Маленькая страна на большом рынке

Несмотря на почти трехпроцентный рост ВВП Армении, в самой республике многие считают, что год, прожитый в составе ЕАЭС, «похоронил» экономику страны.


Армения продолжает экспортировать в страны ЕАЭС в основном сельхозпродукцию © Фото с сайта minagro.am

Армения присоединилась к Евразийскому экономическому союзу чуть более года назад, всего на день позже трех «отцов-матерей основателей», но в экспертном сообществе и на уровне рядовых граждан до сих пор нет какого-то «общего» отношения к членству республики в ЕАЭС. Одни чуть ли не проклинают тот день и час, когда президент Армении Серж Саргсян подписался под вступлением в этот союз, другие же благословляют январь прошлого года, когда произошло это «историческое событие».

Как реально прожила Армения год в ЕАЭС? По-разному, однако не ограничивая свои экономические контакты только с участниками этого союза — Россией, Казахстаном, Белоруссией, а потом и Киргизией. В частности, с Китаем Армения заключила десятки договоров; с США — и этим армяне очень гордятся — подписала рамочное соглашение о поощрении торговли и инвестиций; начаты переговоры по подписанию нового договора с ЕС; развиваются отношения с другими странами. И, что немаловажно, снятие санкций с Ирана открыло перед армянской экономикой широкие перспективы. Так что прогнозы, в соответствии с которыми ЕАЭС задушит внешнеэкономические контакты Армении и замкнет их исключительно на России, не оправдались.

Год членства Армении в ЕАЭС ознаменовался 2,7-процентным ростом (!) ВВП, хотя прогнозный показатель был несколько ниже. Евразийский банк развития (ЕАБР) ожидает, что рост ВВП Армении в 2016 году также продолжится, составив, правда, всего 2,2%. Причина — внешняя уязвимость, неопределенная экономическая ситуация в России, от рынка которой Армения серьезно зависит, низкие темпы роста в Европе, сложная геополитическая обстановка в регионе и т. д.

Год в ЕАЭС позволил  Армении сэкономить по меньшей мере 1 миллиард долларов. Во-первых, Россия предоставила республике  30-процентную скидку на поставки природного газа. Во-вторых, несмотря на сокращение трансфертов из России в Армению с 2,2  до 1,5 миллиарда долларов, не вступление в ЕАЭС привело бы к более радикальному усечению этой суммы — приблизительно еще на полмиллиарда. То есть, вступление в ЕАЭС позволило гражданам Армении легально и на равных условиях с гражданами государств союза работать в России, Белоруссии, Казахстане и Киргизии, хотя 90% трудовых мигрантов Армении все же приходится на РФ. Деньги, заработанные здесь, они отсылают на родину — а это прямая и довольно существенная инвестиция.

Разумеется, год в ЕАЭС Армения не шиковала, однако и до вступления в эту интеграционную структуру она не благоденствовала. Но, несмотря на привязку к российскому рынку и его падающую покупательную способность, в Армении, в отличие от других государств ЕАЭС, национальная валюта шоковой девальвации не испытала.

Как считает доктор экономических наук, профессор Ашот Тавадян, «Трудности, с которыми столкнулась Армения, были относительно смягчены членством в Евразийском союзе. Но если бы не членство в ЕАЭС, для нее действовали бы дополнительные таможенные сборы и санитарные ограничения, и потери от экспорта, составившие в 2015 году 28%, были бы значительно больше».

Говоря об экспорте — 90% внешних поставок Армении приходится на Россию. Сейчас для части армянской товарной номенклатуры российское направление стало убыточно. Тем не менее, армянские экспортеры с этого рынка не уходят, чтобы закрепиться на нем и даже расшириться в будущем.

И даже беспощадно критикуемое армянское правительство пытается помочь своим экспортерам. Помощь распространится на экспорт самых востребованных не только в России, но и в других странах товаров местного производства — фрукты, вино, консервы, мясную и рыбную продукцию — в виде возвращения правительством бизнесу 10% стоимости экспортированного товара.

То есть, реализация дорогостоящей продукции на основном для Армении российском рынке сейчас затруднительна, и государство внесет свою, хоть и небольшую лепту, в удешевление экспорта и, соответственно, в его расширение. Правда, трудно сказать, даст ли такая протекционистская мера ощутимый эффект — все будет зависеть от устойчивости национальных валют государств-импортеров.

Некоторые армянские эксперты считают, что страны ЕАЭС должны срочно приступить к созданию единого валютного поля, и торговые операции между ними ни в коем случае не должны проводиться в любой другой валюте. Это может быть и рублевая зона, и создание общей валюты, на крайний случай — безналичные взаиморасчеты.

Но, судя по словам министра по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии Татьяны Валовой, общая валюта ЕАЭС пока не светит: ее введение преждевременно и может привести к негативным экономическим последствиям.

Но обратимся к мнению тех, кто считает, что членство Армении в ЕАЭС отрицательно отразилось на экономике республики, причем не в последнюю очередь по вине самой Армении, точнее, ее власти, породившей опасную «болезнь» — монополизацию в самых разнообразных сферах хозяйствования. Кроме того, несмотря на членство в ЕАЭС, импорт из государств союза продолжает облагаться таможенными и налоговыми сборами.

Как сказал экс-премьер Армении Грант Багратян, вступив в ЕАЭС, «Армения фактически применила санкции к самой себе», поскольку товары, импортируемые республикой с территории этого союза, облагаются налогами в том же режиме, что и импорт из других стран, а это незаконно. «Я глубоко убежден, что если бы не интеграционные процессы с ЕС, вопрос вступления в ЕАЭС даже не встал бы.  Как экономист я не вижу каких-либо серьезных перспектив для экономики Армении в рамках ЕАЭС», — цитирует Багратяна Armenia Today.

Противники членства Армении в ЕАЭС видят единственным благом этой не экономической, как считают они, а политической акции, легализацию трудовых мигрантов и связанные с этим некоторые для них преференции. Отсутствие экономического успеха они объясняют разными «весовыми категориями» государств — членов ЕАЭС, отсутствием у них единых интересов и общей границы с Арменией. Ереван, полагают оппоненты евразийской интеграции, был втянут в «ЕАЭСовсую авантюру» Россией из соображений усиления позиций последней в регионе Южного Кавказа и военной безопасности российских границ.

Что же касается ближайшего будущего Армении в ЕАЭС, никаких позитивных сдвигов для республики не предвидится по самым разным причинам: конца финансовому кризису на постсоветском пространстве не видно; высокому уровню коррупции в Армении и государствах ЕАЭС — тоже. Кроме того, геополитическая ситуация будет меняться к худшему, равно как состояние мировой экономики, которое непременно потянет за собой экономики государств ЕАЭС.

Но, по большому счету, Армения в ЕАЭС не интересна никому, кроме России, и сложности РФ почти наверняка обернутся для республики экономическим спадом, если она сама не пошевелится, не наведет финансовый и правовой порядок в собственном доме, не будет работать над поиском новых рынков и созданием перспективных отраслей. В противном случае ей не помогут ни ЕАЭС с его 170-миллионным рынком, ни ЕС, ни другие блоки.

Кстати, бывший премьер-министр Армении Тигран Саркисян стал председателем Евразийской экономической комиссии — исполнительного органа Евразийского экономического союза, а министром комиссии по внутренним рынкам, информатизации, информационно-коммуникационным технологиям тоже стала представитель Армении — Карине Минасян. И на «своих» в ЕАЭС определенные круги в республике возлагают определенные надежды.

Вообще же, надежды и саму комиссию питают. Как сказала Валовая, речи о начале рецессии в государствах ЕАЭС нет. «Скорее надо говорить о начале глобального выхода из этой рецессии. По сути дела, то, что мы сейчас наблюдаем — это продолжение тех экономических процессов, которые начались в глобальной экономике в 2007—2008 годах», — сказала она. По ее словам, сейчас страны ЕАЭС идут по пути выхода из рецессии, а создание самого союза стало ответом  на глобальный кризис.

Валовая также признала, что в минувшем году во всех странах ЕАЭС наблюдались «негативный рост и снижение торговли», однако вне интеграционных процессов соответствующие показатели были бы значительно хуже.

Она пообещала углубление сотрудничества ЕАЭС с другими странами — с Вьетнамом подписано Соглашение о зоне свободной торговли, на очереди Израиль, Египет, Индия и другие. Сотрудничество с ЕАЭС, отметила Валовая, может развиваться не только в формате зоны свободной торговли, но и в рамках меморандумов об упрощении различных процедур и технических вопросов. Подобные соглашения есть с Монголией, Чили, Перу, на подходе — еще несколько экономически состоявшихся государств. Внимание уделяется, в первую очередь, тихоокеанскому региону.

Что же касается собственно Армении, для нее, в контексте сотрудничества в рамках ЕАЭС, важнейшим является иранский фактор, и снятие санкций с Ирана стало дополнительным стимулом для активизации экономических отношений Евразийского союза с этой страной.

Словом, с экономической точки зрения год, проведенный Арменией в компании ЕАЭС, ничем не навредил ей, но и помог-то на самую малость. Скорее всего, ситуация для Армении в составе ЕАЭС обернулась бы большими благами, если б не санкционная война между Россией и Западом, катастрофическое падение цен на нефть, резкое обесценивание рубля и других национальных валют.

И нынешний год, похоже, тоже будет полон финансовых, экономических, политических вызовов, и сказать с уверенностью, что лучше для Армении — состоять в ЕАЭС и вместе с ним преодолевать трудности, или болтаться в одиночку, принуждая родное, но очень нерадивое правительство к формированию адекватной экономической среды, — сложно.

Одно можно сказать наверняка: вступив в ЕАЭС, Армения избежала участи Украины, может быть, в несколько видоизмененном формате. И на данном этапе это уже неплохо.

Ирина Джорбенадзе

 


Ранее на тему Армения решила не думать о совместном с РФ строительстве энергоблока АЭС

Посол ЕС пожурил Армению за отрицательные успехи в борьбе с коррупцией

Армения просит Россию снизить цену на газ