Долгая дорога в каспийских дюнах

Россия не так уж слаба, чтобы допустить невыгодные для себя перемены на Каспии. Но и недостаточно сильна, чтобы диктовать свою волю соседям. Поэтому переговоры с ними идут уже 18 лет.


29 сентября в Астрахани пройдет Четвертый каспийский саммит. Главы пяти прикаспийских государств снова попытаются – или сделают вид, что попытаются – мирно разделить акваторию и шельф богатого нефтью и газом Каспийского моря.

Каспийские саммиты напоминают неспешную беседу в чайхане. Россия, Иран, Азербайджан, Туркмения и Казахстан понимают, что их интересы противоречивы, и с самого начала настроились играть в долгую. Тем более, что на переговорах незримо присутствуют интересы ЕС и США.

Суть противоречий на Каспии обусловлена географически. Страны, расположенные к западу (Азербайджан) и к востоку (Казахстан, Туркмения), хотят поделить все море на национальные сектора, без нейтральных вод и зон на шельфе. Им это выгодно не только из-за того, что их береговые линии длинней и так им достанется больше месторождений, но и потому, что им в таком случае не придется согласовывать с Россией и Ираном маршруты подводных газо- и нефтепроводов из Средней Азии на Запад.

Страны, расположенные к северу (Россия) и к югу (Иран) имеют более короткие береговые линии, а значит и шельфа при полном разделе им достанется меньше. Но главное – и РФ, и Иран (в потенциале) являются крупнейшими поставщиками нефти и газа. Если США и ЕС, с середины 90-х годов лоббирующие проект Транскаспийского газопровода из Туркмении в Азербайджан, смогут его проложить, газоносная Туркмения подключится к уже готовому газопроводу Баку-Тбилиси-Эрзрум. Газопровод из Турции в Европу тоже построен. Это снизит цены на газ в Евросоюзе и его зависимость от «Газпрома».

Поэтому Россия и Иран выступают за нейтральные воды и настаивают, чтобы проекты трубопроводов согласовывались со всеми прикаспийскими странами. Остальные, разумеется, против. Москва вроде бы не давит: в конце концов, неопределенность тоже блокирует прокладку труб. Но, на всякий случай, РФ наращивает силы Каспийской флотилии. Азербайджан с Казахстаном тоже закупают военные суда – при активной помощи Запада, чьи компании вложились в каспийский шельф еще в 90-х.

Не спят и оппоненты России в каспийском споре. В минувшую субботу на территории Сангачальского терминала в Баку прошла официальная церемония закладки фундамента  "Южного газового коридора". Проект предполагает строительство к 2019 году системы газопроводов TANAP-TAP от азербайджанского месторождения Шах-Дениз через Грузию, Турцию, Грецию, Албанию на юг Италии. По ним планируется поставлять 6 миллиардов кубометров газа в Турцию и 10 миллиардов кубометров в Европу. Пока для России это не проблема, отмечает аналитик консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин, но если в будущем к системе подключатся Туркмения и Иран, в ЕС возникнет серьезная конкуренция российским поставкам газа.

Поэтому Россия не намерена уступать в вопросе статуса Каспия. Позавчера в преддверии саммита спецпредставитель президента РФ по делимитации и демаркации границ со странами СНГ, посол по особым поручениям Игорь Братчиков сообщил, что в Астрахани планируется подписать три соглашения: о порядке взаимодействия в случае чрезвычайных происшествий на море, об урегулировании добычи биологических ресурсов и о сотрудничестве в области гидрометеорологии.

Похоже, это единственное, о чем стороны могли договориться. За 18 лет споров каспийская "пятерка" так и не вышла на подписание Конвенции о правовом статусе Каспия. "Российская сторона не придерживается точки зрения о разделе Каспийского моря на сектора",— пояснил Братчиков. Он напомнил, что РФ согласилась на создание на Каспии так называемых национальных поясов (25 миль от берега) при условии, что остальная территория остается общей.

Российский дипломат дал понять, что в Астрахани «будет сделан крупный шаг к достижению согласия», но конвенция подписана не будет. Ситуацию почти идеально описал вчера зам главного редактора издания «Нефть и капитал» Игорь Ивахненко. «Россия не настолько слаба, чтобы допустить невыгодные для себя изменения на Каспии. Но и не настолько сильна, чтобы возглавить интеграционные процессы», – заявил эксперт в интервью НГ.

Павел Кривошеев