Либо талибы, либо еще хуже

Туркмения продолжает укреплять границу с Афганистаном, на которой сохраняется напряженная обстановка. После встречи туркменского лидера с узбекским коллегой некоторые эксперты даже допустили вероятность оказания Узбекистаном военной помощи своим соседям.


© Игорь Ротарь, фото из личного Архива

Ситуация на афгано-туркменской границе сейчас очень тревожная. В Ашхабаде всерьез опасаются прорывов через нее отрядов боевиков, и потому здесь уже находятся практически все боеспособные подразделения туркменской армии. От Кушки до Амударьи количество застав увеличено в два раза, создан и расквартирован отдельный полк специального назначения в Тахта-базаре.

На прошлой неделе президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов неожиданно прибыл в Ташкент, и хотя в сообщении пресс-службы его узбекского коллеги по итогам встречи говорилось лишь о том, что «Главы двух государств, обмениваясь мнениями о ситуации в Афганистане, вновь отметили невозможность установления мира в этой стране путем применения военной силы. Были также обсуждены вопросы, касающиеся взаимодействия в борьбе против таких угроз, как терроризм, организованная преступность, наркотрафик», однако понятно, что речь не могла не пойти о безопасности южных границ.

И в итоге, узбекский лидер Ислам Каримов, вероятно, решил, что афганская угроза является актуальной не только для Туркменистана и полностью разделил тревоги своего коллеги. Как заявил Каримов, которого цитировали многие СМИ, «не могут не вызвать озабоченность соседних стран последние события вокруг афганского города Кундуз».

Напомним, что талибы захватили практически без боя этот 300-тысячный город в конце сентября. Захват Кундуза можно считать их самым значительным успехом за последние 14 лет — с тех пор как в Афганистан были введены американские войска. И хотя на днях афганской армии при поддержке американцев удалось выбить талибов, это не изменило принципиально ситуации. Главное – талибы убедительно продемонстрировали всему миру, кто реальный хозяин в Северном Афганистане.

Косвенным подтверждением крайней озабоченности Ташкента ситуацией в афганском приграничье является и резкая активизация на политической арене первого вице-премьера Афганистана, давнего друга Ислама Каримова, генерала Абдурашида Дустума.

Коммунист - моджахед

Карьеру Абдул Рашида Дустума можно считать образцом «восточной изворотливости» - союзников и политическую ориентацию генерал менял неоднократно. В 1988-м он был отправлен на учебу в СССР, после чего работал в органах госбезопасности просоветского афганского правительства. Затем вместе с советскими войсками Дустум воевал против моджахедов. Возглавляемая им состоящая из узбеков 53-я дивизия была одной из самых боеспособных в афганской армии. После вывода советских войск он поддерживал правительство Наджибуллы, однако затем неожиданно перешел на сторону моджахедов.

Отметим, что по национальности Дустум узбек. С помощью президента Узбекистана Ислама Каримова в конце 90-х годов прошлого века он создал в узбекоязычных районах Афганистана де- факто свое собственное государство, прозванное  "Дустумистаном". Оно имело собственное правительство и великолепную армию, вооруженную танками и самолетами советского производства. "Дустумистан" оставался единственным регионом страны, живущим по светским законам. Практически все офицеры армии Дустума учились в Советском Союзе и говорили по-русски. В беседе с корреспондентом "Росбалта" они не скрывали своих симпатий к России. "Дустумистан" стал своеобразной буферной зоной, отделяющей Узбекистан от радикальных исламистов.

Не исключено, что сегодня Дустум, занимающий пост первого вице- премьера Афганистана, намерен вновь укрепиться в северных районах страны. Так, в октябре генерал побывал в Кремле, где сообщил руководству России, что ИГ намерено совершать диверсии из Афганистана как в Средней Азии, так и России, и попросил у Москвы военной помощи. Отдельно Дустум встретился в Грозном с Рамзаном Кадыровым.

Во всем виноваты талибы?

Итак, хотя тот же Кундуз дело рук талибов, однако Москву Дустум все же «пугал»  угрозами, исходящими от ИГ. Напомним также, что еще в эпоху  президента Сапармурада Ниязова из всех среднеазиатских республик именно Туркмения установила наиболее дружественные отношения с талибами, и совсем недавно  туркменский участок афганской границы был самым спокойном в Средней Азии. Потому логично предположить, что в дестабилизации обстановки на этом рубеже с Афганистаном виновны отнюдь не талибы или, по крайней мере, не только они.

Отчасти эту гипотезу подтвердили и источники "Росбалта" в Туркмении. По их мнению, ситуация дестабилизируется криминальными группами, чьи кураторы хотят сорвать реализацию широкомасштабного проекта газопровода ТАПИ, идущего из Туркмении через Афганистан и Пакистан в Индию. При этом эксперты "Росбалта" в Ашхабаде не исключают, что провокаторы связаны с "Исламским государством».

Также напомним, что до ввода американских войск в Афганистан талибы уже находились непосредственно на среднеазиатской границе, однако это никак не отразилась на ситуации к северу от пограничной реки Пяндж.

Примечательно, что новый лидер талибов Ахтар Мансур охарактеризовал нынешнюю активность боевиков на севере страны «как успешную кампанию против иностранных войск и кабульского режима» и специально подчеркнул, что упомянутые боевые действия не представляют угрозы для непосредственных соседей Афганистана.

Получается, что гораздо более опасны для СНГ воюющие как с афганской армией, так и талибами боевики ИГ.

Впрочем, «игиловцами» не рождаются. Их ряды могут пополняться новобранцами, до этого выступавшими за другие «команды». Как сообщил начальник Главного разведывательного управления Генштаба ВС России Игорь Сергун, эмиссары ИГ вербуют боевиков в восточных и северных провинциях Афганистана, в том числе на границе с Туркменией. «В настоящее время пополнение формирований ИГИЛ, по нашей оценке, осуществляется в основном за счет подкупа полевых командиров талибов, Исламского движения Узбекистана (ИДУ), а также других действующих на афганской территории радикальных религиозных организаций», - сказал он.

По оценке Игоря Сергуна, около 4,5 тысяч афганских боевиков сочувствует ИГ, а целый ряд среднеазиатских радикальных исламских организаций уже заявило о готовности присоединится к этой организации.

Так что угрозу для бывших советских республик Средней Азии вряд ли можно назвать мифической, пусть даже талибы и ни при чем.

Игорь Ротарь
 


Ранее на тему Президент Узбекистана обеспокоен ростом угроз со стороны террористов

Манилов: На пограничных со странами СНГ территориях Афганистана находится 4,5 тысячи боевиков

СМИ: Военные Ташкента переведены на казарменное положение из-за "реальной угрозы безопасности"