Как Европа Россию на Кавказе обскакала

Москва дразнит Тбилиси отменой виз, однако выставляет множество «пустых» условий. Но такая жесткая политика только отвращает от РФ лояльных к ней грузин.


© Сайт президента Грузии

После того, как в феврале Европарламент постановил отменить визовый режим для граждан Грузии и пообещал, что реально шенгенским «безвизом» они смогут пользоваться с конца марта — начала апреля, появились надежды на то, что Россия, по политическим мотивам, опередит ЕС и упразднит визы с соседней страной. Тем более, что Грузия давно уже отменила их для граждан России, а президент Владимир Путин недавно заявил буквально следующее: «Я не исключаю возвращения к безвизовому режиму для граждан Грузии в Россию, мне кажется, для этого есть все основания. Тем более, что мы видим определенные сигналы со стороны определенных правящих структур в Грузии».

Российский президент также отметил важность налаживания «нормальных взаимоотношений по линии спецслужб и правоохранительных органов с точки зрения совместной борьбы с терроризмом, чтобы безвизовый режим ни в коем случае не наносил ущерба нашей безопасности». Путин заключил: «Думается, что это вполне возможно».

Но — не тут-то было.  В Тбилиси ожидали, что вопрос со снятием визового режима или его существенной либерализации будет решен в ходе недавней встречи специальных представителей первых лиц России и Грузии по урегулированию между двумя странами — дипломатов Григория Карасина и Зураба Абашидзе. Карасин же в беседе с журналистами хоть и подтвердил, что «Россия не имеет ничего против безвизового режима с Грузией», но подчеркнул, что между странами нет дипломатических отношений, и «в определенном смысле этот вопрос привязан» именно к ним.

Абашидзе со своим российским коллегой не согласился. По его мнению, прямой связи между отсутствием дипотношений и отменой или упрощением визового режима не существует — ведь отменила же Грузия визы для россиян и в условиях отсутствия дипотношений. И тут все надежды на российский «безвиз» похоронил в интервью газете «Известия» глава МИД России Сергей Лавров.  Нет, он не против «всесторонней проработки» этого вопроса и напоминает, что в декабре 2015 года визовый режим для граждан Грузии «мы существенно либерализовали», в результате чего в 2016 году количество виз, выданных Секцией интересов России в Грузии, увеличилось почти вдвое.

Однако, подчеркнул Лавров, в вопросах визового режима не стоит рассчитывать на «автоматическую» взаимность из-за стремительного роста террористических и других угроз. Он также подчеркнул, что Грузия отменила визы не только для россиян, но и для граждан еще примерно 100 стран мира, причем большей частью — в одностороннем порядке. Так, граждане государств Евросоюза получили безвизовый режим еще в 2006 году, но Брюссель начал переговоры о «безвизе» с Грузией лишь в 2012 году: «Несколько лет Брюссель систематически и кропотливо работал с Тбилиси по линии законодателей, внешнеполитических ведомств, других профильных органов исполнительной власти. И только сейчас этот процесс приближается к завершению. Подобную масштабную работу между Россией и Грузией нереально наладить в отсутствии дипломатических отношений, разорванных режимом Саакашвили».

Но диалог между Грузией и Россией все же поддерживается — в рамках женевских дискуссий и встреч  спецпредставителей. Это означает, что стороны способны договориться и договариваются по многим  вопросам — могли бы столковаться и по «безвизу» вне предварительного восстановления дипотношений. Ведь последние были прерваны Грузией после признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии в 2008 году. В Тбилиси считают, что если власти пойдут на восстановление дипотношений без отзыва Россией независимости отколовшихся от Грузии территорий, это косвенно будет означать примирение со сложившейся ситуацией. А на это Тбилиси наверняка не пойдет.

Получается замкнутый круг, от которого Россия ничего не выигрывает — визовый режим все дальше отстраняет ее от Грузии, на влияние в которой она имеет большую претензию. Путин снятие визового режима увязал с проблемами безопасности, в то время как всем известно, что стороны сотрудничают в этой области и без восстановления дипломатических отношений, и никаких серьезных претензий по этой проблематике Москва уже давно не предъявляла Тбилиси. В Панкисском ущелье тихо; террористы с грузинской территории не прорываются на российскую; Грузия, как таковая, ничем России не угрожает. Так в чем же дело — в политическом упрямстве, в желании наказать Грузию за то, что она не идет на восстановление дипотношений без отзыва Россией признания Абхазии и Южной Осетии? И что сейчас Россия предлагает Грузии — пройти тот путь (во времени), который она проходила для получения шенгенского «безвиза»? Не слишком ли, мягко говоря, жесткие условия ставит РФ, любящая говорить о «единой вере» с грузинами.

В общем, на сегодняшний день и, видимо, на обозримое будущее, на российском «безвизе» можно поставить крест. И это при том, что россияне культурно и ментально далеко не чужды грузинам, и на территории РФ проживает порядка 1 миллиона выходцев из Грузии. А россияне, кстати, охотно ездят в Грузию, в которой без всяких формальностей могут провести аж целый год, и на прием не жалуются — страна даже стала модной: только в январе этого года ее, по официальным данным, посетило более 62 тысяч граждан РФ. А в прошлом году количество визитеров из России значительно перевалило за миллион.

Россия сейчас, как это ни парадоксально, с открытыми глазами способствует укреплению позиций Запада в Грузии, и очень сильно в этом деле помогает наличие шенгенского и отсутствие российского «безвиза». Как говорится, «вольному — воля». Только по истечении очень короткого времени не стоит удивляться тому, что в грузинском обществе будет нарастать равнодушие к России, к ее языку, науке, культуре, истории и вообще ко всему российскому. Пока этот интерес сохраняется, хотя именно визовый режим, отсутствие простой возможности ездить в Россию к друзьям и родственникам, общения с людьми, заработка, посещения музеев, театров и т. д. сводит его на нет. Что ж, зато впереди явственно маячит Европа!

Отметим также, что вся несуразность визового режима, введенного, кстати, Россией, «кричит» еще и потому, что между рядом городов двух стран существует регулярное и интенсивное сообщение — как авиационное, так и автомобильное. Кроме того, российский государственный и частный бизнес в Грузии процветает — он владеет, в том числе, стратегически важными объектами республики. Товарооборот между странами стремительно растет — в прошлом году он увеличился на 17%, Россия вошла в тройку главных торговых партнеров Грузии, хотя еще недавно плелась в самом «хвосте». Для Грузии российским рынок стал самым крупным для экспорта вина и минеральных вод.

А что же «добрая» Европа, снискавшая себе большую благодарность Тбилиси за шенгенский «безвиз»? Подоспел он весьма кстати: грузины уже стали обижаться за то, что их «кормят» обещаниями, и разочаровываться в надежности Брюсселя и в «европейских ценностях», которые они стремились осязать и обонять. Теперь такая возможность появилась, и весьма интересно, что из нее получится. Но в любом случае Евросоюз обскакал Россию и в массовом сознании грузинского населения выглядит сейчас благодетелем, в то время как Россия обретает образ монстра, несколько потускневший с времен августовской войны 2008 года.

Ход Европы в контексте «безвиза», помимо открытого намека России на ее «отставание» в Грузии, содержит и явный намек на некоторую независимость ЕС от США — последние «безвиз» с Грузией, несмотря на «стратегическое партнерство» с ней, не вводили. Да и что сейчас США для Европы? Накануне едва ли не вся мировая пресса растиражировала откровения главы дипломатии Евросоюза Федерики Могерини, заявившей, что США рискуют потерять роль мирового лидера, и что она еще никогда не видела эту страну такой «поляризованной, разделенной и обремененной конфликтами, как сейчас». Тот, кто хочет играть роль мирового лидера, должен быть «внутренне сильным, уверенным и сплоченным», подчеркнула она. Могерини также указала на то, что возникшие в США проблемы «могут стать дестабилизирующим фактором для всего мира».

Что же до будущего взаимодействия Евросоюза с США, оно, передает РИА Новости со ссылкой на электронную версию газеты Soir, будет определяться европейскими интересами и ценностями и носить «сделочный» характер. Не «пакетные» договоренности,  пояснила высокопоставленная дама, а «вопрос за вопросом». Глава европейской дипломатии не видит трагедии в том, что позиции ЕС и США могут расходиться — это позволит Евросоюзу и Соединенным Штатам «развивать более автономные позиции».

Собственно, Могерини позволила себе то, чего бы не позволила в условиях президентства Барака Обамы — она озвучила давно витавшее в атмосфере многих государств ЕС желание сорвать с себя «удавку» США и не идти у них на поводу по вопросам, не входящим в европейские интересы. Но иные нынче времена — у власти Дональд Трамп, времена в США наступили смутные: самое время постараться словить ту рыбку, о которой мечталось.

Грузию, конечно, нельзя считать самым крупным «уловом» для Евросоюза, но распространение влияния последнего на Южном Кавказе и щелчок по носу России и США, претендующим на лидерство в этом регионе, не только весьма привлекательны, но и стратегически важны для Брюсселя.  И Россия не придумала ничего умнее, как безальтернативно — назло Грузии, а по сути, себе самой — не сыграть на опережение, а уступить Евросоюзу одну из ниш влияния, каковой является «безвиз».

Ирина Джорбенадзе   

 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Stratfor: Грузии приходится повернуться к РФ, потому что Запад о ней забыл

Премьер Грузии выступил против референдума в Южной Осетии

В МИД РФ допустили отмену визового режима с Грузией