Грузия выбирает, кому отдать трубу и рельсы

В Тбилиси и Ереване началась паника из-за возможной продажи стратегических активов «вражеским странам».


Трубопровод для транспортировки российского газа в Армению может попасть под контроль Азербайджана. © Фото с сайта wikipedia.org

Ереван в панике: грузины могут продать азербайджанцам газопровод для транспортировки российского газа в Армению. Нервничают и в Тбилиси: а вдруг правительство отдаст его «вражескому «Газпрому»?

На Южном Кавказе разгорелись новые страсти, в которых большую роль играют пресловутый «российский фактор» и «этот ужасный Иран». Мало Армении и Азербайджану карабахского конфликта, а Грузии — отколовшихся от нее территорий Абхазии и Южной Осетии, так сейчас довольно остро встал вопрос отчуждения грузинского магистрального газопровода, по которому российский газ поступает в Армению.

Точнее, Грузия с ее пустой казной решила выставить на продажу 25 процентов акций стратегически важных для страны объектов — железной дороги и «Корпорации нефти и газа»: последней принадлежит магистральный газопровод. Наиболее вероятными покупателями трубы считаются российский «Газпром» и Государственная нефтегазовая компания Азербайджана (SOCAR). Правда, на газопровод может с «дальним прицелом» польститься Иран, а также крупный грузинский или армянский бизнес. Но даже если бы такой нашелся (Иран — тема отдельная), конкурировать с «Газпромом» и SOCAR он вряд ли бы смог.

Информация о продаже 25 процентов акций грузинского магистрального газопровода ввергла армянскую сторону в ужас — ведь «вражеский Азербайджан» может перекрыть вентиль, и тогда армяне просто вымрут — замерзнут. Правда, газ они могут закупать у Ирана — он с удовольствием пойдет на соответствующую сделку, которая в недалекой перспективе может вывести его на европейский газовый рынок. Но такому развитию событий непременно воспротивится Россия, которая по политическим соображениям не захочет терять незначительный, в денежном выражении, армянский рынок, и довольно значительный, в монетарном и политическом аспекте, рынок Европы.

Паникуют и в Тбилиси: а вдруг акции купит не «дружественный» азербайджанский SOCAR, являющийся, кстати, монополистом поставок природного газа в Грузию и вложивший в страну миллиардные инвестиции, а «политический «Газпром». То есть, если Грузия не будет всячески угождать России, «Газпром», получив частичный контроль над трубой, тоже может перекрыть вентиль, лишив Грузию оплаты за транзит газа и начав торг на ее понижение. И это еще самый «безобидный» вариант.

С одной стороны, паника в Грузии и Армении, вызванная перспективой отчуждения части пакета акций корпорации, владеющей экспортной трубой, понятна — армяне не ждут цивилизованного поведения от Азербайджана, а грузины — от России. Владение четвертью пакета акций не дает права на прекращение поставок газа, если это не связано с серьезными техническими рисками типа неисправности трубы, опасности взрыва и т. д. Но это теоретически, что понимают как в Армении, так и в Грузии — на практике все может оказаться с точностью до наоборот. Поэтому многие грузинские эксперты и политики призывают правительство ни под каким предлогом не допускать «Газпром» до магистрального газопровода — они не принимают в расчет разъяснения, в соответствии с которыми совершенно неважно, кому достанутся эти злосчастные 25 процентов — российскому или азербайджанскому государственному капиталу. Ведь остальные 75 процентов активов останутся Грузии, и вообще главным в вопросе отчуждения части акций является цена — кто больше заплатит.

Отметим, что Михаил Саакашвили в бытность президентом Грузии, несмотря на крайне напряженные отношения с Россией, усиленно приваживал в страну российский капитал. Сейчас он владеет едва ли не всеми стратегически важными и доходными отраслями, включая электроэнергетику, но никакой катастрофы на этой почве не произошло. Так вот: в 2005 году Саакашвили надумал продать магистральную трубу «Газпрому». И тогда взвыли не только грузинские политики и эксперты, но и американцы: США сделали все, чтобы сорвать сделку, и выделили деньги на реабилитацию трубы и газовой инфраструктуры. Страсти утихли надолго.

Но год назад российский газовый гигант снова всплыл в Грузии: не успело грузинское правительство заикнуться о необходимости диверсификации поставок газа в страну за счет России или Ирана, поднялся новый скандал, подогретый «дружественным» Азербайджаном. Сначала Баку вроде сказал, что у него нет достаточного количества газа для Грузии, и пусть она заполняет дефицит на стороне. Но когда альтернативный поставщик или поставщики нашлись, в Баку заявили, что готовы обеспечить газом всю Европу, а не только маленькую Грузию.

Азербайджан тогда почему-то обиделся на Грузию, и правительство вынуждено было с ним договариваться по дополнительным поставкам, поскольку их львиную долю и так обеспечивал инвестиционно «щедрый» Азербайджан, с которым не стоило ссориться, учитывая, помимо имеющихся, перспективные проекты по транзиту каспийских углеводородов по грузинской территории.

В общем, страна, правительство которой настаивало на необходимости диверсификации поставок в контексте энергетической безопасности, продолжает оставаться завязанной на единственном поставщике — Азербайджане. А Россия, в качестве оплаты за транзит в Армению, оставляет Грузии ничтожный для нее объем газа — до 150-200 миллионов кубометров в год.

Таким образом, газовая экспансия Азербайджана — налицо, и она станет еще более очевидной, если SOCAR, практически находясь в состоянии войны с Арменией, приобретет еще и долю в трубе, которая, не исключено, будет возрастать по мере обнищания Грузии и усиления в ней влияния Азербайджана. Кроме того, Ереван опасается, что если SOCAR приобретет часть участия в трубе, Азербайджан получит дополнительный рычаг давления на Армению в контексте карабахского урегулирования.

То есть на повестке дня может оказаться вопрос энергетической безопасности Армении. Премьер-министр этой страны Карен Карапетян попытался погасить в парламенте газовые страсти вокруг отчуждения Грузией части трубы — армянам, практически находящемся в транспортной блокаде, облегчаемой Грузией, не с руки ссориться с Тбилиси.

По словам армянского премьера, в случае продажи 25 процентов акций Азербайджану, вызовов для Армении не видно. Но, отметил он, если отчужденный пакет будет более весомым, и SOCAR получит контроль над трубой, «у нас найдутся аргументы против Грузии». Какие именно, Карапетян — бывший высокопоставленный чиновник «Газпрома» — не уточнил.

Как пишет издание Lragir, «Баку пытается обрести влияние не только на Армению, но и на Грузию, Россию и регион в целом. И это вполне естественное желание. А Армении не следует ни к чему принуждать Грузию. Это не исходит из армяно-грузинских интересов. Не нужно никакой паники и не нужно ставить под угрозу армяно-грузинские отношения, потому что у Армении есть альтернатива. Армения вполне может получать газ из Ирана, который не раз изъявлял готовность его поставлять».

Впрочем, Карапетян даже не упомянул, что «в случае чего», Армения может обратиться за газом к Ирану, еще больше углубив сотрудничество с этой страной. Оно и понятно — бывшему «газпромовцу» должно быть предельно ясно, что при имеющейся политической конъюнктуре Россия никому не отдаст на откуп армянский рынок и ослабление своего влияния в республике, часть политического спектра которой требует «деколонизации» Армении от РФ и вывода российской военной базы из Гюмри.

Вот что сказал грузинскому изданию «Резонанси» эксперт Гиоргий Хухашвили: «Отчуждение 25 процентов акций какой бы то ни было компании не позволит ей контролировать газопровод. Даже если азербайджанская сторона очень захочет это сделать, она не сможет действовать против интересов армянской стороны». SOCAR, пояснил он, принадлежит Азербайджану. Но эта компания осуществляет свою деятельность в рамках международных обязательств и дорожит своей репутаций.

Обязательства же подразумевают, что даже в случае войны жизненно важная инфраструктура должна работать без проблем. Эксперт назвал «понятной истерию в армянских СМИ», но заверил: «Грузия способна доказать, что всегда выполняет свои обязательства».

Тем не менее издание Aysor.am приводит слова депутата парламента Армении Ширака Торосяна, который сообщил, что при отчуждении 25 процентов акций рисков для Армении нет, но «завтра, возможно, речь пойдет о 50, а на следующий день — о 70 процентах. Именно это нас беспокоит и, естественно, мы должны проводить четкую политику, чтобы не позволить SOCAR приобрести контрольный пакет акций». По его мнению, продажа контрольного пакета Азербайджану не должна устроить и Грузию, поскольку она получает выгоду от транзита российского газа в Армению.

«Если газопровод перейдет к Азербайджану даже за астрономические деньги, Грузия попадет в полную зависимость от Азербайджана», — сказал политик. Он напомнил, что когда правительство Саакашвили вознамерилось продать магистральный газопровод, Азербайджан предложил за него «неслыханную сумму», и цена эта была «не экономической, а политической».

Но как может Армения «не позволить» Азербайджану купить акции государственной корпорации соседней суверенной страны? Кстати, когда РЖД приобрело армянскую железную дорогу и назвало ее ЗАО «Южно-Кавказская железная дорога», в Грузии это никому не понравилось, но бурно не обсуждалось — Тбилиси продемонстрировал свое уважение суверенному праву Армении. И тогда, когда российско-армянская сделка свершилась, и теперь, когда четверть пакета акций грузинской железной дороги правительство Грузии планирует продать, возникли опасения, уж не Россия ли собирается их купить — хотя бы через подставные компании. Тем более, что для нее это стало бы логичным шагом: она бы практически замкнула на себе железные дороги всего Южного Кавказа, за исключением Азербайджана.

Что же касается того, кто может «не позволить» Азербайджану не просто утвердить, но и возвести в квадрат его монополистские амбиции в Грузии, так это Россия. Если у нее есть намерение приобрести 25 процентов грузинских акций, она сделает это всеми правдами и неправдами, тем более, что у нее есть различные рычаги давления на Тбилиси. Но если «Газпром» будет ультимативно настаивать на сделке, ему придется войти в клинч с Азербайджаном в случае, если последний действительно борется за право частичного управления трубой.

И тут Москва, конечно, хорошо подумает, прежде чем «вступить в бой» с Баку. Ей придется взвешивать все «за» и «против» — стоит ли игра свеч. И что важнее: для начала — четвертушка грузинской трубы, или устойчивые военно-политические, экономические, стратегические и иные отношения с Азербайджаном.

В общем, если отключить эмоции, «Газпром», скорее, не станет вмешиваться в сделку Грузии с Азербайджаном. И большое значение в воздержании от газовой склоки будет иметь тот факт, что у Москвы есть серьезные рычаги давления и на Азербайджан — достаточно одного только неурегулированного карабахского конфликта. То есть в силу этого Москва вряд ли опасается того, что SOCAR, сколько бы процентов он ни имел в грузинской трубе, перекроет вентиль для Армении, и последняя будет настаивать на импорте иранского газа.

Кстати, пару дней назад министр энергетики Грузии Кахи Каладзе встретился с руководством компании «Газпром-экспорт». Многие в Грузии заподозрили, что Каладзе обсуждал условия сделки по продаже акций «Корпорации нефти и газа» российской стороне. Но, как сообщил министр журналистам, стороны всего лишь обсудили, как они это делают в конце каждого года, условия транзита российского газа в Армению по территории Грузии.

«Встреча завершилась безрезультатно. У них есть свои соображения, а у нас — свои позиции», — сказал он. Позиция Грузии, пояснил министр, состоит в том, чтобы стороны не меняли условий транзита: Россия хочет расплачиваться за него деньгами, а Грузия предпочитает получать «товар» — 10 процентов от всего объема газа, транспортируемого в Армению. «Для нас их предложение неприемлемо. …. Мы всегда будем соблюдать интересы нашей страны», — заверил Каладзе.

Вообще же, если взглянуть на ситуацию оптимистично, (а это сложно, поскольку, строго говоря, уступать даже часть трубы кому бы то ни было, негоже), магистральный газопровод пребывает в неважном состоянии, и для того, чтобы его привести в порядок, необходимы инвестиции. Разумеется, все тонкости покупки должны быть серьезно продуманы, поскольку продешевить (политически и финансово) в таком деле, как отчуждение стратегически важного объекта, недопустимо.

Так, от того же SOCAR можно потребовать инвестировать в трубу, которая имеет огромное значение для Армении, но часто выходит из строя, и такая инвестиция, к успокоению Еревана, может рассматриваться как развитие армянской экономики за счет Азербайджана. Ну и, разумеется, в соответствующем документе должна быть оговорена бесперебойная подача газа Армении.

И тут важен не только сугубо энергетический и экономический аспекты, но и политический: если Азербайджан вздумает объявить Армении еще и газовую блокажу, это мгновенно отразится на его отношениях с Россией, Грузией и вообще на международном имидже Баку, у которого впереди реализация еще не одного нефтегазового проекта. Словом, если труба или часть управления ею достанется SOCAR, то рисков будет больше для Грузии, чем для Армении — с точки зрения энергетической безопасности и политической свободы.

Но для политических фарисеев тема отчуждения газопровода — будь то России, Азербайджану, Ирану и т. д. — более чем благодатная. Спекуляции на ней уже начались и, видимо, продолжатся, если Грузия не отзовет своего намерения «поделиться» газопроводом, и, тем более, железной дорогой, которая может заинтересовать только Россию.

Ирина Джорбенадзе

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Администрация президента Грузии признала ослабление своих позиций после нового соглашения с «Газпромом»

Глава МИД Грузии: Мы продолжим конструктивный диалог с Россией

SOCAR и BP продлили «контракт века» до 2050 года