Қазақстан, Казахстан или Kazakhstan?

Астана хочет перейти на латиницу, чтобы избавиться от «советского колониализма». Но не обернется ли это для нее другими проблемами и «колониализмом» западным?


Пока название республики на латинице пишут только на международных форумах © Фото с сайта olympic.kz

На днях власти Казахстана заявили о своем твердом решении перейти с кириллицы на латиницу. Министр культуры этой страны Арыстанбек Мухамедиулы считает, что с переходом на латиницу у казахского языка и письменности начнется «новый этап». Официально провозглашено, что латинский алфавит позволит казахам «наименее болезненно интегрироваться в международное сообщество». Это «благое дело» на начальном этапе обойдется государству в 300 миллионов долларов — предстоит перевод на латиницу всей государственной документации, указателей улиц, паспортов, всех печатных изданий и т. д.

Соответствующий процесс, который экспертным сообществом объясняется отказом республики от «советского колониального прошлого», должен завершиться к 2025 году. Инициатором его считается президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, ранее объяснивший крайнюю необходимость введения в стране латинского алфавита в частности тем, что «это создаст условия для нашей интеграции в мир, лучшего изучения нашими детьми английского языка и языка Интернета».

Часть казахского общества восприняла переход на латиницу с большим воодушевлением, другая — призадумалась и даже закручинилась. В особенности это касается населения севера страны, граничащего с российскими регионами — здесь, в основном, проживают этнические русские и «русифицированные» представители различных наций и народностей. Переход на латиницу они воспринимают как отрыв Казахстана от так называемого «русского мира», что вызовет серьезный отток русскоязычного населения из республики.

В принципе, Казахстан не является пионером перехода на латиницу на постсоветском пространстве. К  примеру, Азербайджан, Туркмения и Узбекистан уже сделали это. То есть, к переходу на латиницу стремится тюркское сообщество бывшего СССР за отсутствием у него собственного алфавита, который, к примеру, с древних времен есть у Армении и Грузии. По предварительным данным, осваивать новый алфавит казахам помогут азербайджанские специалисты — в том числе, с учетом особенностей произношения казахских букв.

Возникает вопрос: а с чем, собственно, связан ажиотаж с тотальным введением латиницы? Может быть, власть перед внеочередными парламентскими выборами «выслуживается» перед прозападным электоратом и желает показать свою дистанцированность  от всего «русского». Ведь кириллица ассоциируется не столько с советским, сколько с русским. Но стоит ли ради этого «откусывать» от бюджета в условиях падения цен на нефть 300 миллионов долларов, которые видятся весьма заниженной суммой для полноценного перехода на латиницу?

В России, разумеется, решение властей Казахстана будет воспринято как оскорбление всего «русского мира», даже если официально об этом заявлено не будет. Но почти наверняка в республике начнутся некоторые политические брожения в группах влияния, которые не приветствуют выход Казахстана из российской политорбиты. И начало разного рода неприятностей придется, скорее всего, на Северный Казахстан, где, за исключением Астаны и Кокшетау, преобладает русское население.

Но если кириллица отождествляется с советским или русским «колониализмом», не означает ли переход на латиницу готовность к, скажем, «колониализму» американскому? То есть, замене одной колониальной идентичности на другую. И это не игра слов, а политика с ее далеко ведущими последствиями, которые не мог не просчитать такой опытный политик, как Нурсултан Назарбаев. Так что ж выходит: не просчитал?   Или разговоры останутся разговорами, поскольку «пока так нужно»?

Киргизский политолог Марат Сариев считает затею с переходом на латиницу пустой. «Я думаю, это не серьезно. Узбекистан в свое время перешел на латиницу, оставив употребление кириллицы, и это стало проблемой. Старшее поколение до сих пор не может ничего прочитать, и ему приходится дублировать тексты опять же на кириллицу с латиницы», — цитирует политолога издание «Озодагон».

Казахстан, убежден он, не перейдет на латиницу: «это политические игры Назарбаева». «Экономическое положение у соседей (Казахстана — прим. автора) очень тяжелое. Возможны социальные взрывы и потрясения. Нурсултан Назарбаев подобными „идеями“ просто делает реверанс в сторону прозападно настроенных сил внутри Казахстана и тех же националистов. Чтобы сбить накал, ему приходится балансировать. Но, повторюсь, я не вижу никакой жесткой позиции по введению латиницы и отказа от кириллицы», — сказал Сариев.

Но как быть с теми, кто провозглашает изменение алфавита «одним из главных пунктов достижения духовной независимости», которую, по любому счету, нельзя достичь переходом с кириллицы на латиницу или в обратном направлении, поскольку «духовная независимость» — это категория, не имеющая никакого отношения к незначительному изменению начертания букв.

Однако это самое начертание, то есть алфавит, может служить внешней общности народов тюркского мира, если все они будут использовать одну письменность, неважно какую: кириллицу, латиницу или арабскую. По большому же счету такой вопрос, как изменение алфавита, должен быть вынесен на всенародное обсуждение, то есть на референдум. Но, вероятно, власти не рискуют его проводить, поскольку у них нет уверенности в положительном результате. А это означает, что вопрос должен быть решен на уровне «политической воли»: будет по-моему — и точка.

Но утверждение политической воли без оглядки на мнение большинства народа часто бывает проигрышно, что вполне может произойти и в случае перехода на латиницу. Так что «ежели что», ситуацию легче всего будет списать на организованный Москвой «русский бунт».

Однако латиницу трудно назвать «фавориткой всех казахов»: во-первых, не каждый из них желает непонятного для себя новшества; во-вторых, очень большая часть казахов получила и продолжает получать образование на русском языке и, соответственно, привыкла считать кириллицу своей исконной письменностью. Словом, в Казахстане еще пошумят: причина есть.

И если переход с одного алфавита на другой носит политический характер, то шум получится большой — вплоть до подозрений властей России и казахских «русофилов», что Астана делает Москве ручкой и дрейфует на Запад. Для последнего же переход на латиницу может стать серьезным аргументом в пользу Казахстана.

Правда, на деле «аргумент» может оказаться ложным: никогда нельзя знать наверняка, что думает, делает или собирается сделать Нурсултан Назарбаев под маской внушительной невозмутимости. В свое время он веско молвил: «Массовое владение  миллионами казахов одним из международных языков, каким является русский, есть фактор, расширяющий информационные горизонты в современном мире».

Теперь эти «горизонты» расширяет латиница. Но надолго ли, и до каких политических масштабов?

Андрей Николаев
 


Ранее на тему Назарбаев не прочь перераспределить властные полномочия

Назарбаев не сомневается, что у ЕАЭС хороший потенциал

Stratfor: Россия исчерпала средства на заграничные «займы в обмен на влияние»