До Баварии долетел запах пороха с Кавказа

До Баварии долетел запах пороха с Кавказа

Алиев в Мюнхене обвинил Запад в двойных стандартах по Карабаху, а в Ереване Саргсян призвал быть готовыми к войне. Оба ее не хотят, но не знают, как избежать.


Пока все ограничивается воинственной риторикой, но и выстрелы в регионе звучат каждый день. © Сайт Минобороны Нагорно-Карабахской республики

Мюнхенская конференция по безопасности — это та международная площадка, в кулуарах которой сильные мира сего заключают политические, энергетические и иные сделки, большинство из которых предается гласности постфактум, после устойчивого результата, либо вообще замалчивается.

Ожидалось, что в мюнхенском форуме примут участие президенты России и Армении, но они его проигнорировали — возможно, Серж Саргсян сделал это из «солидарности» с Владимиром Путиным. Но Мюнхен почтил своим присутствием лидер Азербайджана Ильхам Алиев. Он в очередной раз пропиарил свою страну не только с точки зрения ее энергетической надежности едва ли не для всего мира, но и поднял вопрос урегулирования карабахского конфликта, о котором, вероятно, забыли все, от кого зависит мирный исход в регионе Южного Кавказа, перенасыщенного национально-территориальной межусобицей.

Пока Алиев излагал на «круглом столе» в Мюнхене свои чаяния и претензии к международному сообществу и «сверхдержавам», касающиеся Карабаха, его армянский коллега поддерживал прошедший в Нагорном Карабахе конституционный референдум и наводил панику на съезде Союза ополченцев «Еркрапа», призывая его воинов «держать порох сухим». Как заявил Саргсян, Азербайджан в преддверии парламентских выборов в Армении вновь пытается прибегнуть к провокациям на границе, поскольку в Баку «питают иллюзии» о большей уязвимости республики в предвыборный период. В контексте Арцаха (Нагорный Карабах) он подчеркнул, что народ этой непризнанной республики «сам будет определять свое будущее, а Армения будет стоять за него горой».

«Все возможные провокации (Азербайджана) получат достойный отпор. (…) Пуская на ветер громадные суммы, официальный Баку — любитель пустых и имеющих недельную жизнь пиар-акций, недавно назвал вопрос Арцаха „внутренней“ проблемой Азербайджана. К сожалению, у людей короткая память. Именно этот образ мышления, не имеющий никакой юридической и нравственной основы, в свое время привел к обострению противостояния и к войне, ставшей причиной многочисленных неуместных жертв и страданий в первую очередь для азербайджанского народа», — заявил Саргсян. Он также заверил, что проводимые в Армении реформы сделают ее «более конкурентоспособной и способной к обороне».

Тем временем в Мюнхене Алиев проповедовал нерушимость территориальной целостности Азербайджана и невозможность отторжения от него Нагорного Карабаха. Он призывал к справедливости и совести международных организаций, напомнив им, что и в Уставе ООН, и в Хельсинском заключительном акте содержится четкое определение территориальной целостности и самоопределения. «Но мы наблюдаем двойные стандарты — каждую неделю и каждый день. Получается, что в отношении малых стран правила и законы не соблюдаются. Сверхдержавы свободно интерпретируют международное законодательство в соответствии со своими национальными интересами. Когда им это по вкусу, они поддерживают территориальную целостность, а когда это им не нравится — поддерживают самоопределение», — сказал Алиев.

Он задался вопросом: почему международные институты, включая Совбез ООН, приняли резолюции о выводе армянских войск с оккупированных территорий Азербайджана, но «не надавили на агрессора, чтобы он эти резолюции выполнил». Алиева такое положение дел наводит на мысль о «деградации» международных институтов и на то, что они действуют в собственных интересах, а не рамках международного законодательства. Президент Азербайджана еще раз подтвердил, что его страна никогда не согласится на независимость Карабаха.

Словом, некоторые надежды на то, что мюнхенская площадка сведет Алиева с Саргсяном, а глядишь — и с Путиным, и это позитивно повлияет на дальнейшие события в зоне карабахского и армяно-азербайджанского конфликтов, где продолжают гибнуть люди, не оправдались.

Между тем от Азербайджана не так легко отмахнуться. Да, он, как и Армения, панически боится войны, но все же обе страны готовятся к ней. Минская группа ОБСЕ по мирному урегулированию оказалась мыльным пузырем; надежды на то, что Россия вот-вот начнет хотя бы поэтапное решение конфликта (а для этого были все предпосылки), тоже, вероятно, лопнули. Но, разразись война, Азербайджан, в силу своего более высокого, чем Армения, статуса в Евразии, пострадает гораздо больше: ведь это важная транзитная и углеводородная страна, в которую вложено большое количество иностранных инвестиций. Здесь уже осуществлен не один проект по добыче и экспорту в Европу нефти и газа, а на подходе — проекты новые, включая и транспортные.

С Азербайджаном приходится считаться всем его региональным соседям, в том числе России, Турции, Ирану, Казахстану и другим. Активно поговаривают, что Алиев принял действенное участие в нормализации российско-турецких отношений. Более того, несколько дней назад именно в Баку состоялась встреча начальников генеральных штабов США и России. Причем место для рандеву, которое, как считается, является предвестником встречи Путина и Трампа, естественно, не было продиктовано Азербайджаном.

«Почему выбрали именно Азербайджан? Я задавал этот вопрос себе. Взглянув на карту Евразии, я увидел, что, возможно, Азербайджан является единственным местом, где они могут встретиться. Мы не являемся членами НАТО. Мы не входим в Организацию Договора о коллективной безопасности. Мы являемся страной, обладающей высоким международным авторитетом. Мы — страна, поддерживающая прекрасные отношения с США, Европой и соседями, Россией, пользующаяся их уважением. Поэтому роль Азербайджана как стабилизирующего фактора будет возрастать не только в нашем регионе, но и в более широком масштабе», — заявил Алиев.

То есть Азербайджан сейчас идет в гору — не только и не столько экономически (его подкосило сильное падение цен на нефть и девальвация национальной валюты), но и политически. И все это может рухнуть в одночасье, если начнется война. Имея в виду, что возобновление военных действий в конфликтной зоне в апреле прошлого года прекратила Россия, можно сделать вывод, что именно она способна воздействовать и на Армению (рычагов давления на нее у Москвы предостаточно), и на Азербайджан, вынудив противников принять компромиссные решения по Карабаху. Но Россия традиционно «долго запрягает», и особенно это видно на примере Южного Кавказа, который она — создается впечатление — отдает на откуп кому угодно. Но — до часа «икс», по наступлении которого она прямо вмешивается в конфликт, заканчивающийся, мягко говоря, политически неуклюже.

Словом, войны опасаются и Алиев, и Саргсян, но не только исходя из, так сказать, общечеловеческих ценностей. Война может доконать имеющиеся режимы в обеих республиках, и особенно в Азербайджане. Алиев сколько угодно может твердить, что у Баку прекрасные отношения с Брюсселем и Вашингтоном, но оба этих мировых политических центра спят и видят заражение Азербайджана вирусом «арабской весны». Собственно, Алиев и его команда неоднократно обвиняли Запад в настойчивых попытках «ослабить Азербайджан», и крайне остро реагировали на прямые угрозы свержения действующего режима.

Говорят, что война сплачивает народ вокруг власти, но, как показывает новейшая история, порою эффект получается обратным. А если в Азербайджане будет нарастать еще и внутриполитический и социальный протест, Ильхаму Гейдаровичу придется очень туго. В таком случае он может пойти на политическую сделку с Западом, но за «измену» его покарает Россия, которую на данный момент Алиев вполне устраивает.

Но вернемся к Мюнхенской конференции. Армяно-азербайджанской «перезагрузки» на ней не случилось. Возможно, к ней не слишком стремился и Алиев в отсутствии Путина и в присутствии США — то, что последние непременно бы подняли вопрос Карабаха, вряд ли можно сомневаться, тем более, что Азербайджан старательно избегал этого, несмотря на реверансы Вашингтону, однако помня всю историю угроз, исходящих от него и от Брюсселя.

Тем не менее, отсутствие Саргсяна в Мюнхене в контексте карабахского урегулирования — главной, в настоящее время, региональной проблемы — весьма тревожно, даже если его можно объяснить верноподданническим отношением к Путину, у которого, вероятно, были серьезные, далекие от Карабаха причины не ехать в Баварию. Теперь Алиев вполне может возложить на Саргсяна ответственность за упущение «перезагрузочного шанса», а «доброхоты» непременно свяжут это и с именем Путина.

Ну, а Алиев свое дело сделал. Он, так или иначе, дал понять международному сообществу, что запах пороха в регионе витает. А также и то, что стойкость этого запаха ставит под удар энергетическую безопасность Европы и мир в Евразии.

Ирина Джорбенадзе

 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему В Баварии задержали выходца из России, собиравшего в соцсетях деньги для ИГ

Жена Ильхама Алиева стала первым вице-президентом Азербайджана

Почти 90% участников референдума в НКР высказались за переименование Нагорного Карабаха