«Вероятность распада Украины уменьшилась, но она есть»

Хотя 2015 год для Украины был сложным, политологи Георгий Чижов и Олеся Яхно считают, что страна сумела окрепнуть. Правда, один из экспертов говорит, что угроза ее распада существует.


© Игорь Ротарь, фото из личного архива

Своим мнением о том, каким оказался уходящий год для Украины и что ждет граждан этой страны в году наступающем с «Росбалтом» поделились вице-президент и заведующий украинским бюро Центра политических технологий Георгий Чижов и директор Института национальной стратегии Украины Олеся Яхно.

— Скажите, пожалуйста, каким, на ваш взгляд, был уходящий год для Украины?

Георгий Чижов: — Можно сказать, что этот год стал годом разочарований как для врагов Украины, так и для ее граждан. Для врагов — потому, что многие из них думали, что страна непременно развалится в силу накопившихся противоречий — экономических, политических, языковых. Этого не случилось. За прошедший год Украина, пожалуй, даже стала прочнее как государство. Вероятность распада уменьшилась, хотя все равно остается достаточно высокой.

Ну, а для граждан Украины разочарование связано с тем, что достижения новой власти оказались сравнительно невелики. Коррупция не побеждена, экономическая ситуация не улучшилась. Результаты проводимых реформ  — а надо сказать, что реформы эти довольно значительные — пока не заметны для большинства населения.

Олеся Яхно: — Уходящий год для Украины был довольно сложным, поскольку перед государством одновременно стояли задачи по разрешению конфликта на Донбассе и реализации задач по экономическому выживанию и политическому реформированию. Но стратегически Украина правильно реагировала на внешние и внутренние вызовы, и  в итоге ей удалось достичь сравнительно позитивных результатов по ряду направлений.

Острую фазу военного конфликта на Донбассе удалось остановить. Внесены изменения в Конституцию в первом чтении, которые предполагают децентрализацию власти, а также особенности самоуправления в отдельных регионах Донецкой и Луганской областей. Состоялись местные выборы. Удалось выполнить необходимые требования для получения безвизового режима со странами ЕС в 2016 году, что и было зафиксировано в позитивном декабрьском отчете Еврокомиссии. Зона свободной торговли с ЕС вступит в действие в январе 2016 года, а Евросоюз отказался переносить это вступление еще на год, на чем настаивала Россия.

Правда, при этом Украина практически на две трети потеряла российские рынки, но частично потери удалось компенсировать за счет рынков третьих стран. Также был проведен ряд успешных переговоров со странами СНГ, в частности, с Беларусью и Казахстаном, на предмет того, что эти страны не намерены вводить пошлины на украинские товары после того, как ЗСТ Украины с ЕС начнет функционировать.

И наконец, Украине удалось избежать дефолта и договориться о реструктуризации долга с кредиторами. Что касается долга РФ, то после того, как МВФ внес изменения в правила кредитования, любой вариант не несет риска для Украины.

— Прошедшие выборы в местные органы власти в целом сформировали политическую карту Украины, но на ней еще остаются «белые пятна». Каков реальный политический вес и политические перспективы основных украинских партий, в частности, кажется, набирающего популярность «Оппозиционного  блока»?

Георгий Чижов: — Начну со второй части вопроса. Окончательная судьба «Оппозиционного блока» не вполне понятна. Однозначным лидером он стал только в Луганской и Донецкой областях. По всем остальным русскоязычным регионам Востока и Юга успехи «оппозиционеров» не так велики. Интересный факт — многие члены «Оппозиционного блока», в том числе руководители местных отделений и депутаты парламента, сейчас заявляют, что эта партия абсолютно «проукраинская»! Они говорят про «банду Януковича» и тому подобные вещи. Думаю, что если они остановятся на такой риторике, то у них есть определенные политические перспективы, правда, опять-таки в традиционных для их предшественников регионах.

Однако есть вероятность, что они могут начать работать на интересы даже не столько внешних сил, сколько на внутренние олигархические круги. Как это, скажем, происходит в той же Донецкой области. Ведь ни для кого не секрет, что «оппозиционеры» в этом регионе сейчас обслуживают интересы бизнеса Рината Ахметова. В таком случае «Оппозиционный блок» рискует остаться маргинализованным. Тогда «оппозиционеры» будут считаться украинскими политиками и большей частью населения страны нерукопожатными.

Что касается БПП, то сегодня стало окончательно ясно, что это рыхлое и аморфное образование, какими, собственно, и бывают партии власти в постсоветских странах. Сегодня мы видим, что внутри партии сформировались разные группы, которые по-разному видят развитие будущего страны. Я предвижу или раскол партии, или переформатирование ее деятельности. Думаю, что влияние БПП будет постепенно уменьшаться. Хотя она, несомненно, останется одной из главных политических сил в стране.

«Народного Фронта» Яценюка уже практически нет. «Удара» совсем нет, он растворился в Блоке Петра Порошенко.

Интересные процессы происходят с «Самопомощью» и «Батькивщиной». Любопытно, что хотя они входят в правящую коалицию, по факту воспринимаются уже как оппозиционные партии. «Самопомощь», очевидно, претендует на ведущие роли в украинской политике. Видимо, она была бы не прочь стать и правящей партией. Но на данный момент не готова выдвинуть своего кандидата в премьеры и демонстрирует довольно противоречивую идеологическую ориентацию. Часть избирателей голосует за них как за праволиберальную партию, другие полагают, что это партия «традиционных ценностей». Словом, будущее «Самопомощи» пока не очень понятно, но, скорее всего, популярность этой партии в ближайшее время будет расти.

«Батькивщина», кстати, тоже не готова выдвигать своего кандидата в премьеры, но сама Юлия Тимошенко претендует на определенный политический реванш. Она играет, прежде всего, на популистском поле, обращаясь к тем украинцам, которые ожидали от новой власти быстрого повышения уровня жизни, выступая в привычной для себя роли «защитницы униженных и оскорбленных». Сейчас у нее сторонников гораздо больше, чем во время парламентских выборов, но полагаю, что вряд ли Тимошенко сможет вернуться на первые роли в украинской политике.

«Укроп» в результате местных выборов продемонстрировал менее яркие результаты, чем от него ожидали. Он оказался все-таки партией очень локальной. Наибольшее влияние он имеет в Днепропетровской и Волынской областях и, отчасти, в Запорожье. Тем не менее, «Укроп» оказался едва ли не единственной партией, которая готова играть «вдолгую». Если «укроповцы» станут постоянно повторять, что они «самые умные», знают, что нужно делать с экономикой и одновременно заботиться о нуждах простого народа, у них есть определенные политические перспективы. Правда, это зависит и от будущих отношений Игоря Коломойского с центральной властью в Киеве.

Что касается «Возрождения», то мне кажется, что эта партия толком еще не состоялась. Она, правда, продемонстрировала приличные результаты, но опять-таки в определенных локальных точках. «Возрождение» стало как бы «франшизой» для некоторых видных деятелей Партии Регионов, которые не захотели вступать в «Оппозиционный блок». Там, где эти деятели имели высокие рейтинги, там «Возрождение» и показало хорошие результаты.  Станет ли она общеукраинской партией — пока большой вопрос. Хотя в Харьковской области она, видимо, останется ведущей политической силой.

Олеся Яхно:  — Скажу только, что в Украине сегодня довольно высокий уровень политической конкуренции, о чем свидетельствуют жаркие дискуссии вокруг принятия самых разных вопросов — от бюджета до изменений в Конституцию. Ну, а «Оппозиционный блок» имеет количественно довольно весомое представительство в Верховной раде, что говорит само за себя.

— Уходящий год останется в памяти годом продолжавшегося вооруженного противостояния на Донбассе. Многие возлагали большие надежды на Минские соглашения, которые, казалось бы, дали шанс к примирению сторон. Какова, на ваш взгляд, их дальнейшая судьба и возможно ли полное выполнение соглашений противоборствующими сторонами?

Георгий Чижов: — Очевидно, что до конца года Минские соглашения выполнены не будут. Это добавит им еще больше неопределенности. Кто-то может просто сказать, что раз срок истек, то соглашения уже не действуют. Очевидно, что эта позиция не будет принята украинским руководством как основная, хотя, возможно, и будет упомянута президентом Порошенко.

Скорее всего, действие соглашений будет продлено, и продолжатся переговоры.  Правда, как выполнять договоренности, никто толком не понимает, поскольку не определен порядок реализации тех или иных пунктов. Но пока Минские соглашения позволяют не воевать или воевать с минимальной интенсивностью, они являются полезными и нужными. За них имеет смысл держаться.

Олеся Яхно: — После встречи «нормандской четверки» в начале октября уже было понятно, что Минские соглашения будут пролонгированы. Тогда Франсуа Олланд по итогам встречи заявил, что политическая часть Минских соглашений не выполнима за короткое время. Даже при принятии закона о выборах в ДНР и ЛНР в самые ближайшие сроки избирательная кампания займет три месяца. Возврат границы под контроль Украины — это тоже растянутый процесс, который нельзя релизовать одним каким-то решением, в том числе потому, что на этой территории выстроена фактически криминальная экономика.

— Что ждет в ближайшем будущем самопровозглашенные Донецкую и Луганскую народные республики?

Георгий Чижов: — Думаю, что в течение 2016 года серьезных изменений в фактическом статусе ДНР и ЛНР не произойдет. С одной стороны, очень много обстоятельств мешают им превратиться в такое квазигосударство, каким является Приднестровье, более или менее самодостаточное, хотя и с большими оговорками.

С другой стороны, вряд ли в течение 2016 года возможна интеграция самопровозглашенных республик в Украину. Пока Россия достаточно сильна, она, конечно, не допустит этого не на своих условиях, а российские условия для Украины, судя по всему, неприемлемы. Украина же, скорее всего, не будет предпринимать попыток восстановить силовой контроль над этими территориями. Так что особых сюрпризов в наступающем году не предвидится.

Возможно даже, что жизнь внутри самопровозглашенных образований немного улучшится. Но все равно ее уровень там будет намного ниже, чем в России и в Украине. В этой связи будет нарастать усталость местных жителей, связанная с тем, что эта неопределенная ситуация затягивается.

Олеся Яхно: — Сегодня это «серая зона», и Киеву не имеет смысла идти на уступки, не прописанные в Минских соглашениях. Условно говоря, если пункт четвертый соглашений предполагает выборы на Донбассе с соблюдением всех соответствующих демократических процедур и по украинским законам, то Киев именно этого и должен добиваться.

Позитивным вариантом в краткосрочной перспективе было бы освобождение всех заложников, допуск наблюдателей ОБСЕ и разных гуманитарных миссий на всю территорию.

— Реально ли в ближайшем будущем возвращение Виктора Януковича в большую украинскую политику? Например, в качестве одного из лидеров ДНР и ЛНР?

Георгий Чижов: — В такой вариант я не верю. Рейтинг Януковича в ДНР и ЛНР не намного выше, чем в самой Украине, где он близок к нулю. Янукович считается совершенно обанкротившимся политиком, в том числе на тех территориях, которые раньше его поддерживали.

Замена Захарченко и Плотницкого возможна в любой момент, но под определенные задачи и под людей, которые смогут выполнить эти задачи. Но поскольку у Януковича и его ближайшего окружения никаких перспектив нет даже в Донбассе, поэтому точно не ради них будут предприниматься такие политические маневры.

Олеся Яхно: — Это невозможно. Виктора Януковича называет  предателем даже значительная часть Донбасса, потому что он сбежал. Остальная Украина считает его предателем,потому что он спровоцировал войну — мы помним его заявление с призывом к другой стране ввести войска в Украину.

— Возможно ли в наступающем году возобновление полномасштабных боевых действий в Донбассе? И с чьей стороны наиболее вероятна такая «инициатива»?

Георгий Чижов: — В Украине такие силы недостаточно влиятельны и они не имеют доступа к военному потенциалу страны. Поэтому я думаю, что ВСУ полномасштабные боевые действия возобновлены не будут. Ну, разве что Россия вдруг неожиданно ослабнет, и в Киеве возобладает точка зрения, что проблему можно решить силовым путем. Но вряд ли.

Со стороны ДНР и ЛНР возобновление боевых действий более вероятно, но хочется верить, что этого не случится. Тем более, что при сохранении прежних масштабов ведения войны ни одна из сторон все равно не достигнет значительных успехов. Ну, захватят сепаратисты еще каких-нибудь полтора района, а дальше что? Правда, при активной поддержке РФ их военные успехи могут быть значительными, но мировое сообщество на это будет реагировать очень резко. Да и самой России этого, похоже, совершенно не нужно. Кажется, в Москве уже осознали этот факт.

Олеся Яхно: — На мой взгляд, это может случится, но с низкой долей вероятности. Прежде всего, потому, что боевые действия не дадут никакого результата. Во-первых, у Украины за год появилась армия и спецслужбы. Во-вторых, даже если представить, что ДНР и ЛНР будут побеждать, военная победа не станет политической и тем более — геополитической. «Республиками» они не станут, эти территории уже признаны оккупированными.

— Ожидаются ли изменения в отношениях России и Украины — в лучшую или в худшую сторону? Вот, например, основатель разведывательно-аналитической компании Stratfor и центра Geopolitical  Futures Джордж Фридман полагает, что в 2016 году Россия и Украина придут к некоему соглашению.

Георгий Чижов: — Кардинальное изменение в отношениях России и Украины в 2016 году вряд ли возможно. А вот локальное «потепление», например, в виде возобновления авиасообщения, — вполне.  Для этого всего-то и нужно, чтобы российские авиакомпании разделились на две неравные группы: одни их них летали бы в Крым, а другие в Украину — в этом и заключалось бы решение проблемы. Но Россия пока на это не идет. Могут начать «размораживаться»  торговые отношения, хотя могут и не начать.

Что же касается дальнейшего ухудшения отношений России с Украиной, то ведь «ухудшать»  дальше уже некуда. Можно, конечно, еще ввести визы, как предлагал Турчинов. Но вспомним, что украинская сторона говорила о визах еще весной 2014 года, когда ситуация была значительно хуже, чем сейчас, но это предложение реализовано не было. Несмотря на все сложности в отношениях между нашими странами, поток украинцев, едущих Россию, и россиян, посещающих Украину, все еще достаточно велик. В общем, введение виз было бы нецелесообразно со всех точек зрения, хотя полностью я бы не исключал и такого варианта.

Олеся Яхно: — В 2016 году, во всяком случае в первой половине, отношения будут ухудшаться, а страны — отдаляться друг от друга. Украина будет ориентироваться на экономические отношения с ЕС. Кроме того, нельзя исключать конфликтов, политических и экономических, на постсоветском пространстве. В том смысле, что партнеры России по ЕАЭС, а также часть стран СНГ  не будут поддерживать экономическую политику России в отношении Украины. Наступающий год — это вообще год изменений на постсоветском пространстве. Например, Грузия и Азербайджан уже анонсировали планы корреляции своих оборонных инициатив в регионе с Турцией.

— Ну, и как, на ваш взгляд, будут развиваться события в самой Украине в наступающем году?

Георгий Чижов: — Вариантов много. Оптимистический заключается в том, что процесс реформ ускорится, будут приняты более эффективные меры по борьбе с коррупцией.  В этом положительном сценарии в наступающем году Украина, наконец, получит безвизовый режим с Евросоюзом, и это станет серьезным сигналом для украинцев, что новая власть выполняет свои обещания и вообще движется в правильном направлении.

Пессимистический вариант может заключаться в том, что усилятся противоречия, начнутся массовые выступления сторонников тех или иных группировок. В этом случае распадется коалиция в парламенте, придется проводить досрочные выборы и страна опять погрузится в междоусобные дрязги. Это может сказаться негативно на экономической ситуации, да и угроза распада страны в этом случае станет, мягко говоря, не нулевой. Совсем уже не хочется представлять вариант, при котором возобновятся полномасштабные боевые действия. Хотя, конечно, и его полностью исключать нельзя.

Ну, а «средний» сценарий, который, как обычно, является наиболее вероятным, не обязательно исключает досрочные выборы, но исключает распад страны и серьезные силовые столкновения внутри Украины. Также возможно, что и при этом варианте будет введен все тот же безвизовый режим. Он мало что изменит для простых украинцев, но символическим достижением будет, безусловно, восприниматься. Что само по себе уже немало.

Олеся Яхно: — В новом году много вызовов для Украины, прежде всего внутреннего характера.  Во-первых, изменение структуры экономики в связи с Зоной свободной торговли с ЕС, в том смысле, что ряд отраслей станут потенциально точками роста, а ряд — наоборот, будут иметь потери.

Во-вторых, изменения в Конституцию, которые интересны, прежде всего, с точки зрения децентрализации, то есть повышения уровня самоуправления — будут или не будут они проведены.

В-третьих, необходимость реформ, от темпа которых будет зависеть, в том числе и то, как быстро парламенты стран ЕС ратифицируют директиву Еврокомиссии, а затем и Европарламента о безвизовом режиме с Украиной.

При этом в 2016 году уровень политической конкуренции будет еще выше, чем в текущем, что не исключает варианта досрочных парламентских выборов. Но ничего критичного для Украины как государства в таком развитии событий нет.

Беседовал Юрий Гладыш


Ранее на тему Глава Stratfor предрек закат «гибридных войн»: Россия может вступить в прямой конфликт с Турцией и Польшей

Грибаускайте: Украина может получить безвизовый режим с ЕС к концу 2016

Назарбаев призвал Порошенко к поиску компромисса в донбасском конфликте