«Медовый» месяц Тегерана

Снятие санкций с Ирана обрушило на него многомиллиардные контракты, включая российские. Но РФ еще придется побороться за место под персидским солнцем — и прежде всего, с Китаем.


Премьер Италии Маттео Ренци принимает президента Ирана Хасана Роухани © Фото с сайта governo.it

Прогнозы скептиков, в соответствии с которыми снятие санкций с Ирана еще не означает, что мировой бизнес кинется в Тегеран с миллиардными контрактами, не оправдался. Из желающих делать бизнес в Иране и с Ираном уже выстроилась очередь – все, включая Россию, желают застолбить здесь свою нишу. Только за месяц после снятия большинства санкций ООН, Евросоюза и США на Иран посыпались контракты, позволяющие этой стране наверстать возможности, упущенные из-за жесткой, в отношении нее, санкционной политики. Одни только визиты президента Ирана Хасана Роухани в Италию и Францию обернулись многомиллиардными сделками.

В частности, только Италия подписала с Ираном соглашения на 17 миллиардов евро в сфере энергетики и развития инфраструктуры, и инвестирует в эту страну 8 миллиардов. Визит во Францию тоже оказался достаточно урожайным – Iran Air приобретет здесь 118 пассажирских самолетов, а автомобильный концерн Peugeot Citroen инвестирует 400 миллионов евро для создания совестного предприятия с иранским автомобильным предприятием Khodro.

Кроме того, Иран нарастил добычу нефти на 400 тысяч баррелей в сутки, и французская компания Total пожелала закупать у него ежедневно 200 тысяч баррелей. Зашевелилась и Испания – она обсуждает с Ираном строительство нефтеперерабатывающего завода в районе Гибралтарского пролива.

Россия, способствовавшая снятию санкций с Ирана, вероятно, претендует на лидирующую роль в геополитических, энергетических и экономических отношениях с этой страной, но ее может потеснить Китай. Но об этом  - ниже. А сейчас контракты Москвы и Тегерана оцениваются почти в 50 миллиардов евро: это строительство второй и третьей очереди атомной электростанции в Бушере, тепловых электростанций, электрификация железных дорог Ирана, и т.д.

Генштаб Вооруженных сил Ирана подтвердил отправку в эту страну первой партии зенитно-ракетных комплексов С-300. Iran.ru информирует о намерении Москвы и Тегерана подписать в ближайшее время контракт на поставку российских многофункциональных истребителей Су-30СМ. Более того, по данным различных источников, Иран заинтересован в приобретении у России учебно-боевых самолётов Як-130, вертолётов Ми-8 и Ми-17, береговых ракетных комплексов «Бастион», надводных кораблей и подводных лодок.

Кроме того, Россия выделит Ирану кредит в 5 миллиардов евро с предоставлением вскоре еще 2 миллиардов. К этому можно добавить решение сторон увеличить товарооборот до 10 миллиардов долларов в год. И это далеко не полный перечень военно-технических, энергетических и торгово-экономических имеющихся и перспективных российско-иранских сделок.
В общем, кто пострел – тот успел. Но не факт, что это распространяется в большей степени на Россию: обскакать ее может Китай, который и в тяжелые для Ирана санкционные годы не чурался взаимодействия с ним в самых разных отраслях. Во-первых, Китай в санкционный период был крупнейшим покупателем иранской нефти – 500 тысяч баррелей в сутки. Во-вторых, когда внешнеторговый оборот «страны-изгоя» последовательно сокращался практически со всеми традиционными партнерами, с Китаем он ежегодно увеличивался.

И если, к примеру, в 2009 году товарооборот между двумя странами равнялся 28 миллиардам долларов, то в 2012 году он возрос до 36 миллиардов. В последующий год соответствующий показатель увеличился на 4 миллиарда, а в прошлом году достиг более 50 миллиардов долларов. Отметим, что это в пять раз больше, чем товарооборот, который Россия только планирует довести с Ираном в течение некоторого времени.

В пользу того, что Китай не смущался санкциями и действовал смело и с дальним прицелом, говорит и тот факт, что китайцы, помимо торговли, участвовали в различных строительных, инфраструктурных, гидроэнергетических, нефтегазовых, телекоммуникационных и иных проектах Ирана.

Вообще же председатель КНР Си Цзиньпин совершил свою первую зарубежную поездку в 2016 году именно в Иран, и стал первым мировым лидером, посетившим эту страну после отмены санкций. В ходе визита было подписано 17 документов. Его главными бизнес-результатами стало решение о финансировании китайской стороной реконструкции железной дороги Тегеран – Мешхед и подписание соглашения о всеобъемлющем стратегическом партнерстве между двумя странами, которое, среди прочего, определяет различные аспекты 25-летней программы сотрудничества, включая увеличение товарооборота через 10 лет до 600 миллиардов долларов.

Словом, Поднебесная застолбила свое место не только в Иране, но через него – и в мусульманском мире, включая влияние на процессы, касающиеся безопасности региона. И в этом плане она становится серьезным конкурентом России, которая, кстати, не отличалась большой смелостью, когда Иран находился под жесточайшими санкциями. Чего стоит одна только история с отказом продать ему тогда  ЗРК С-300!

В общем, кто только не кинулся в Иран, к его углеводородным, логистическим, геополитическим и иным возможностям: Германия с ее автомобилестроением, Япония с ядерными технологиями, крупнейшие международные банки, готовые инвестировать в строительство танкеров.

Скептики, конечно, говорят, что Иран даже при масштабном внешнем участии не сможет полностью реализовать свои амбициозные проекты, направленные во многом на решение геостратегических задач страны и утверждение его в качестве основного игрока, по крайней мере, на Ближнем Востоке, Южном Кавказе и в Центральной Азии.

Но верность такого мнения может быть подтверждена только временем, причем не столь отдаленным. На сегодняшний день очевидно одно: Иран имеет огромные возможности, и по мере их реализации он станет колоссальной мишенью для тех, кто захочет пресечь экономическую, энергетическую и прочую активность ИРИ, а также широкое распространение ее влияния в регионе и в мире.

«Профилактикой» роста «дурных» аппетитов внешних, да и внутренних игроков – тоже, может стать только в высшей степени умелое внешнеполитическое балансирование Ирана, что представляется гораздо более сложной задачей, чем возвращение былых энергетических рынков, «друзей», ушедших в подполье в период санкций, а также добыча достаточного количества средств для решения поставленных задач.

Ирина Джорбенадзе
 


Ранее на тему США предупредили Москву о нарушении эмбарго ООН в случае продажи оружия Ирану

СМИ: В Иране не верят в целесообразность заморозки нефтедобычи

В Кремле сообщили о проблемах с оплатой Ираном ракетных комплексов С-300