Армения: обуза или партнер?

Армения вступит в Таможенный союз до конца апреля. Скорбеть по этому поводу в республике будут около 40% сторонников европейской интеграции, а возрадуются, судя по соцопросу, 55% «евразийцев». Но что ждет Армению в новом для нее союзе?

В конце апреля Армения вступит в Таможенный союз, информируют армянские источники. 29 апреля в Минск, на заседание Высшей евразийской экономической комиссии, вылетит президент республики Серж Саргсян. Ожидается, что соглашение о членстве в ТС будет подписано в рамках минского форума президентами России, Белоруссии, Казахстана и Армении.

Правительство последней утверждает, что республика выполнила почти все пункты так называемой «дорожной карты» по вступлению в ТС, принятой в конце прошлого года практически сразу после неожиданного отказа Армении парафировать соглашение об ассоциации с Евросоюзом.

Напомним, на почве отказа от европейской интеграции в пользу интеграции евразийской, а, фактически, еще более тесной смычки с Россией, разразился скандал средней степени тяжести: Европа обвинила Москву в шантаже и принуждении Армении к вступлению в ТС. По республике прокатилась антиевразийская протестная волна, но до «евромайдана» дело не дошло – армянам не хватило запала.

Вообще же, по данным РИА Новости, социологическое исследование, проведенное армянским филиалом «Кавказского центра исследовательских ресурсов», показало, что за вступление Армении в ТС и участие в формировании Единого евразийского экономического пространства выступают 55% респондентов. Однако численность армян, видящих свое будущее в Евросоюзе, тоже не малое – 41%.

То есть, Армения по стремлению в Европу занимает промежуточную позицию между соседними Грузией и Азербайджаном: в первой сторонников европейской интеграции – 65%, во второй – 34%.  И при этом каждый четвертый житель Армении желает вступления своей страны в НАТО.

Армянские власти стараются сейчас вербально «обласкать» так называемых «западников» и собственно Европейский Союз. Так, президент Саргсян заявляет, что ЕС остается одним из важнейших партнеров Армении, и сотрудничество между ним и Ереваном «основано, в первую очередь, на системе общих ценностей (!)». «Во внешнеполитической повестке Армении не произошло изменений, и страна решительно настроена на продолжение институциональных реформ, составляющих основу отношений с ЕС», - говорит он.

Армянский президент не уточняет, как ему удастся сохранить внешнеполитическую и экономическую многовекторность в условиях, когда ни Москва, ни Брюссель не признают параллелизма евразийской и европейской интеграции вообще, а после украинских событий – в частности. Поэтому, надо полагать, Ереван будет делать хорошую мину при плохой игре - «европеизировать» Армению на уровне унификации законодательств республики и ЕС. Разумеется, в «разумных» пределах.

Словом, для одних членство  Армении в ТС крайне огорчительно, для других же напротив – приятно. Противники евразийской интеграции считают, что она окончательно ввергнет страну в политическую и экономическую зависимость от России.

Они также подчеркивают, что и без того не блестящая бизнес-среда республики зачахнет на корню – за счет повышения цен, таможенных и налоговых ставок, сложностей с лицензированием бизнеса в пространстве ТС. Правда, при этом несколько облегчатся условия работы армянских экспортеров на рынках самого Таможенного союза, главным из которых для Армении является рынок России.

Что же касается сторонников членства Армении в ТС, они напоминают: еще до подписания «дорожной карты», так сказать - авансом,  Россия снизила для республики цену на природный газ с 270 долларов до 189  за тысячу кубометров.  Кроме того, Россия ввела для Армении экспортно-импортные преференции и пообещала создать совместное предприятие для стабильного обеспечения полублокадной республики недорогими, но качественными нефтепродуктами. Ожидаются также российские финансовые вливания для развития транспортной инфраструктуры Армении.

А эксперты Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития подсчитали, что после вступления Армении в ТС рост ее ВВП ежегодно будет составлять 4-5 процентов. Ну и, разумеется, Россия позаботится о безопасности Армении – собственными силами и силами ОДКБ. Достаточно сказать, что российская военная база в армянском городе Гюмри фактически стала форпостом Москвы на южном направлении.

Словом, сторонники евразийской интеграции Армении ожидают «золотой эры». Однако скептически настроенные к ТС эксперты говорят, что никакого ренессанса в Армении не будет, и что Европа потеряла эту южно-кавказскую республику из-за собственной скупости: вовремя не раскошелилась и не приложила усилия для решения Карабахского конфликта «по справедливости», то есть в пользу армян.

Но что выигрывают государства ТС от вступления Армении в евразийское объединение? И что теряет от этого Запад, в частности, Евросоюз? Строго говоря, Армения не интересна ни Казахстану, ни Белоруссии. Общих границ у них нет, взаимная торговля не развита, и вообще слабая армянская экономика не может считаться привлекательной ни для Минска, ни для Астаны.

Кроме того, Саргсян как-то обмолвился на сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ, что члены этой организации, состоящие с Арменией в вышеуказанном военно-политическом блоке, принимают антиармянские резолюции по Нагорному Карабаху – имелись в виду Казахстан, Таджикистан и Киргизия. Последние две страны считаются также потенциальными членами ТС и состоят в Организации исламского сотрудничества. Кстати, некоторые казахские политологи уверены, что в случае войны между Арменией и Азербайджаном Астана поддержит Баку.

Другое дело – Россия. У нее тоже нет общей границы с Арменией. Но, помимо того, что она владеет в Армении  большей частью стратегически важных объектов, республика является для нее форпостом на Южном Кавказе. И даже если России приходится подкидывать ей деньги и вооружение, игра стоит свеч – закрепившись в Армении, Россия, помимо Закавказья, сможет контролировать Ближний Восток и в особенности – Иран.

Что же до Запада, потеря Армении означает для него провал контроля над частью Закавказья и частично Ближнего Востока, а также сужение ареала военно-политического влияния. Но, так или иначе, баланс сил на Южном Кавказе сохраняется, поскольку союзником Запада и своего рода буферной зоной в регионе для него пока остается Грузия. А вот с Азербайджаном сложнее. Он, судя по всему, печется исключительно о собственных интересах, и не отдаст дирижерскую палочку в своей стране ни Таможенному союзу во главе с Россией, ни Западу.

Ирина Джорбенадзе
 


Ранее на тему ОДКБ приостановит попытки наладить диалог с НАТО

Как поделить закавказский пирог?

Президент Армении: Страна не должна платить за свой интеграционный выбор