Исламисты нацелились на Центральную Азию

Заявления «Талибана» и «Исламского движения Узбекистана» о поддержке ими боевиков "Исламского государства" говорят о том, что угроза для центрально-азиатских республик бывшего СССР возрастает.

Озвученное движением «Талибан» решение о поддержке так называемого «Исламского государства» имеет самые опасные последствия для центрально-азиатских стран СНГ и Туркменистана. По мнению директора Института Ближнего Востока Евгения Сатановского,  приоритетным вектором потенциальной активности боевиков представляется Туркменистан. Ведь с весны 2014 г. напряженность на туркмено-афганской границе усиливается: в столкновениях с боевиками Талибана гибли туркменские пограничники, со стороны Афганистана приходят тревожные вести о концентрации вооруженных отрядов. В связи с этим туркменская граница оборудуется заградительными сооружениями, а руководство страны ведет переговоры с иранским министерством обороны о сотрудничестве в сфере безопасности. Данные меры, по мнению эксперта, свидетельствуют, что Туркменистан серьезно относится к угрозе радикальных исламистов, интересующихся туркменскими газовыми месторождениями.

Несмотря на то, что данная точка зрения разделяется далеко не всеми экспертами, ситуация с присутствием в регионе радикальных исламистов вряд ли от этого изменилась. Считающаяся самой влиятельной организацией подобного рода в центрально-азиатском постсоветском регионе «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) подобно «коллегам» из «Талибана» также объявила о поддержке «Исламского государства». ИДУ еще в начале 90-х годов  сама пыталась построить халифат в Ферганской долине, но, потерпев поражение, ушла в Афганистан, где впоследствии ее члены воевали вместе с талибами и «Аль-Каидой» против войск коалиции.

Схожей деятельностью в Таджикистане занимается «Джамаат Ансарулла», осуществившая ряд терактов на территории республики.

В целом узбекские и таджикские спецслужбы внимательно, но спокойно относятся к «исламской угрозе». Это объясняется и серьезным опытом борьбы по противодействию радикальным исламским течениям, и жестким контролем государства над религией. В числе мер по пресечению какой бы то ни было антигосударственной деятельности Узбекистан, к примеру, пошел на создание отрядов добровольцев для помощи местным силам безопасности  - «Стражей границ». Для Таджикистана одним из гарантов обеспечения безопасности также стала расположенная на территории страны 201-я российская военная база.

Однако не стоит забывать, что ИГ структурно существенно отличается   от «Аль-Каиды» или ИДУ. «Аль-Каида» это прежде всего сетевая организация, ячейки которой действуют часто автономно и рассчитаны на точечный террор. В отличие от них «Исламское государство» представляет собой квазигосударственное образование с четко выраженной вертикалью власти, системой управления, и более организованными вооруженными силами. В составе воевавших в Сирии исламистов, по оценке политолога Ерлана Карина, действуют и этнические отряды выходцев из Центральной Азии: узбекские и таджикские «Джамаат Имама Бухари», «Сабири Джамаат» - всего около 1000 человек. До сих пор остается открытым вопрос о том перешли ли эти отряды в ИГ, однако заявление «Талибана» о его поддержке является очень тревожным звонком. Дело в том, что союзник талибов «Аль-Каида» официально открестилась от «Исламского государства» всего несколькими месяцами ранее, и подобного рода заявления свидетельствуют либо о противоречиях между лидерами этих организаций, либо о том, что им требуется мощный союзник для борьбы с оставшимися на территории Афганистана в рамках договора о безопасности силами НАТО.

Помимо этого, обращает на себя внимание и то, как умело играют на противоречиях и слабостях в стане своих противников «игисты». Например, город Мосул - второй по величине в Ираке был взят несколькими тысячами боевиков, противостояла которым в разы превосходящая их иракская армия, оснащенная современным оружием. Успехи в борьбе с отрядами курдов, оснащением которых занимаются и США, и отдельные страны ЕС также свидетельствуют об искусной боевой тактике ИГ.

В Ираке военную силу они подкрепляют умелой игрой на противоречиях между кланами арабских племен, курдов, и центрального руководства, повальную коррупцию, другие социальные проблемы.

В связи с тем, что в Туркменистане, Узбекистане, и Таджикистане присутствует и клановое правление, и высокий уровень безработица, и множество других проблем  социального плана, гипотетическая возможность столкнуться этим странам с боевиками «Исламского государства», безусловно, присутствует, т.к. противостоять спецслужбам будут уже не одиночки, а международный террористический интернационал, получивший серьезный боевой опыт.

Михаил Немтырев


Ранее на тему В Таджикистане тысячи человек отправились в вынужденные отпуска

В Таджикистане имама мечети осудили «за салафизм»

Около 1,5 тысячи боевиков "Талибана" и ИГ сконцентрированы у границы с Таджикистаном