Имитация войны или ее неизбежность?

Ухудшение обстановки в зоне карабахского конфликта объясняют референдумом в НКР, выборами в Армении, вице-президентством жены Алиева и тем, что оно «назрело».


В минувшие выходные на границе НКР опять гибли люди. © СС0 Public Domain

В минувшие выходные в зоне карабахского конфликта возобновились довольно масштабные военные действия. Традиционно армянская сторона обвиняет в этом азербайджанскую, а та — армянскую. Министерство обороны Азербайджана сообщает об обстреле из тяжелых артиллерийских систем позиций своих войск и гибели солдат. По данным того же источника, ВС Азербайджана удалось уничтожить беспилотник противника и долговременную огневую точку Вооруженных сил Армении. Правда, эту последнюю информацию Минобороны Армении опровергло. При этом в Ереване говорят, что в ходе боев была уничтожена элитная диверсионная группа ВС Азербайджана.

Заявление также распространило министерство иностранных дел Азербайджана — в нем ответственность за «крупномасштабные провокации»  по всей линии фронта возложена на военно-политическое руководство Армении. Официальный Баку потребовал «полностью и безоговорочно» вывести армянские войска с оккупированных территорий.

В свою очередь Минобороны Армении возложило ответственность за последствия обострения обстановки на линии соприкосновения с Карабахом на военно-политическое руководство Азербайджана и заверило, что армянская сторона строго соблюдает режим прекращения огня.

В общем, как всегда — никто не взял на себя ответственность за возобновление военных действий, а люди гибнут, и, судя по всему, будут гибнуть и впредь. Вопрос в том, в каких масштабах, то есть перерастут ли вооруженные столкновения в новую полноформатную войну (России удалось предотвратить ее в апреле прошлого года), что стоит за очередным обострением и почему оно произошло именно сейчас.

Ответов на этот вопрос — на любой вкус. В Баку склонны считать, что резкое обострение обстановки на линии соприкосновения связано с приближающимися в Армении парламентскими выборами, что власти этой страны прибегают к избитому трюку — стараются отвести внимание общественности от внутренних проблем на внешние угрозы и, соответственно, консолидировать электорат вокруг правящей силы.

И, кроме того, Армения якобы старается вывести карабахское урегулирование из переговорного формата, будучи уверенной, что «друзья» позволят ей «напугать» Азербайджан и длительное время сохранять конфликт в замороженном состоянии.

В Ереване же говорят, что Азербайджан пытается «имитировать» войну — такое мнение в интервью агентству «Новости — Армения»  озвучил политолог Грант Мелик-Шахназарян. «У Азербайджана нет потенциала для возобновления войны. Это мы видели, когда сегодня ночью армянские Вооруженные силы дали им отпор. Но они пытаются имитировать войну, чтобы не было давления на них со стороны мирового сообщества, чтобы и дальше путем угроз и шантажа решить свои проблемы», — сказал он.

По его словам, в ходе переговорного процесса на азербайджанскую сторону оказывается давление, и для Баку необходимо, чтобы переговорный процесс протекал с заранее выгодной для него позиции. Он также подчеркнул, что Баку, провалив военную кампанию в апреле прошлого года, пытается исправить ошибки, поэтому вероятность дальнейшего обострения ситуации все еще велика.

В свою очередь пресс-секретарь президента непризнанного Нагорного Карабаха, именуемого после недавнего референдума «Республикой Арцах» Давид Бабаян назвал Азербайджан «террористическим государством», идеология и политика которого «основаны на фашизме». Соответственно, подчеркнул он, иной политики, кроме как агрессивной, Баку проводить не может.

Чиновник выдвинул весьма «экзотическую» версию причины «агрессии» Азербайджана именно сейчас: «Мы знаем, что Мехрибан Алиева стала первым вице-президентом. Понятно, что для образованной части азербайджанского общества — это просто позор и посмешище, но с другой стороны, для силовых структур, армии это назначение может иметь достаточно специфический эффект. То есть силовики могут подумать, что президент просто подкаблучник, а это, тем более в мусульманской стране, может иметь достаточно непредсказуемые последствия». То есть, продолжил он, президент Азербайджана должен проявлять определенную агрессию, показывая, что является не подкаблучником, а завоевателем и отцом государства.

А политолог Сергей Минасян, которого цитирует PanARMENIAN.NET, назвал три основные причины нынешней «агрессии» Азербайджана: «Азербайджанская сторона считает, что время от времени сохраняя напряжение, прибегая к подобным действиям, показывает армянской стороне и международным организациям, что не может смириться с политической обстановкой, создавшейся и сохраняющейся вокруг Арцаха».

Вторая причина, сказал эксперт, «желание наделить свои угрозы дополнительной силой». Третья же состоит в том, что «они (Азербайджан) сделали неверные выводы после апрельской войны: они считают, что подобными действиями — постоянными маленькими шагами — могут завоевать какие-то позиции, небольшие территории, продвигаясь вперед». По мнению Минасяна, широкомасштабная война вряд ли случится, но ситуация, схожая с апрелем прошлого года, не исключена.

Не будем, однако, забывать, что серьезная военная эскалация в зоне конфликта начала нарастать не только после назначения Мехрибан Алиевой первым вице-президентом Азербайджана, а после проведения в НКР конституционного референдума, поэтому кухонные гадания на «подкаблучную» тему весьма неуместны. Кто первым начал стрелять в конфликтной зоне, доподлинно неизвестно, однако Баку имел все основания быть в высшей степени недовольным конституционным референдумом в отколовшейся от него автономной области, независимость которой — в качестве республики или иного субъекта — не признала даже сама Армения.

Референдум, разумеется, не станет стимулом для международного признания НКР, но раздражителем для Азербайджана он стал и, несомненно, это повлияет на процесс мирного урегулирования, если таковой еще возможен. Что ставил целью референдум? Переименование Нагорно-Карабахской республики в Республику Арцах, хотя Степанакерт допускает «хождение» обоих географических названий. Ну, а главное — переход от полупрезидентской формы правления к президентской. Кстати, в непризнанной республике за выборами следили 104 международных наблюдателя из 30 стран, включая Россию, Германию, Болгарию, и группа депутатов Европарламента.

Примечательно, что конституционная реформа практически «работает» на сосредоточение власти в одних руках — это в некотором роде то, за что сейчас критикуют президента Азербайджана Ильхама Алиева. Реформа закрепляет за президентом Арцаха руководство внутренней и внешней политикой, органов системы государственного управления; установление порядка деятельности правительства и других госорганов. Нынешний президент, при определенном политическом трюкачестве, может править республикой гораздо дольше отведенного ему конституционного срока. Он также назначает и освобождает от должности государственного министра, министров, управляет госсобственностью, финансами и т. д.

При этом в НКР упраздняется должность премьер-министра — его «бледной тенью» будет государственный министр, координирующий работу министерств. То есть президент — не только глава государства, но и руководитель всей исполнительной власти.

Примечательно, что «демократичный» Арцах не возроптал против такой, мягко говоря, странной,в наш просвещенный век модели конституции: «за» проголосовали почти 88%  участников референдума. Такое единодушие электората с натяжкой, но все же можно объяснить тем, что, по сути, Арцах — воюющая республика, и для нее сейчас важнее не витринная демократия, а вопросы безопасности, и укрепление президентской власти в них вписывается. Напомним, укрепил и даже переукрепил ее противник Арцаха — Азербайджан, и тоже через конституционную реформу. 

Продолжая тему — почему именно сейчас ситуация на линии фронта обострилась, доходим до самой неутешительной версии: просто потому, что война неизбежна. «Я слежу за тем, что происходит, и, увы, могу сказать, что война практически неизбежна», — сказал изданию Haqqin.az российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр. По его словам, внешние силы сейчас заняты другими делами, и даже недавняя встреча в Баку начальников генштабов России и США не касалась карабахской проблемы.

«Мир старательно пытается забыть о Карабахе, и пока не начнется война, об этой проблеме не вспомнят», — полагает эксперт. И резюмирует: «Сейчас нет смысла задавать вопрос, начнется война или нет. Вопрос должен звучать так: „Когда она начнется?“».

Но, вероятно, интенсивность военных действий в зоне конфликта зависит, в основном, от России: у нее более чем достаточно рычагов давления и на Армению, и на Азербайджан, и на НКР. Москве, имеющей в армянском городе Гюмри свою военную базу, война сейчас ни к чему. Так чего она ждет? Когда счет жертв вооруженных столкновений пойдет на сотни?

Что же до Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского и армяно-азербайджанского конфликтов (в нее входят сопредседатели от России, Франции и США), она распространила весьма вялое заявление, в котором традиционно и без толку призвала стороны «отвести тяжелую военную технику от линии соприкосновения на прежние позиции и обеспечить возвращение тел погибших».

Но возвращение тел состоялось бы и без заявления Минской группы — это обычная практика. Накануне, по данным министерства обороны Нагорного Карабаха, тела погибших азербайджанских военных были эвакуированы из нейтральной зоны при участии представителей Международного комитета Красного Креста и ОБСЕ. Эту информацию подтвердило и министерство обороны Азербайджана.

Ирина Джорбенадзе

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Россия направила ноту Болгарии после осквернения памятника «Алеша»

Замглавы Минобороны РФ обсудил с послом Франции возобновление военного сотрудничества

Генсек ООН призвал поддерживать мир в Нагорном Карабахе