Каждому коррупционеру — мешок на голову

Второй по счету за последние четыре месяца министр задержан в ЛНР — в самопровозглашенной республике продолжается антикоррупционная кампания.


Министр строительства ЛНР Алексей Русаков был задержан в собственном кабинете © Фото с сайта mgblnr.org

Человек, которому при задержании на голову зачем-то нацепили мешок, напоминающий обыкновенную хозяйственную сумку, ни много ни мало — министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства самопровозглашенной Луганской народной республики Алексей Русаков. Кроме того, также на прошлой неделе был задержан генподрядчик, осуществлявший республиканскую программу восстановления «100 домов» Максвелл Сами. Оба фигуранта подозреваются в хищении бюджетных средств.

«В частности, в ходе расследования уголовного дела установлено, что Русаков А.А. в рамках указанной программы незаконно заключил контракт со строительной компанией ООО „Лига-стройсервис“ и перечислил на ее счет бюджетные средства в сумме 72 миллиона рублей», — сообщил глава МГБ ЛНР Леонид Пасечник.

Он отметил, что «Лига-стройсервис» не имела специальных разрешений на строительство, соответствующей строительной техники, в штате данной организации состоял только директор, а персонал, который способен выполнять необходимые строительные работы, отсутствовал. По данным МГБ, впустую было растрачено 10 млн рублей и полностью построено лишь четыре дома из ста запланированных.

«В Луганской Народной Республике продолжается борьба с коррупцией. И никто из чиновников, даже самого высокого ранга, не уйдет от ответственности за злоупотребления властью и должностными полномочиями», — так прокомментировал арест министра глава ЛНР Игорь Плотницкий.

При этом бывшие коллеги Русакова уверены, что тот ни в чем не виноват. «Когда Русаков был заместителем начальника управления жилищно-коммунального хозяйства Луганского городского совета, то за ним ничего подобного не наблюдалось. Он всегда отличался честностью, — рассказывает „Росбалту“ экс-сотрудник горсовета. — Алексей Анатольевич не по своему личному желанию пошел в министерство, его пригласили „сверху“ как хозяйственника. А вот сейчас обвиняют в воровстве. Я знаю, что поставки стройматериалов из России очень затягивались по независящим от Русакова причинам. Сначала пришел шифер и гвозди, потом стекла, а брус лишь недавно. И как строить в таких условиях? Надеюсь, в МГБ учтут этот факт и разберутся».

Также экс-сослуживцы министра предположили, что арест может быть связан с намерением властей просто заменить его на кого-то другого.

Предыдущая громкая «посадка» в ЛНР произошла ровно четыре месяца тому назад, когда был арестован министр топлива, энергетики и угольной промышленности Дмитрий Лямин. Тогда же разгорелся и нешуточный скандал по поводу законности задержания чиновника, в связи с чем главы МГБ и МВД чуть было не лишились своих постов. Однако на данный момент экс-министр продолжает сидеть под арестом, а о ходе расследования ничего не сообщается.

Сразу после того, как Лямина «закрыли», глава ЛНР Игорь Плотницкий заявил, что в республике начинается масштабная кампания по борьбе с коррупцией и призвал всех сообщать об известных фактах взяточничества и злоупотреблений в правоохранительные органы. Телефоны «горячей линии», правда, после этого не раскалились и никого из «настоящих коррупционеров» на основании звонков пока поймать не удалось.

«Да, звонки поступают, только чаще всего не такие как хотелось бы. Объясняю: нам нужны конкретные факты, а не информация о том, что кто-то где-то что-то услышал, — отмечает один из высокопоставленных сотрудников МГБ. — То есть, если вы говорите: „У меня требуют взятку за оформление документов“, — то мы едем с вами и ловим преступника на передаче взятки. Если же скажете, что просто слышали, что где-то там-то берут взятки, то мы без фактов ничего, по сути, сделать не можем. Точно так же, если нам заявят, что на каком-то предприятии „непрозрачно“ выдают зарплату, то мы не сможем ничего проверить, если нам не дадут хотя бы один документ, хоть что-то подтверждающий».

Офицер констатирует, что желающих писать официальные заявления пока практически нет. Возможно, граждане опасаются, что коррупционер откупится, а у них будут проблемы. Ну, а анонимные жалобы, не рассматриваются. Также сотрудник МГБ отметил, что зачастую люди сообщают на «горячую линию» об обычных бытовых проблемах: «Звонят и жалуются на все. У тех труба течет в доме, у тех клопы в подвале. При этом голословно уверяют, что госпредприятия, отвечающие за многоэтажку, разворовали средства на ремонт или дезинсекцию».

Тем не менее, Министерство госбезопасности отчиталось о примерно 20 фактах коррупции, которые ему удалось установить только в прошлом году. В Генеральной прокуратуре ЛНР с начала работы ведомства возбудили 22 «коррупционных» дела. По данным прокуратуры, всего взяткополучатели «претендовали» на 1,5 миллиона рублей, 750 тысяч гривен и более пяти тысяч долларов США. У МГБ ЛНР почему-то своя статистика. В ведомстве говорят, что в результате преступной деятельности коррупционеров гражданам и государству был причинен ущерб на сумму около 50 млн рублей.

Среди пойманных оказались не только совсем уж мелкие чиновники, но и руководители достаточно крупных предприятий и учреждений. Например, прокуратура заявляет, что уличила во взяточничестве директора ритуальной службы Луганска, который требовал с родственников покойных деньги за предоставление мест для погребения.

Также арестована за мошеннические действия директор ГУ «Луганский гериатрический дом-интернат № 1», которая, злоупотребляя своими должностными полномочиями, пользуясь беспомощностью престарелых людей, организовала принудительный незаконный сбор с их пенсий.

На взяточничестве попались и работники двух крупных вузов. Так, 11 февраля сотрудниками МГБ ЛНР с поличным задержали одного доктора (профессора к тому же) и одного кандидата медицинских наук. Оба работают в Луганском медуниверситете. По данным МГБ, преподаватели вымогали со студентов денежные средства в размере от 3,5 до 12 тыс. рублей за сдачу одного экзамена.

За попытку «продажи» одного из помещений вуза задержан главный инженер административно-хозяйственной части Луганского национального аграрного университета (ЛНАУ). Он вымогал у предпринимателя взятку в сумме 300 тысяч рублей за предоставление права на проведение демонтажа помещений административно-хозяйственного назначения, находящихся на балансе ЛНАУ, и за реализацию строительных материалов, которые будут получены в ходе выполнения работ. К слову, ректор данного вуза является по совместительству министром образования.

Вообще, если говорить о коррупции, имеющей распространение на «бытовом» уровне, то много чего могут порассказать именно студенты. Но многие из них признаются, что «заявлять» на преподавателей не будут, так как не хотят остаться без дипломов. «У них там все схвачено, иначе бы так не наглели. За защиту диплома запросили от 10 до 20 тысяч. Придется платить, так как обещают устроить нам проблемы. За зачеты постоянно платим — хоть знаем материал, хоть нет. Никому наши знания не интересны, им лишь бы бабки были», — рассказал студент Далевского университета Олег.

Говорят и о поборах в медицине. Не раз на Совмине ЛНР даже глава республики отмечал некачественную работу министерства здравоохранения, однако ощутимых изменения в этой сфере не произошло. До сих пор в медучреждениях ощущается нехватка самых необходимых препаратов, а «бесплатная» медицина не всегда оказывается таковой.

«Я прописана в Лисичанске, но в Луганске живу более 15 лет. Здесь я закончила вуз, здесь осталась работать, вышла замуж и родила. Но не прописалась, — рассказывает домохозяйка Ольга. — Мой муж тоже не прописан на территории ЛНР. Так вот, когда мы идем в больницу, то всегда платим за прием. Также потребовали заплатить за то, чтобы завести медкарты на детей. Аргумент у врачей: мы иногородние. Они утверждают, что даже приехали бы мы в Луганск с Алчевска — с территории ЛНР, между прочим, то все равно бы платили. Недавно муж на работе поранил руку, зашили в травмпункте бесплатно, но потребовали купить затраченные на него медикаменты и принести. За перевязку мы платим в больнице по 50 рублей. Называется все это „добровольный взнос“, а по факту — обязаловка».

Остаются на практике платными в государственных клиниках такие услуги, как пломбирование и удаление зубов, УЗИ. «Когда у меня обострился панкреатит, я побежал в больницу. Терапевт принял бесплатно и направил на УЗИ. Я туда — там говорят, мол, хочешь бесплатно, иди запишись в таком-то кабинете, хочешь платно — ложись, сейчас за 300 рублей все сделаем, — рассказал луганчани Игорь. — В том бесплатном кабинете мне сказали, что очередь расписана на месяц вперед. Естественно, ждать не стал, пошел делать на следующий день за деньги». Также Игорь отметил, что у дверей кабинета УЗИ очереди не было вообще, там он встретил лишь одного пациента.

В свете всего этого достаточно неожиданно прозвучало заявление главы военно-гражданской администрации Луганской области Георгия Туки (то есть чиновника «другого государства») о том, что женщины ездят рожать в ЛНР из-за «тотальной коррупции» на территориях, подконтрольных Украине. Главный акушер-гинеколог ЛНР Олег Валиев подтвердил, что «украинки» обращаются в роддома Луганска не только из-за наличия бесплатной медицинской помощи, но и по причине более высокого уровня медицинских услуг.

«Сейчас в Украине роды дешевле 10 тысяч гривен не обходятся, — рассказывает будущая мама из Алчевска Яна. — Платить нужно всем: дежурному акушеру, своему врачу, медсестрам и даже санитаркам. Это для того, чтобы к тебе по-человечески отнеслись и проконтролировали роды от и до, чтобы не ушли пить чай и не бросили тебя на каталке. Но я рожать буду все же в Старобельске, потому что хочу получить документы Украины, а не ЛНР».

Вообще-то в луганских роддомах деньги тоже берут — традиция «добровольной помощи» никуда не делась, но ее размеры каждая роженица определяет сама. «Я дала 50 рублей. И родила нормально, без проблем. Потом заплатила за пару уколов и анализ малышу. Вышло не больше 100 рублей», — уверяет молодая мама Елена.

«Есть негласная такса за „хорошие“ роды. Мы отдали 100 долларов. Моя подруга рожала недавно, ничего не платила при поступлении, но в итоге пришлось дать 500 рублей анестезиологу и 1500 врачу, потому что пришлось кесарить», — вспоминает луганчанка Светлана.

«Рожала в декабре в перинатальном центре. После родов заплатила 500 рублей за лекарства и 200 дала на хознужды. Врачу и медсестре — на ваше усмотрение. Хотите, можете отблагодарить, а не хотите — и не надо», — отметила жительница Луганска Ольга.

Также молодые мамы рассказали, что за сложные роды врачи просят от 3 тысяч рублей. Все так же — «добровольно». По российским меркам, получается, что в луганских роддомах работают почти что «святые», но не будем забывать, что и трехтысячные зарплаты в ЛНР не редкость.

Не повывелись еще пока в самопровозглашенной республике и «оборотни в погонах». В Генпрокуратуре и МГБ сообщили о задержании полицейских, занимавшихся переквалификацией дел. Также уже непосредственные участники событий рассказали корреспонденту «Росбалта», как столкнулись с практикой продажи водительских удостоверений в ГИБДД. Но и тут цены удивляют: будущий водитель Дмитрий рассказал, что за документ с печатью ЛНР берут всего лишь 3 тыс. рублей. Отметим, что в недавнем интервью местному изданию «Жизнь Луганска» начальник республиканского УГИБДД Константин Плахотнюк заявил, что в его ведомстве отсутствуют факты взяточничества. А вот один из сотрудников МГБ поделился информацией о том, что буквально месяц назад по подозрению в коррупции от занимаемой должности отстранен один из замов Плахотнюка.

Впрочем, согласитесь, что эти факты как-то даже неприлично мелки — то ли правоохранителей и на самом деле поприжали, то ли бороться с «обортнями» никто и не думает.

Корреспондент «Росбалта» попыталась провести своеобразный опрос общественного мнения, который в виду небольшого количества «респондентов», конечно же, не претендует на то, чтобы считаться «коллективным мнением» луганчан, — и все же. Опрошенные ответственность за существующую коррупцию возлагают в основном не на «систему», а персонально на конкретных чиновников, значительная часть которых досталась ЛНР в «наследство от предыдущего режима». Многие уверены, что единственным путем к победе над коррупцией является глобальная чистка.

«Пока не будет проведена чистка в том же МГБ, прокуратуре, пока не будут вычищены „украинские“ всем известные коррупционеры, которые сменили погоны и пристроились на новые места в нашей республике, борьба с коррупцией не сдвинется с места, — говорит преподаватель Далевского университета. — Им удалось пристроиться на высокие должности в период обстрелов и беспорядков, сейчас же они возобновляют старые коррупционные схемы».

В успех антикоррупционной кампании кто-то верит, а кто-то, как мой собеседник, работающий водителем «скорой», — нет. «Я регулярно смотрю заседания Совмина, Игорь Венедиктович (Плотницкий) не раз журил министра здравоохранения. Я даже слышал, что ее отстраняли временно от должности, — говорит он. — Ни для кого не секрет, что в больницах приторговывают препаратами полученными из гуманитарной помощи, что лекарства, переданные нам Россией для онкобольных, где-то пропали. Но, увы, это не стало поводом для разборок в Минздраве, а значит не все коррупционеры попали под пристальное внимание правоохранителей».

Ну, и, как оказалось, есть еще один «стопроцентно надежный рецепт», который должен помочь победить коррупцию. «Мне кажется, нам нужен своего рода „надсмотрщик“, который бы контролировал некоторых наших чиновников, пока они не привыкнут к порядку, — говорит луганчанка Марина, работающая в салоне красоты. — Россия выделяет нам много помощи, но уверена, что она не вся достигает цели. Поэтому хорошо было бы, если бы РФ прислала нам контролеров в органы власти, чтобы те смотрели, куда и что идет».

Любопытно, что о необходимости контролировать собственных чиновников «со стороны» говорят и на Украине — страна-то по большому счету одна, вот и проблемы и предлагаемые способы их решения одинаковые. Правда, там пока это тоже не слишком здорово получается, хотя, вроде бы, контролеры и присутствуют, а недостаточные усилия властей по преодолению коррупции являются едва ли главной претензией Запада к украинским партнерам.

Российские же «кураторы», во всяком случае публично, о том, что «красть грешно», руководителям самопровозглашенных республик Донбасса и вовсе не напоминают, доверив эту миссию журналистам и общественникам.

Анна Громова, Луганск