За что проголосовала Армения

На референдуме в Армении большинство проголосовало за переход республики к парламентскому правлению. Но противники конституционной реформы пытаются сорвать ее, устраивая многочисленные акции протеста.


Президент Армении Саргсян голосует на референдуме © Фото с сайта president.am

В Армении в воскресенье состоялся референдум по конституционной реформе, предусматривающей переход республики от президентской формы правления к парламентской. Референдуму предшествовали многочисленные акции протеста в центре Еревана, поскольку оппозиционные силы и внушительная часть общественности выступает против передачи власти парламенту. А теперь противники конституционной реформы утверждают, что власти фальсифицировали результаты референдума, и акции протеста продолжатся.

Между тем, по предварительным данным Центральной избирательной комиссия (ЦИК) Армении, за конституционную реформу отдал свои голоса 825 851 участник референдума, против - 421 600, при том что количество имеющих право участия в голосовании составило 2 567 047. Таким образом, предложенный проект считается принятым, поскольку в пользу него высказались более половины проголосовавших.

За ходом референдума следили представители 6 международных и 18 местных наблюдательных организаций, в том числе от миссии СНГ, Межпарламентской ассамблеи СНГ, Парламентского собрания Союза Белоруссии и России, Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ, а также иностранных ЦИК и дипмиссий, аккредитованных в Армении. Всего за голосованием наблюдали более трех тысяч человек. По  предварительным данным, «действо» прошло в соответствии с международными стандартами.

По новой Конституции, одобренной предварительно парламентом Армении, республика фактически переходит от президентской системы правления к парламентской. Президент Армении, полномочия которого сильно сокращаются, будет избираться не на пять лет, как прежде, а на семь, однако уже не прямым всенародным голосованием, а депутатами парламента и представителями органов местного самоуправления. Президент Армении не имеет права представлять какую-либо политическую партию. Одно и то же лицо не может избираться президентом более одного раза.

Система выборов президента парламентом довольно странная: в первом туре кандидат должен получить три четверти голосов депутатов, но если этого не случится, то «барьер» для прохождения в президенты понижается до трех пятых. Если и в этом случае кандидатуру провалят, президент избирается простым большинством голосов.

По проекту нового Основного закона, высшим органом исполнительной власти является правительство, которое разрабатывает и осуществляет внутреннюю и внешнюю политику, руководит системой госуправления. Вооруженные силы подчиняются правительству, а верховным главнокомандующим во время войны будет премьер-министр. Последнего назначает президент, но глава кабмина непременно должен принадлежать к партии или партийному блоку, победившему на парламентских выборах. Если парламент не договаривается по кандидатуре премьера, то он подлежит роспуску. Отметим также, что вотум недоверия премьеру может быть объявлен не ранее, чем через год после его утверждения парламентом.

Законодательный орган, причем однопалатный, избирается сроком на пять лет. Если в нем какая либо партия не получает абсолютного большинства, то предусмотрен второй тур выборов с участием только двух партий, набравших наибольшее число голосов.

Конституционные изменения поддержала правящая Республиканская партия Армении (РПА), партии «Дашнакцутюн» и «Процветающая Армения». Против изменения Конституции выступили «Армянский национальный конгресс», «Народная партия Армении», партия «Наследие», многочисленные гражданские и общественные организации во главе с «Фронтом общественного спасения «Новая Армения».

Оппоненты новой армянской Конституции – третьей за последние 24 года -  считают, что на сей раз ее меняют исключительно для того, чтобы президент Серж Саргсян, который сейчас является первым лицом государства, оставался таковым и впредь. При прежней Конституции он уже не имел права баллотироваться в президенты на очередной срок, а при новой рассчитывает стать премьер-министром, то есть опять-таки – первым лицом в государстве. Причем оппозиционный к властям электорат подозревает, что Саргсян нацелился на пожизненное премьерство, что означает «продолжение разграбления страны и массовой эмиграции», лишение Армении даже малой роли на международной арене, а также «постоянные угрозы Армении и Карабаху».

Оппоненты нового Основного закона также говорят, что, по утверждению руководства страны, конституционная реформа рассчитана на децентрализацию власти, хотя ее эффект будет обратным – власть будет сосредоточена в одних руках, то есть правящей партии. И это верное утверждение – достаточно взглянуть на принцип формирования парламента, предусматривающий непременное наличие парламентского большинства, что никак не укладывается в цивилизованные рамки парламентаризма как такового.

Как сказал бывший премьер-министр Армении Грант Багратян, конституционная реформа приведет к установлению партократии в республике . «Я не уверен в том, что конституционные реформы способствуют усилению демократии в Армении. Я считаю, что страна сегодня стоит перед серьезными политическими, экономическими и, возможно, военными проблемами, и в данный момент проводить реформу Основного закона неверно», - цитирует экс-премьера агентство Новости – Армения.

По его словам, если бы реформы предполагали создание чисто парламентской системы с двумя палатами, то это, возможно, и привело бы к развитию демократии. Но, добавил он, мировой опыт показывает, что однопалатные парламенты служат не демократии, а диктатуре и даже фашизму.

Критикуют новую Конституцию и в контексте отсутствия в ней гарантий обеспечения независимости судебной власти, конкурентоспособной политической среды, и, что немаловажно, за признание верховенства международного права над национальными законами, что грозит «передачей страны во внешнее управление» и «навязыванием ей чужой воли», включая легализацию однополых браков.

Оппоненты нового Основного закона также задаются вопросом, почему премьер должен быть верховным главнокомандующим только на период войны, в то время как у страны наличествует нерешенный военный конфликт с соседним государством. Непонятно также, какой в таком случае будет роль министра обороны.

Тут стоит дать слово и сторонникам новой Конституции. Как считает президент Саргсян, прежний Основной закон чуть ли не способствовал войне с Турцией, а также Азербайджаном в связи с проблемой Нагорного Карабаха, поскольку в нем присутствовала «несоразмерность права и ответственности» первого лица государства.

По мнению министра обороны Армении Сейрана Оганяна, конституционная реформа обеспечит должный уровень обороноспособности страны «вне зависимости от политических перестановок». Правда, глава армянского оборонного ведомства не уточнил, каким именно образом этого удастся достичь в условиях новой Конституции. А депутат парламента от Республиканской партии Армении Гагик Меликян заверил, что парламентская форма правления обеспечит быстрое и стабильное развитие страны, в чем население «убедится в течение ближайших лет». Впрочем, он тоже не уточнил на чем основана столь оптимистичная точка зрения.

Более внятно выразился глава армянского МИД. По его словам, по заключению Венецианской комиссии Совета Европы, проект нового Основного закона «высококачественный и соответствует международным стандартам».  Отметим, что, возможно, в глазах оппонентов конституционной реформы это едва ли не самый существенный недостаток. Впрочем, шеф армянского внешнеполитического ведомства заверил, что реформа базируется на обязательствах страны развивать и укреплять демократические институты. Обязательства эти, разъяснил он, предусматривают защиту прав человека, обеспечение верховенства закона и усиление независимости судебной системы.

А вот президент Саргсян нашел и вовсе курьезное объяснение необходимости проведения конституционной реформы. В его понимании, она расширит полномочия оппозиции и позволит ей уравновесить власть. Весьма странное заявление, если учесть, что, скорее всего, в парламент суждено попасть всего двум политическим силам – партии власти и одного из ее «придатков». Саргсян, кроме того, заверил, что при новой Конституции правительство и премьер-министр «будут нести непосредственную политическую ответственность». Возникает вопрос: а что, при прежней Конституции они были свободны от такой ответственности?

В общем, новая Конституция получилась, мягко говоря, ущербной, с фактически однопартийным парламентом, без, так сказать, разброса мнений – обязательного элемента демократичного правления. Зато армянская правящая верхушка добилась своего – то есть самовоспроизводства власти и возможности выдвижения Саргсяна на премьерский пост – первый по значимости в государстве.

Впрочем, чтобы народ не стал снова бунтовать, премьером может стать не Саргсян, а его преемник, а сам нынешний президент в условиях парламентской республики возьмет на себя роль теневого правителя. Благо такой прецедент создан в соседней Грузии, и его остается лишь калькировать.

Правда, олигарх Бидзина Иванишвили, в отличие от Саргсяна, не утомил Грузию своим президентством и премьерством и пользовался в свое время огромной популярностью в грузинском обществе, хотя сейчас она пошла на убыль, тогда как в случае с Саргсяном «всенародное признание» отсутствует. Но, надо полагать, присутствует поддержка российской власти, поскольку армянский президент, несмотря на сопротивление оппозиции и влиятельных кругов на Западе, все же втащил республику в Евразийский экономический союз.

Теперь, чтобы остаться у власти (а «майданные» настроения в Армении набирают силу), ему предстоит пойти на урегулирование карабахского и армяно-азербайджанского конфликтов по сценарию Москвы. Вот тут и наступит «момент истины»: если Саргсян откажется, его скинут не «западники», а, условно говоря, евразийцы. А если согласится, наживет себе большие проблемы в самой Армении.

В общем, Саргсяну придется нелегко, но он, вероятно, знает на что идет, и огромные толпы протестующих в центре Еревана его не смущают. Но – до поры до времени. Как сказал в интервью армянскому изданию Lragir участник инициативы «Гражданин наблюдатель», публицист Заруи Ованнисян, «Можно констатировать, что в стране сложится поднадзорная, репродуцирующая партийная система, которая в еще большей мере оттолкнет народ от электоральных процессов и формирования власти. Застой станет глубже, как и поляризация. ... С точки зрения прав человека власти не будут обязаны гарантировать гражданам социальные и экономические права, они будут всячески пользоваться беззащитностью людей. Уязвимых категорий станет больше, и это скажется на инструментарии гражданской борьбы».

Как резюмировал собеседник издания, «Период построения конституционного государства завершен. Путь к мирной конституционной борьбе закрыт и начинаются поиски других путей».

Ирина Джорбенадзе