Белоруссия ищет обходные пути?

Отказ Москвы «кормить» Минск может не только отразиться на отношениях с Белоруссией, но и повлиять на восприятие России другими лояльными соседями.


Суверенитет для белорусов может оказаться важнее дешевого газа. © Фото с сайта gpk.gov.by

Встреча Александра Лукашенко и Владимира Путина, вопреки ожиданиям многих комментаторов, может состояться уже в ближайшие дни. Однако это не значит, что речь пойдет о полном примирении двух участников «Союзного государства России и Белоруссии». Хорошо уже будет, если удастся хотя бы закончить спор о цене и долгах за российский газ.

О том, что Москва и Минск договорились, наконец, по газовым долгам, первым заявил белорусский премьер Владимир Семашко. Встреча, по его словам, прошла еще 10 февраля и теперь, мол, мяч на стороне России, которая должна подтвердить достигнутые соглашения. Такие заверения в прошлом году уже звучали то с российской, то с белорусской стороны, однако потом их обязательно опровергали.

Однако на этот раз российский вице-премьер Аркадий Дворкович подтвердил заявление Владимира Семашко. По словам ответственного за топливно-энергетический комплекс замглавы российского правительства, РФ и Белоруссия согласовали текст доклада по газовому вопросу. Однако документ еще должен быть представлен руководству двух стран, и только тогда можно будет говорить о достижении итоговой договоренности. «Мы сблизились в подходах и сейчас находимся в стадии доклада руководству, потому что остались моменты, которые требуют решения руководства», — приводят СМИ слова Дворковича. Это может означать, что свое слово еще не сказал именно российский лидер Владимир Путин. И он, скорее всего, не примет решения до обсуждения не только этого, но куда более широкого круга вопросов с белорусским коллегой Александром Лукашенко. Например, о гипотетическом «развороте на Запад» Белоруссии, которым пугают в последние месяцы участники пропагандистских ток-шоу на российских телеканалах.

О позиции российского руководства косвенно говорят результаты соцопроса ВЦИОМа, согласно которым большинство россиян выступают резко против «спонсирования» за счет сниженных цен на газ как Белоруссии, так и других союзных России государств. Конечно, россияне вряд ли имеют представление о том, как можно (и можно ли) определить справедливую цену на «голубое топливо». Но, тем не менее, количество выступающих против дотирования белорусской экономики вырастает почти до двух третей от общего числа опрошенных, когда речь заходит о газовых долгах Минска за 2016 год.

Впрочем, можно вспомнить, что приблизительно такую же позицию россияне по соцопросам занимали и в отношении Украины, когда речь шла о газовых спорах Москвы с Киевом. Однако власти, как тогда, так и в последние годы в отношениях с Белоруссией, принимали решения сами. Привлечение же общественного мнения в качестве аргумента в ссоре с Минском означает, скорее всего, что Кремль намерен пока продолжать оказывать давление на Александра Лукашенко. Ведь очень удобно напомнить о «гласе народа», чью волю якобы исполняют любые демократически избранные власти.

Чего в этой ситуации хочет добиться Россия и насколько негативными могут быть для нее последствия этой политики, если кремлевские расчеты окажутся неверными? Речь, очевидно, идет о желании превратить Белоруссию в российский военный форпост (а не просто союзника) на границе с НАТО и обеспечить при помощи размещения военной базы защиту коммуникационной линии в Калининград. В экономике речь идет о фактическом диктате России на уровне Евразийского экономического союза и единого Таможенного кодекса. И вот тогда может возобновиться и дотирование белорусской экономики российскими газом и нефтью по заниженным, по сравнению со среднемировыми, ценам.

Согласится ли на это Минск? Судя по прежним заявлениям Александра Лукашенко, вряд ли. Он уже прямо сказал, что независимость — это куда рентабельнее, чем дешевая нефть. Недаром в символической            области ответом на российский соцопрос стало соглашение Белоруссии с Ираном о поставках 80 тыс. тонн сырой нефти, которая должна быть доставлена через Украину и Латвию. Это, конечно, не замена российской нефти, которой должно быть поставлено белорусам из России 4 млн тонн за 2017 год. Однако общий смысл белорусского послания россиянам понятен — при желании обойдемся и без вас.

И это послание, надо заметить, учитывая самые тесные партнерские отношения двух стран, вполне может быть услышано не только в России. Не одна Белоруссия, напомним, входит в инициированный Россией Евразийский экономический союз, но там также присутствуют Киргизия, Армения и Казахстан. Все теснее после смены президента среднеазиатской страны экономические отношения России с Узбекистаном, который в прошлые годы старался выйти из орбиты российской политики. Однако все эти страны, несомненно, пристально наблюдают за конфликтом Москвы и Минска и делают для себя соответствующие выводы.

После начала военных действий на востоке Украины все союзники России присмирели, опасаясь ее гнева. Однако пример Белоруссии, если ей удастся отстоять свои интересы и не стать территорией очередного вооруженного конфликта, может оказаться заразителен. Тем более, на примере того же отношения россиян к белорусам видно, что просто так Москва никого «кормить» и содержать не намерена. Даже на фоне экономического кризиса, который ограничивает возможности России кого-либо спонсировать, давая сателлитам, как Минску в последние годы, все меньше, — Кремль, тем не менее, требует от союзников во многих чувствительных сферах все больше. И это, очевидно, не нравится руководителям многих постсоветских государств, которые хотели бы что-то еще и заработать на дружбе с Москвой.

Иван Преображенский