Иранский "выговор" Баку

На фоне укрепившегося, казалось бы, российско-иранско-азербайджанского сотрудничества, отношения между Баку и Тегераном могут испортиться. Религиозные деятели Ирана грозят пересмотреть их формат после нардаранских событий.


© Официальный сайт президента Азербайджана

На события в азербайджанском поселке Нардаран - официальный Баку заявил об уничтожении пяти членов «экстремистской группировки» движения «Единство мусульман» и обвинил ее в попытках «захвата власти и создания религиозного государства, управляемого на основе законов шариата» - Иран отреагировал весьма болезненно. Вначале он опроверг свою причастность к нардаранским событиям и представил отличную от Баку версию произошедшего, но этим дело не ограничилось, и ситуацию в азербайджанском поселке стали в жестком тоне комментировать иранские духовные лица.

В частности, Iran.ru распространил заявление духовного лидера города Сараб иранской провинции Восточный Азербайджан (Атрпатакан) Али Акбара Акрамина, что если бы не Иран, Азербайджана сегодня просто не существовало. Поводом для подобного заявления стал именно нардаранский инцидент. Али Акбар Акрамин сообшил, что Азербайджан "дошел до того", что министр иностранных дел этой страны обвиняет Иран в провоцировании нестабильности в Азербайджане и называет его террористическим государством. Духовный лидер предупредил бакинских «диктаторских» чиновников, что если по отношению к шиитам будет проявлено насилие, то Иран станет помогать им и поддерживать в любой точке мира.

Он также заявил: «Неужели президент Азербайджана забыл, что если бы Иран во время карабахской войны не помог Азербайджану, то в каком сейчас состоянии была бы эта страна? Азербайджан неоднократно находился на грани краха, а Ильхам Алиев собирался бежать из страны».

Дальше – больше: СМИ со ссылкой на иранское правительственное информационное агентство ИРНА растиражировали информацию, в соответствии с которой представитель духовного лидера Ирана Хаменеи – аятолла Моджтахед Шабестари заявил, что если репрессии в отношении нардаранцев не прекратятся, «отношения Исламской Республики Иран с Азербайджанской Республикой будут пересмотрены». Произошедшее в Нардаране он квалифицировал как «стихийное революционное движение» и подчеркнул «неприемлемость репрессий» в отношении населения поселка.

Официальные лица Азербайджана пока никак не прокомментировали заявления иранских духовных лиц. Зато откликнулась азербайджанская пресса, которая, как правило, озвучивает позиции, не противоречащие официальным. В частности, Haqqin.az обратил внимание на факт вмешательства иранских высокопоставленных лиц во внутренние дела Азербайджана. «По всей видимости, - пишет издание, - некоторые тегеранские круги, которые на протяжении десятилетий подпитывали и всячески поддерживали в Азербайджане религиозный экстремизм шиитского толка, впали в глубокое отчаяние после очередного провала политического ислама в Азербайджане».

«Тегеранским силам» также брошено обвинение в том, что они ведут борьбу против легитимного правительства и светского строя Азербайджана. Издание задается вопросом: «Какие цели преследуют правительственные силы в Иране, открыто поддерживая экстремизм и террор?»

Вопрос, конечно, равно, как и весь контекст «причастности» Ирана к нардаранским событиям, неприятный. Что же до правительства Ирана, оно, как и правительство соседей, на официальном уровне вынашивает реализацию совместных проектов, и в этом смысле картина выглядит довольно благостно. Достаточно сказать, что президент Азербайджана Ильхам Алиев распорядился ускорить работы на азербайджанском участке международного транспортного коридора «Север – Юг» и поручил соответствующим структурам согласовать и представить рамочное соглашение о сотрудничестве с Ираном по логистическим проектам, включая строительство и финансирование железнодорожного моста через реку Астара на границе двух стран.

Кроме того, Иран, Азербайджан и Россия работают над объединением энергосистем трех стран, то есть, заботятся о своей энергетической безопасности, транзитной функции и, разумеется, о трехстороннем бизнесе. К этому стоит добавить, что Иран предложил Государственной нефтяной компании Азербайджана (SOCAR) поучаствовать в разработке ее расположенных на суше углеводородных месторождений. И это далеко не полный перечень имеющихся и потенциальных ирано-азербайджанских проектов, в успешной реализации которых заинтересованы обе стороны.

Но как совместить взаимный практический интерес Азербайджана и Ирана с заявлениями на религиозную тему и угрозами Тегерана «пересмотреть» отношения с Баку? Насколько все это укладывается в «начертание» ожидаемого экспертами треугольника Москва-Баку-Тегеран при том, что в последнее время ирано-российские отношения бурно развиваются, российско-азербайджанские поддерживаются на высоком уровне, а ирано-азербайджанские опять захромали на одну ногу.

Вполне вероятно, что «хромоту» эту усилит принятый на днях в Азербайджане Закон «О борьбе против религиозного экстремизма» - он, в указанном контексте, расширяет полномочия полиции. В частности, позволяет ей в ходе спецоперации наносить ущерб здоровью, жизни и имуществу «религиозных экстремистов».

Глава парламентского комитета Азербайджана по общественным объединениям и религиозным структурам Сиявуш Новрузов не подтвердил, что принятие закона связано с нардаранскими событиями. «Некоторые страны, - сказал он, - под предлогом религии и демократии пытаются навязать нам свою идеологию, и этот закон будут способствовать борьбе с такими явлениями». Кто именно «навязывает», уточнено не было, но, судя по азербайджанской прессе, догадаться не трудно.

Кроме того, президент Алиев утвердил изменения, внесенные в Уголовный кодекс страны, которые определят наказания за нарушение требований к проведению религиозных обрядов, церемоний и религиозной пропаганде. Так, граждане Азербайджана, получившие религиозное образование за рубежом и проводящие в стране религиозные обряды и церемонии, подлежат штрафованию в размере от 2 тысяч до 5 тысяч манатов, либо лишению свободы сроком до 1 года. А иностранные граждане за распространение религиозной пропаганды поплатятся лишением свободы сроком от 2 до 5 лет.

Заметим, что законодательство изменилось как раз после событий в Нардаране. А пока азербайджанские силовики провели еще одну спецоперацию – на сей раз в поселке для беженцев в городе Барда, и задержали двоих «исламистов» - суд приговорил их к 30 суткам лишения свободы. Еще одно лицо, «проповедующее радикальную форму борьбы», задержано в Баку и оштрафовано на 2 тысячи манатов – ему инкриминировано «нарушение порядка создания и деятельности религиозных структур».

В то время как Баку и Тегеран «бодаются» на почве «религиозного экстремизма», Россия начала прежде запрещенные поставки в Иран зенитных ракетных установок С-300. А это означает, что взаимоотношения двух стран вышли на качественно новый и довольно высокий уровень, обещающий Ирану усиление безопасности, а России – активизацию и других военных поставок и комплектующих в Иран.

Кроме того, Иран и Россия участвуют в военных действиях в Сирии, и одно только это можно считать сильно цементирующим основу отношений двух стран. «Цемента» пока достаточно и в российско-азербайджанских отношениях, но он уже в явном дефиците в отношениях Ирана и Азербайджана. Вообще же, ирано-азербайджанские отношения похожи на качели – то взлет, то падение. Стабильности нет. И это сильно мешает реальному созданию треугольника Москва – Баку – Тегеран.

А самое неприятное и даже опасное состоит в том, что Тегеран – открыто, а Баку – полугласно, имеют претензии друг к другу на самой сенситивной и коварной почве – религиозной. Со всеми остальными «разночтениями» можно и должно справиться, а вот с этим – очень сложно. Взаимопонимание и терпимость тут вряд ли ожидаемы, если не победит в итоге,высокая степень прагматичности Ирана, позиция невмешательства и нераспространения своей религиозно-духовной доктрины на соседнюю страну.

В общем, создание вышеуказанного треугольника реально входит в интересы всех сторон с точки зрения «политической геометрии», но она, как и любая геометрия, должна поддерживаться высокой степенью точности и гармонии. Пока же такой гармонии в ирано-азербайджанских отношениях нет, что создает предпосылки к теоретическому манипулированию Азербайджаном его «другом и братом» - Турцией.

Активизация Турции в азербайджанском направлении далеко не на руку России и Ирану, в особенности имея в виду их «единый подход» к событиям в Сирии и некоторую помощь в них Азербайджана. Но постороннее вмешательство, вне зависимости от его «происхождения», вредит и Азербайджану, строящему такое государство, какое он считает нужным – в данном случае, светское.

Методы строительства могут показаться спорными, но дискуссии на эту тему контрпродуктивны, и их стоит сворачивать всем, включая Иран. Поскольку они, с точки зрения угроз безопасности в их глобальном понимании, сейчас не к месту и не ко времени.

И еще: ирано-азербайджанский «раздрай» добавляет проблем России, неуместных в заданной политической конфигурации. Если он вовремя не будет погашен, не исключено, что опосредованное участие в нем придется принять России. Последней же сейчас явно не до участия в конфликте амбиций, каковым и видится происходящее между Ираном и Азербайджаном.

Андрей Николаев