Иран: конца света не будет

Переговоры по ядерной программе Ирана могут быть продлены, несмотря на установленный "крайний срок» для достижения договоренностей. Россию затягивание решения иранской проблемы, кажется, не слишком беспокоит.


© Стоп-кадр видео

Международные эксперты практически в непрерывном режиме работают над окончательным проектом договоренности Тегерана и «шестерки» по иранской ядерной программе. Ранее стороны сошлись на том, что этот документ будет подготовлен 30 июня. Но, судя по позиции Ирана, дедлайн может быть перенесен на более поздний срок. Во всяком случае, министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф подтвердил возможность некоторой задержки для «заключения всеобъемлющего ядерного соглашения» с тем, чтобы достичь «хорошего» документа, устраивающего все стороны.

Вероятно, Россия такой постановке вопроса не противится. В частности, президент Владимир Путин призвал «шестерку» не требовать от Ирана того, что он не может выполнить. А невозможное для Ирана сформулировал лидер Исламской революции аятолла Али Хаменеи: по данным Iran.ru, он выступил перед представителями всех ветвей власти страны и напомнил о «красной линии» Тегерана по иранскому атому. Духовный лидер, в частности, подчеркнул, что Тегеран никогда не согласится с ограничением развития ядерной промышленности на десятилетний срок, а также не примет необходимость тотального контроля со стороны МАГАТЭ в качестве условий отмены санкций.

«США вынуждают Иран остановить развитие атомной энергетики на срок от 10 до 12 лет. Подобными требованиями американцы стремятся полностью уничтожить ядерную промышленность Ирана, заменив ее на бутафорию», - заявил аятолла Хаменеи. По его словам, США инициировали урегулирование иранского ядерного вопроса дипломатическим путем, поскольку осознали, что давление на Тегеран не принесет никаких результатов. Он также напомнил об обещании американцев отменить  все санкции в отношении страны через 6 месяцев, но позже США продлили этот срок до одного года, после чего целенаправленно затягивали переговоры, предъявляя чрезмерные требования и угрозы.

Отметим, что на фоне переговоров США, которые, по логике, должны торопиться с подписанием соглашения по иранской ядерной программе, в очередной раз обвинили ИРИ в поддержке и финансировании терроризма. Кроме того, сообщает РИА Новости со ссылкой на Reuters, госсекретарь США Джон Керри за последние дни несколько раз связывался с министром иностранных дел Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом, чтобы получить от Тегерана ответ на вопрос о связи прошлой ядерной активности страны с развитием вооружений. Отмечается, что госсекретарь стал обсуждать с Ираном этот вопрос после того, как некоторые западные политики заявили, что США «не обращают достаточно внимания» на прошлую активность Ирана, и фокусируются лишь на будущем соглашении.

Создается впечатление, что с одной стороны президент США Барак Обама стремится побыстрее договориться с Тегераном с тем, чтобы продемонстрировать хоть какое-то внешнеполитическое достижение во время своего правления и несколько изменить геополитические расклады в регионе Ближнего Востока. Но с другой стороны, риторика США фактически загоняет переговоры в тупик.

Сам же Иран принял на днях закон, в котором закреплены приемлемые для него условия диалога с «шестеркой». А именно: санкции с Ирана должны быть сняты немедленно и полностью; допуск международных экспертов на военные объекты страны запрещен, равно как и допуск к документации иранских ученых-ядерщиков. Проверку ядерных установок страны, по новому закону, может осуществлять только МАГАТЭ.  И это тоже затруднит переговоры с «шестеркой».  По данным РИА Новости, российский МИД сообщил, что Москва готова помочь в этом вопросе, однако она не считает, что «все военные объекты должны быть открыты для инспекций, потому что это касается безопасности страны».

Говоря о Москве. Что она может «словить» от оттягивания подписания окончательного документа Ирана и «шестерки», и вообще от того, что с Ирана снимут большую часть санкций.   А также – что может потерять Россия, если Запад пойдет на сближение с Ираном преимущественно на условиях Тегерана. Во-первых, и этого не скрыл замглавы российского МИД Сергей Рябков, Россия как член «шестерки» настаивает на первоочередной отмене оружейного эмбарго в отношении Тегерана. Понятно, что отмена эмбарго открывает для России широкие просторы для официальной продажи вооружения Ирану. 

Во-вторых, Иран считается союзником России, и его усиление входит в российские интересы. При этом, если «шестерка» и Иран выйдут на окончательное соглашение по снятию санкций, Россия сможет в разы увеличить товарооборот с Ираном, что крайне важно в условиях, когда она сама функционирует в санкционном режиме и ей просто необходимы надежные экспортные «ниши». Речь, в первую очередь, идет об энергетике, атомной промышленности, машиностроении. То есть, по сути, политическое соглашение Ирана и «шестерки» принесет Москве не только деньги, но и возможность сообща действовать с Тегераном против Запада в тех областях, в которых интересы двух стран будут совпадать.

Далее. Если Россия поможет Ирану «протащить» и закрепить в соглашении с «шестеркой» хотя бы часть важных для Тегерана положений, политическое партнерство двух стран усилится не только в сирийском направлении, но в афганском и центрально-азиатском. Это – как минимум.

Словом, скорее всего, на данном этапе быстрых решений по иранской ядерной программе ожидать не стоит, поскольку Иран может идти ровно на те компромиссы, которые не аукнутся впоследствии интересам его безопасности. Тем более в условиях быстрой «возгораемости» Ближнего Востока, ситуации в Сирии, Ираке, Йемене, ожидаемых через полтора года президентских выборов в США и далеко небезмятежных отношений этой страны с Египтом, Турцией и Саудовской Аравией. Собственно, Иран сейчас, вероятно, в параллельном режиме просчитывает имеющуюся и перспективную возможность влияния США на Ближнем Востоке: от этого во многом зависит, на какие уступки «шестерке» он пойдет, а на какие – нет.

По информации замглавы российского МИД Сергея Рябкова, текст соглашения Ирана и «шестерки» проработан примерно на 90 процентов. Но, пояснил он, речь идет об «объеме текста», но не о «значимости вопроса».

Что ожидает Иран в случае его «упрямства»? Строго говоря – ничего чрезвычайного, поскольку многолетние международные санкции против ИРИ испытали ее на политическую и экономическую прочность. «Экзамен» Иран сдал. Запаса своего влияния в регионе он не исчерпал, и удары страна пока держит. Кроме того, ожидать, что США в имеющихся политических реалиях нанесут удары по иранским ядерным объектам, вряд ли стоит. Напасть на Иран воздержатся также Израиль и Саудовская Аравия. Единственное, что может серьезно расшатать Иран – это внутриполитические брожения между реформаторами и консерваторами – последние занимают довольно прочные позиции в армии и других силовых структурах страны.

Но что произойдет 30 июня в отеле «Кобург» в Вене, где встретятся представители Ирана и «шестерки», прогнозировать трудно – договоренность, известная как Всеобъемлющий совместный план действий, может сорваться. В соответствии с одной из версий, обнародованной изданием Iran.ru, все происходящее вокруг соглашения Ирана и «шестерки» вполне может оказаться «дешевым спектаклем для невзыскательной публики, в котором актеры лишь «отрабатывают номер» и произносят ничего не значащие фразы. И при этом Вашингтон, Лондон и Париж никакого соглашения заключать не собираются. Берлин участвует из соображений престижа. Москва на происходящее всерьез повлиять то ли не может, то ли не хочет. А Пекину происходящее в общем-то безразлично, поскольку ему санкции товарооборот с Ираном наращивать совершенно не мешают».

И далее: «Любому здравомыслящему человеку понятно, что никакие переговоры по отдельной проблеме не могут идти десять лет. И если подобное происходит, то здесь явно что-то не так, и как минимум одна из сторон на таких переговорах лукавит, совершенно не желая достичь взаимоприемлемого итога. А значит, постоянно выдвигает все новые и новые требования, которые другая сторона без ущерба своему суверенитету принять не может».

Как пишет MIGnews, Иран стал готовить общественное мнение к возможному провалу переговоров. В частности, в беседе с американским изданием New Yorker глава иранского МИД Мохаммад Джавад Зариф заявил, что если переговоры будут сорваны, это будет означать поражение для Америки и потерю ею «уникальной возможности». «Провал на переговорах не является катастрофой и не означает конца света», - сказал он.

Но, разумеется, желательно, чтобы Иран и США синхронно пошли навстречу друг другу – то есть, одна сторона снимает экономические санкции, а другая – сокращает темпы обогащения урана без промежуточных, и, как видно, невыполнимых условий Вашингтона.

Ирина Джорбенадзе
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Глава МАГАТЭ и президент Ирана обсудят пугающую Запад составляющую ядерной программы

Глава дипломатии ЕС: Переговорщики по иранскому атому вернутся к работе над текстом соглашения уже сегодня

На переговорах по ядерной программе Ирана назвали "реальный" крайний срок для соглашения