Украл калий

В Минске задержан топ-менеджер "Уралкалия". Грядет большой скандал: проблемы со своим менеджером Сулейман Керимов наверняка будет решать через Кремль. Но не стоит думать, что Лукашенко дрогнет: у него есть веские причины довести дело до конца.

В Минске задержан топ-менеджер "Уралкалия". Грядет большой скандал: проблемы со своим менеджером Сулейман Керимов наверняка будет решать через Кремль. Но не стоит думать, что Лукашенко дрогнет: у него есть веские причины довести дело до конца.

В Минске после встречи с премьер-министром Белоруссии Михаилом Мясниковичем арестован гендиректор российского "Уралкалия" Владислав Баумгертнер. Практически сразу после этого еще нескольких топ-менеджеров российской компании объявлены в розыск. Это значит, что как только они появятся на территории Белоруссии, на них тоже тут же наденут наручники.

Формально причиной задержания Баумгертнера стало обвинение по ч. 3 ст. 324 УК Белоруссии ("Злоупотребление властью и служебными полномочиями"). Почему Следственный комитет Белоруссии объявил об этом сразу, не очень понятно. Но только на первый взгляд.

В 2009 году крупнейший в мире поставщик сельскохозяйственных удобрений "Уралкалий" и второй по величине игрок на этом рынке, "Беларуськалий", договорились об учреждении "Белорусской калийной компании" (БКК) - общей компании-экспортера. Участники картеля условились, что отныне все поставки калийных удобрений из России и Белоруссии будут осуществляться через БКК. У белорусов и россиян действительно получился главный мировой поставщик калийной соли и поташа, на долю которого приходилось 42% рынка. Торгуя своим товаром сообща и регулярно создавая искусственный дефицит на рынке удобрений, партнеры способствовали многократному увеличению цены на свой товар - со $140 за тонну в 2001–2006 годах до $420 в 2007–2011 годах. Работали по схеме, предложенной россиянами: чтобы больше зарабатывать, нужно наращивать не выручку, а маржу, то есть создавать дефицит и за счет этого увеличивать цены.

Акции «Уралкалия» с начала 2009 года до августа 2011-го подорожали в девять раз. «Беларуськалий», крупнейшее предприятие страны, сумело в разы увеличить свою прибыль. Все шло хорошо до тех пор, пока в декабре прошлого года Лукашенко не решил своим личным указом уничтожить картель. Он решил воспользоваться искусственно завышенными ценами на поташ, чтобы задействовать все мощности "Беларуськалия" и заработать дополнительные деньги без БКК, экспортные возможности которого были ограничены "лимитом". Указ президента ограничивал право БКК торговать белорусским поташом. Россияне мириться с ситуацией не стали, и весной 2013 года тоже решили начать торговать в обход БКК. Для них это оказалось даже проще: у них, в отличие от белорусов, был собственный трейдер в Швейцарии. Белорусы тем временем пытались восстановить торговлю через свой отдел продаж, но дело шло туго: основные покупатели из Китая и Индии к тому времени уже закупили удобрений на год вперед, новые закупки ожидаются только зимой.

В результате, по оценкам белорусской стороны, ее потери составили около $100 млн. Лукашенко, когда осознал, какую глупость сделал, попытался ситуацию "откатить" назад, но обиженные "изменой" россияне на этот раз ни о чем договариваться не стали.

До этого россияне полгода ездили в Минск и предлагали, как рассказывают источники "Росбалта" в белорусском правительстве, взятки белорусским министрам, лишь бы те сохранили картель. Белорусов всячески убеждали в том, что "убивать курицу", которая несет золотые яйца, не стоит. Аргументы просты и очевидны: если резко и неконтролируемо увеличить предложение калийных удобрений на мировом рынке, цены на них резко пойдут вниз. Но у Минска была своя логика.

Причин разорвать контракт с россиянами было как минимум три. Во-первых, из-за ограничений БКК примерно половина мощностей "Беларуськалия" простаивала. Минск имел возможности продавать больше, но союз по БКК этого не позволял. Во-вторых, "Уралкалий" спустя годы так и не стал выкупать долю в "Беларуськалии", хотя обещал. Официальный Минск сейчас отчаянно нуждается в деньгах, и в нежелании "Уралкалия" инвестировать в белорусскую экономику усмотрел предательство. Наконец, в-третьих, все надежды на сохранение взаимовыгодной дружбы рухнули тогда, когда белорусская сторона получила доказательства того, что россияне втихаря уже начали продавать калий "налево".

В итоге Лукашенко идти на компромиссы отказался, а недавно и вовсе объявил, что нашел других партнеров - компанию из Катара Muntajat. Та реализовывает в год около 10 млн тонн химической продукции, полимеров и удобрений, а продают их в более чем в 120 странах. Партнер хороший, и обещает открыть "Беларуськалию" новые рынки.

Директор "Беларуськалия" Валерий Кириенко больше с россиянами дружить не хочет. Об этом он рассказал в понедельник на пресс-конференции в Солигорске: «Я лично никогда больше не пойду на союз с "Уралкалием" на тех условиях, которые они предлагают. Может быть, при другом собственнике это возможно, может быть, там будет все по-другому».

Конфликт в какой-то мере можно назвать типичным для всей системы российско-белорусских отношений – отношений между корпоративно-олигархической и этатистской экономиками. Надежды на восстановление альянса, как уже упоминалось, у россиян были. Они, вероятно, действительно думали, что в Минске можно "решить проблему" таким же способом, каким они привыкли решать ее в Москве - через личную заинтересованность чиновников. В Минске же, где все значимые решения принимает один человек, "шутку" не оценили, и Баумгертнера задержали. Такова, во всяком случае, одна из версий. По другой, в ходе разговора с белорусским премьером Мясниковичем российский менеджер позволил себе лично оскорбить доверенное лицо Лукашенко. Вот его и задержали - прямо в аэропорту, когда заезжий переговорщик ни с чем пытался вернуться в Москву.

По данным белорусской стороны, российские топ-менеджеры с 2011 года замкнули на себя финансовые потоки и отношения с торговыми партнерами БКК на основных рынках, таких как Китай, Индия, Бразилия и Сингапур. При этом обвиняемые скрывали истинные размеры скидок и преференций для покупателей, занижали реальные цены, по которым сбывалась продукция, направляли финансовые потоки через подконтрольные фирмы, затягивали оплату поставленного товара. «Бизнес по-русски», как говорится.

Теперь, конечно, никаких надежд на восстановление сотрудничества нет. Цены на поташ, вероятнее всего, пойдут и далее вниз, отчего потеряют и белорусы, и россияне. Но еще хуже для обоих сторон другое.

Отныне Белоруссия и Россия вполне могут начать новый этап разногласий. Лукашенко недавно жаловался, что Россия "обманула" его с Таможенным союзом: обещала выгоды, а в итоге периодически закрывает свой рынок для белорусских товаров в угоду «политическим интересам». Между тем, через месяц начнется новый этап белорусско-российских переговоров по газу и нефти. В свете всего вышеописанного эксперты ожидают, что они будут довольно жесткими: Кремль в еще более жесткой форме потребует от Минска начала приватизации крупнейших государственных заводов. А Лукашенко, напомним, настроен их сохранить «в собственности белорусского народа».

В качестве одного из козырей на этих переговорах, очевидно, и будет выступать заключенный тов. Баумгартнер. Когда именно его выпустят на свободу, зависит теперь от Владимира Путина - совершенно очевидно, что говорить с Сулейманом Керимовым, которого белорусское ТВ выставило врагом государства, в Минске более не намерены.

Максим Швейц