Неуправляемая Киргизия

Серия безнаказанных областных переворотов в Киргизии ставит под вопрос дееспособность ее центральной власти. Если президент и парламент ничего не могут с этим сделать – то что они вообще могут? И с кем в их лице заключал миллиардные сделки Владимир Путин?

Серия безнаказанных переворотов, в ходе которых толпа под руководством уголовников меняет губернаторов и начальников областных УВД, ставит под вопрос дееспособность центральной власти. Если президент и парламент Киргизии ничего не могут сделать с местными князьками – то что они вообще могут? С кем тогда в их лице заключал соглашения Владимир Путин? Чьи тогда войска на $1 млрд вооружает Россия? Кому она строит гидроэлектростанции? И какая судьба ждет российские инвестиции в этой стране?

Власти Киргизии выпустили из СИЗО ГКНБ самопровозглашенного «народного» губернатора Джалал-Абдской области Медетбека Усенова, не выдержав давления толпы, перекрывшей стратегическую трассу Бишкек-Ош. Особенно Бишкек всполошила угроза заместителя председателя партии «Ата-Журт» Данияра Жаныкулова сжечь все административные здания в Джалал-Абаде, если власти не выполнят их требований. Похоже, именно эта угроза, а вовсе не перекрытая на трое суток стратегическая трасса, стала решающим аргументом, после которого Усенова отпустили безнаказанным «под поручительство авторитетных людей». Это событие, как и все, что произошло неделей раньше – захват УВД в Нарыне, отключение электроэнергии на Иссык Куле – заставляет задуматься: а есть ли вообще в Киргизии центральная власть? Какой процент территории Кыргызстана она реально контролирует? И не пора ли объявлять мятежный юг страны отдельным государством?

Если власти Киргизии надеялись, что отпустив Усенова, они успокоят толпу его гонористых земляков на юге страны, то их ожидания совершенно не оправдались. Открыв трассу Бишкек–Ош, митингующие переместились в Джалал-Абад, вновь захватили областную администрацию и начали требовать освобождения осужденного ранее на полтора года депутата Камчибека Ташиева за попытку перепрыгнуть забор бишкекской резиденции парламента и президента в ходе волнений 2010 года. С точки зрения прецедентного права, требования митингующих вполне оправданы. «Если захват областной администрации – тягчайшее антигосударственное деяние -  осталось безнаказанным, то попытка Ташиева перепрыгнуть забор вообще не преступление и не может квалифицироваться как попытка захвата власти, - считает депутат киргизского парламента Омурбек Абдрахманов. – Я отнюдь не сторонник Ташиева, но должна же быть какая-то логика и справедливость в действиях властей».

Хотя, вероятно, проблема тут не в отсутствии справедливости, а в совершеннейшей неспособности правительства Киргизии контролировать ситуацию в стране. «Отпустить Медера Усенова - это единственный выход, так как ситуация запущена. Законы не действуют, центральная власть теряет авторитет, - говорит Марс Сариев, политолог из Бишкека. – Центральная власть никогда особенным авторитетом на юге Киргизии не пользовалась, но раньше там, по крайней мере, делали вид, что уважают ее. А сейчас она столкнулась с откровенной демонстрацией факта полной утраты авторитета».

Фактов на самом деле более чем достаточно. Во время захвата Джалал-Абадской администрации митингующие порвали и сожгли найденный в здании портрет президента Киргизии Алмазбека Атамбаева, крича: «Долой нелегитимного президента!». «Пожилая женщина из числа митингующих сказала мне, чтобы я не отзывался уважительно об Атамбаеве – за это могут убить», - написал в своем блоге один из бишкекских журналистов, работающих сейчас на месте событий.

Что же дальше?

Некоторые эксперты считают, что сценарий раздела Киргизии по линии север – юг, который не предрекал последние лет десять только ленивый, запущен, и вероятность его успешной реализации на этот раз особенно велика. «Дробление страны уже началось, причем в процессе активно участвуют криминальные авторитеты. Посмотрите, какую активную роль играл в переговорах иссык-кульский авторитет Водолаз, - говорит Марс Сариев. – По сути, это уже готовый полевой командир, со своей бригадой. И власть вынуждена считаться с ними, вести с ними диалог».

Более того – нынешние события в Джалал-Абаде могут сыграть роль своеобразного триггера, спускового крючка для начала активных процессов сепаратизации. Судя по поведению центральных властей, «теперь никто не может запретить выбрать своего, «народного» губернатора в Нарыне или Таласе. Вполне могут появиться и «народные» милицейские начальники, как это было в Нарыне», - считает Сариев.

Но эксперт по региону Айбек Султангазиев с этим прогнозом не согласен. Разговоры об отделении юга страны - «это чистой воды спекуляции, как со стороны власти, так и со стороны ее оппонентов, с целью сплотить вокруг себя сторонников, - считает он. – По моему мнению, возможность раскола по линии юг- север ничтожна. Сейчас отличия между севером и югом страны почти стерлись. Этому способствовал мощный рост внутренней миграции, и, следовательно, рост количества браков между выходцами с севера и с юга, развитие ИКТ. Сейчас на севере страны на постоянной основе проживает значительное количество южан. И, как бы это кощунственно ни звучало, ошские события 2010 года тоже сыграли роль консолидирующего фактора. Даже так называемые "южные кланы" и "северные кланы" стали условными, поскольку в них  достаточно представителей других регионов, якобы противостоящих друг другу. Реальный политический водораздел сейчас проходит по линии "временщиков" и "реваншистов"».

Тем не менее, при этом Султангазиев не исключает дробления страны. Только не на «север» и «юг», а на мелкие удельные владения со своими князьками. «Это будет не раскол, а раздробленность с номинальной и ни на что не способной центральной властью. С появлением своих удельных князьков – «народных» акимов (глав местных администраций) и губернаторов».

Сегодня президент Киргизии Алмазбек Атамбаев не исключил возможности введения режима ЧП в Джалал-Абадской области, если митингующие не прекратят свои акции. Но одно дело объявить ЧП, и совсем другое - его реализовать. Пример введения чрезвычайного положения в Джеты –Огузском районе во время событий вокруг рудника Кумтор показал, что силовики не могут или не хотят предпринимать жесткие меры в отношении нарушителей. По свидетельству местных жителей, даже во время объявленного комендантского часа многие совершенно беспрепятственно передвигались, не особенно заботясь о возможных неприятностях с законом.

«Росбалт» уже цитировал киргизских экспертов, которые усматривают в синхронно начавшихся по всей стране волнениях руку США, заинтересованных в том, чтобы остановить начатый Атамбаевым процесс подготовки к выводу их военной базы из бишкекского аэропорта «Манас». В самом деле, события последних дней вынудили Комитет по безопасности парламента Киргизии отложить денонсацию договора о базе. Политолог Марс Сариев, в частности, также продолжает придерживаться этой версии.

«Нынешние события носят откровенно проектный характер и инспирированы извне, - уверен эксперт. – И время для реализации выбрано не случайно. Разворот внешней политики Киргизии в сторону России, усиление позиций РФ в регионе, попытка руководства страны денонсировать договор по американской базе в Манасе – вот причины его запуска. Сейчас парламенту, где находится на рассмотрении постановление правительства о расторжении договора с США по базе, уже не до денонсации договора – рассмотрение этого вопроса откладывалось уже несколько раз. И если такая нестабильность продлится до осени, то время будет упущено, а договор по базе автоматически пролонгируется еще на год».

Между тем на юг Киргизии для проведения переговоров с митингующими срочно вылетел премьер-министр Жантороо Сатыбалдиев. В результате за несколько часов ему удалось уговорить их прекратить акции. Правда, один из лидеров митинга, Шаирбек Ташиев, брат осужденного депутата Камчибека Ташиева, заявил: «Если суд примет в отношении Камчыбека Ташиева, Садыра Жапарова и Таланта Мамытова "несправедливое решение", мы готовы пойти на более решительные действия».

В том, что суд теперь примет оправдательное решение можно почти не сомневаться.

Михаил Александров