в Российскую Федерацию профессионалы, имеющие большой опыт работы».

Председатель Республиканского славянского движения «Лад» в Казахстане Максим Крамаренко напоминает, что в основу государственного строительства в Казахстане были заложены элементы этнократии. «В Конституции у нас прописано, что Казахстан исконная казахская земля. Грубо говоря, всем остальным было указано, кто в доме хозяин», - говорит он.

«Сейчас идет естественное обновление элиты, и политика в отношении русских в Казахстане может ухудшиться, - продолжает Крамаренко. – К государственному управлению вскоре придут те, кто уже не помнит советское прошлое, а знает о нем по местным учебникам истории, где роль России и русских в жизни казахского народа преподносится негативно и однобоко: Россия – тюрьма народов, Россия устроила геноцид казахского народа».

Примерно такая же ситуация складывается и в Киргизии, где численность русского населения стремительно уменьшается. Остались либо те, кто в силу каких-то сугубо личных обстоятельств решил связать свою жизнь с этой страной (а таких совсем немного), либо те, кто просто не в состоянии оплатить переезд к месту нового жительства в России. Как правило, последние - это пенсионеры и инвалиды.

Как и в Казахстане, в Киргизии издаются учебники истории, где роль России представлена как «угнетателя», а роль русских сводится к роли «колонизаторов». Ни слова не говорится о создании русскими специалистами предприятий, школ, университетов, о строительстве городов и активной помощи в воспитании национальной элиты. 

«В результате вырастает поколение людей, никакого понятия не имеющих о реальной роли России в Средней Азии, - говорит эксперт из Бишкека Айбек Султангазиев. – Поколение, которое помнит и ценит межнациональные отношения советского периода, уходит. На смену приходят люди, уверенные, что Россия сыграла только негативную роль в истории стран Средней Азии. Приходит поколение, которое знает о России из рассказов об унижениях и оскорблениях мигрантов в России, о зверствах скинхедов».

Немалую роль в обеих странах играет и активно муссируемый властями языковой вопрос. «В Казахстане государственным был провозглашен только казахский язык, русский же не получил никакого официального статуса. В Конституции РК прописано, что русский язык «официально употребляемый», - напоминает Максим Крамаренко. – Но такого статуса не знает ни одна законодательная практика». Это не добавляет оптимизма русским, живущим в Казахстане. Многие говорят о неуверенности в том, что их дети смогут сохранить русский язык, русскую культуру.

В Киргизии языковой вопрос активно поднимают националисты, пытающиеся заработать политические очки. И нельзя сказать, что они не добились успеха – под их давлением в парламенте Киргизии 26 апреля были приняты в третьем чтении поправки в закон о языке, предусматривающие огромные штрафы для госслужащих, не знающих киргизского. Если президент Атамбаев подпишет этот закон, эта норма отсечет людей некиргизской национальности от возможности работать на госслужбе.

«Не думаю, что все настолько серьезно, - считает политолог Марс Сариев. – Атамбаев уже неоднократно заявлял, что нельзя решать проблему развития киргизского языка такими топорными способами. Вряд ли он этот закон подпишет».

Но, даже если президент Киргизии закон и не подпишет, осадочек, что называется, останется.

По данным эксперта Российского института стратегических исследований Аждара Куртова, 51,8% опрошенных соотечественников в Казахстане сталкивались с ущемлением своих прав по причине принадлежности к «неправильному» этносу при приеме на работу. И это в республике, официально провозглашенной страной «межнационального согласия».

Российская диаспора не верит властям Казахстана. Лишь 19% опрошенных считают эффективными методами защиты своих прав обращение в центральные или местные органы власти Казахстана. 36,5% респондентов не ждут от этого государства никаких эффективных мер защиты.

На вопрос, «какие обстоятельства, связанные с Казахстаном, удерживают вас от того, чтобы уехать в Россию?», только 14,9% респондентов выбрали вариант «хорошее отношение к русским в Казахстане». Большинство же выбирало варианты типа «здесь живут все мои родственники» (51,9%). То есть людей удерживают причины, никак не связанные с политикой властей в отношении российской диаспоры. Правду, как говорится, в мешке не утаишь.

Смогут ли нормально и долго экономически взаимодействовать - и уж, тем более, интегрироваться – чьи элиты так упорно и целенаправленно стравливают свои народы друг с другом? Не приведет ли близорукий эгоизм правящих кланов, боящихся потерять рычаги экономического контроля над своими владениями, в конечном счете, к межэтническим столкновениям не только в Средней Азии, но и в наводненной азиатскими мигрантами России? Не фикция ли все эти «чисто экономические» Таможенные и Евразийские союзы? И удержит ли нас их хрупкая иллюзорная крыша от окончательного разрыва – с колючей проволокой и овчарками на границах?

Михаил Александров


Ранее на тему Қазақстан, Казахстан или Kazakhstan?

В русскоязычных школах увеличили количество уроков казахского

Не знаешь казахский? В морду!