Откуда у баска армянская грусть?

Признание одной из провинций Страны Басков независимости Нагорного Карабаха вряд ли станет сигналом к началу легитимизации НКР и не поможет урегулированию карабахского кризиса.


© Сайт МИД НКР

Провинция Гипускоа Страны Басков признает Нагорный Карабах независимым государством. Это сенсационное заявление, имея в виду его европейское «происхождение», распространила пресс-служба МИД НКР. По ее информации, в ходе рабочего визита в Страну Басков министра иностранных дел непризнанной республики Карена Мирзояна президент провинции Мартин Гаритано Лараньягa (оба на фото) заявил: «… провинция признает Арцах (Нагорный Карабах – прим. «Росбалта») в качестве независимого государства, и выражает уверенность, что Нагорно-Карабахская Республика и Страна Басков достигнут международного признания».

Есть ли у карабахцев повод для ликования, и поддержат ли независимость НКР другие европейские провинции или страны? Как на самом деле обстоят дела; кто и с каким успехом лоббирует интересы Нагорного Карабаха на мировой арене?

Итак, региональный парламент Страны Басков принял в сентябре резолюцию, в соответствии с которой он поддерживает стремление народа Нагорного Карабаха к самоопределению. В документе также содержится поддержка усилий Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию, которая, кстати, независимость НКР вовсе не лоббирует. Но баски подчеркивают, что население Нагорного Карабаха имеет право на самоопределение и решение собственной судьбы. Подобные заявления по Карабаху уже имели место, однако политический статус республики от этого не изменился, поскольку независимость НКР признали только отдельные субъекты различных государств.

В частности, поддержку борьбы НКР за независимость озвучили пять штатов США – они даже поставили этот вопрос перед федеральным правительством страны, и австралийский штат Новый Южный Уэльс. Но, и это подчеркнем особо, никто в Европе, кроме Страны Басков, независимость Нагорного Карабаха не лоббирует.  Так что, можно сказать, создан европейский прецедент.

Здесь стоит поинтересоваться тем, а что, собственно, за ним стоит, и почему баски так возлюбили армян. Скорее всего потому, что карабахские армяне являются для них «друзьями по несчастью»: Страна Басков, наряду с Каталонией, уже много лет добивается независимости от Испании. Кроме того, интересы Нагорного Карабаха активно продвигает мощное и авторитетное в мире армянское лобби, в частности, организация «Европейские друзья Армении» и «Армянская ассамблея Америки».

Усилиями армянского лобби для Нагорного Карабаха сделано очень много. В частности, НКР, в отличие от Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, получает финансовую помощь от Агентства международного развития США (USAID), то есть от американского правительства. Кроме того, представительства Карабаха функционируют в нескольких серьезных странах, включая США, Германию, Францию и Австралию.

Лоббисты, кстати, пекутся не только о распространении идеи независимости Карабаха, но и признании геноцида армян: практически параллельно с баскской резолюцией парламент Греции принял антирасистский закон, который предусматривает наказание за отрицание геноцида греков и армян, холокоста и нацизма.

Отметим, что законопроект греческий парламент никак не мог утвердить в течение почти двух лет в силу наличия в нем спорных моментов, и это удалось сделать в канун столетия геноцида армян в Турции. Напомним, геноцид армян признан многими странами, включая Россию, Германию, Бельгию, Канаду, США, Аргентину, Италию, Францию, Нидерланды, Литву, Швейцарию, и т.д.

Но вернемся к баскской резолюции. Исходя из того, что Страна Басков (в составе Испании) входит в Европейский союз, в перспективе ее примеру могут последовать региональные парламенты государств ЕС, а затем и часть европейских стран. Это довольно реально, учитывая процессы, происходящие сегодня в Европе. И хотя Шотландия в результате референдума все же осталась в Соединенном Королевстве, это не означает, что «парад суверенитетов» Европе больше не грозит.

Следующими, несмотря на высокий уровень автономии, могут стать баски и каталонцы, Фландрия в Бельгии, север Италии и Южный Тироль, Корсика и другие. Так что - «ходит призрак по Европе». Правда, не коммунизма, а независимости. И тут уже армянское лобби ни при чем – европейский «сепаратизм» в большинстве своем замешан на финансовых, экономических, политических, этнических, языковых и иных «проколах» Брюсселя.

Но если в Европе для мирного решения вопроса о самоопределении регионов достаточно провести референдум (пример – Шотландия, хотя с Испанией такой уверенности нет), на постсоветском пространстве, и это подтверждено новейшей историей, любая попытка придти к независимости означает кровопролитие. Особенно это касается Южного Кавказа, расплачивающегося за свое геополитическое несчастье  - здесь в лобовую сталкиваются интересы России и Запада, а также Ирана и Турции. И если война из-за Карабаха все же случится, она грозит выйти за рамки локальной с распространением на и без того взрывоопасный Ближний Восток.

И даже если вслед за басками НКР признают и другие европейские провинции или даже страны, Карабаху от этого легче не станет, а военная развязка конфликта исключена не будет. Поскольку речь, по большому счету, идет о том, кто кого вытеснит с Южного Кавказа: Россия – Запад, или, напротив, Запад – Россию, и с кем при этом будет не столько Иран, сколько Турция.

По идее, Турция должна выступать на стороне России, поскольку США уже почти открыто проводят на Южном Кавказе и на Ближнем Востоке политику сдерживания Турции, включая армянский, курдский и иные вопросы. Но Анкара сможет примкнуть к Москве только в том случае, если последняя займет по Карабаху позицию, устраивающую Баку. А так как ни Россия, ни Запад не собираются уходить с Южного Кавказа, Карабах, Армению и Азербайджан будут рвать на части. Словом, сложился своего рода новый «кавказский меловой круг», но без надежд, что какая-либо из сторон выступит в роли «родной матери» региона.

Поэтому позиция басков и иже с ними в среднесрочной перспективе на политический статус Нагорного Карабаха никак не повлияет. Но она уже создала некий прецедент на пути признания независимости НКР, о котором периодически будут трубить на разных международных уровнях при большом участии и больших деньгах армянского лобби.

И еще: когда какая-либо политическая проблема долго не решается «прямым наскоком», начинается формирование «мелких логик» и влияний второго порядка, создающих определенный фон международного масштаба, хотя и на низовых его уровнях. В случае поддержки армян басками можно предположить начало создания коалиции регионов, заинтересованных в признании их независимости, и готовящих друг для друга соответствующую почву.

Ирина Джорбенадзе