Грузия хочет «обеспечивать безопасность» Черного моря?

Готовность Тбилиси предоставить НАТО порт Поти может вызвать острую реакцию Москвы и сорвать возобновление диалога между Североатлантическим альянсом и РФ.


В альянсе пока не говорят о своем желании принять приглашение Тбилиси. © Фото с сайта nato.int, US Navy photo by commander Dаvid Benham

В Тбилиси состоялась выездная сессия военного комитета НАТО, на которой обсуждался и вопрос безопасности Черного моря. Как подчеркнул председатель военного комитета Североатлантического альянса Петр Павел, «Грузия будет не просто участвовать в безопасности Черноморского региона, но и обеспечивать эту безопасность». А по словам государственного министра Грузии по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Виктора Долидзе, страна готова представить «конкретные предложения» по своему участию в натовском проекте «Безопасности Черного моря».

Напомним, НАТО объявило о расширении присутствия военных воздушных и морских сил союзников в акватории Черного моря, вызвав, мягко говоря, отрицательную реакцию России, хотя генсек Альянса Йенс Столтенберг заверил, что ни о каких провокациях в отношении РФ речи нет. По его пояснению, присутствие НАТО на Черном море будет увеличено из соображений обороны. Ну, а Грузия, как известно, является черноморской страной, стремящейся вступить в НАТО и участвующей в операциях этого военного блока в различных странах. Впрочем, по словам генерала Павела, Грузия должна пройти «длинный путь» для подготовки к членству в Альянсе, и последний сделает все возможное для успешного завершения соответствующего процесса.

А пока Грузии приходится едва ли не на каждом шагу доказывать свою верность НАТО. Вот и сейчас распространилась информация, в соответствии с которой начальник Генштаба ВС Грузии, бригадный генерал Владимир Чачибая предложил создать у порта Поти базу береговой охраны НАТО. Как справедливо подчеркнул генерал, порт «имеет стратегическое значение для всего региона».

Североатлантический альянс еще не комментировал предложение грузинской стороны, реализация которого позволило бы ему перебросить поближе к российской границе большое количество кораблей, пехоты и военной техники. Так что не вполне понятно, является ли предложение разместить базу в Поти планом самого НАТО, ищущем возможности обосноваться на Кавказе, или же Грузия запустила два «пробных шара». Первый — чтобы выяснить реакцию России и держать ее в напряжении. Второй — чтобы восстановить возможности собственной армии за счет НАТО и, таким образом, несколько обойти Конвенцию Монтре, ограничивающую тремя неделями  присутствие военных кораблей нечерноморских государств в Черном море. Впрочем, база может быть и сухопутной.

Если база в Поти это инициатива НАТО, она, видимо, основана на проваленной перспективе размещения кораблей Альянса в Крыму, на ненадежности Украины и «сепаратности» Турции. С этой точки зрения Поти, из которого возможен контроль восточной части Черного моря, идеальный кандидат, однако — только теоретически. Вопрос, в частности, упирается в то, что Грузия не является членом НАТО, поэтому организация вряд ли станет размещать свою базу на ее территории и вызывать на себя огонь России. Во всяком случае, до сих Альянс не размещал своих баз в странах — не членах блока.

Кроме того, содержание базы обойдется очень дорого, тем более в условиях, когда вопрос финансирования НАТО остается открытым — организация эта, так или иначе, находится сейчас в состоянии кризиса. Новый президент США — основного спонсора НАТО — говорит, что его страна слишком много тратит на Альянс, а Грузия имеет всего лишь статус его партнера, но не члена.

И еще: если база НАТО появится в Поти, это крайне обострит грузино-российские отношения, которые сейчас переживают некоторый экономический, культурный и гуманитарный подъем. Все это может в одночасье не только превратиться в прах, но поставить Грузию перед военной угрозой: вспомним августовскую войну 2008 года, которая, по сути, была вызвана намечавшимся резким сближением Грузии с НАТО. Так что непонятно, на что рассчитывал Тбилиси,  делая такое предложение, в то время как у него под носом, в Южной Осетии и Абхазии, дислоцированы российские военные базы, а на кораблях у Сухума реют Андреевские флаги.

Как пишет турецкое издание Anadolu Ajansi, «Для России безопасность Черного моря — это в то же время безопасность Кавказа. Россия опасается того, что ей не удастся взять под защиту Черное море. Запад сделает так, что кризис перекинется на Кавказ. … Вмешательством в Грузию в 2008 году Россия подорвала процесс, в рамках которого работы по расширению НАТО стремительно продолжались, и США были заняты поисками военных баз в Румынии и Болгарии, выходящих к Черному морю. Но решения, принятые на саммите глав государств и правительств стран НАТО в 2016 году и саммите министров обороны, связанные с переброской военных на базы в странах Прибалтики и усилением военного присутствия в Черном море, способны вызвать новую волну напряженности. Например, Иран тоже полагает, что после наращивания военной мощи НАТО в Черном море эти базы могут быть использованы в возможной операции против него».

Примечательно, что в день,  когда военный комитет НАТО еще находился в Грузии, распространилась информация, в соответствии с которой впервые после заморозки отношений Альянса и Москвы состоялся телефонный разговор между начальником генштаба ВС России Валерием Герасимовым и Петром Павелом. Причем, как передает РИА Новости со ссылкой на информацию Минобороны РФ, беседа состоялась по инициативе НАТО.

Стороны обсудили проблемы обеспечения безопасности, перспективы восстановления взаимодействия по военной линии, предотвращение инцидентов и участие представителей Альянса в международных мероприятиях, которые проводит Минобороны России. Также «Начальник Генштаба обратил внимание собеседника на озабоченность российской стороны существенным усилением военной активности Североатлантического союза вблизи границ страны, развертыванием системы передового базирования объединенных вооруженных сил НАТО». Была ли упомянута в беседе Грузия, Минобороны не сообщает. Однако «совпадение» визита военного комитета НАТО в Тбилиси и беседа его шефа с начальником российского Генштаба получилось весьма интересное. Стороны, кстати, «подтвердили необходимость взаимных шагов для снижения напряженности и стабилизации обстановки в Европе», а также «договорились о продолжении подобных контактов».

В общем, первый «звоночек» сделан, и есть надежда на возможность перемен во взаимоотношениях Россия — НАТО. Но если вопрос открытия натовской базы в Поти будет раскручиваться и дальше, это может сорвать возобновление диалога между Альянсом и Москвой. В принципе, сейчас все дело в том, насколько разговоры о базе в Поти — не блеф, и насколько серьезна заинтересованность НАТО в возобновлении диалога с Россией. Надо думать, что взаимодействие Альянса и России на данном этапе приоритетнее открытия базы в Поти, которое, вне сомнения, поставит Грузию под серьезный удар — не сегодня, так завтра.

Ну, а если Поти все же рассматривается в качестве натовской базы, то это весьма странно на фоне невыясненных отношений между США и европейскими странами. Вряд ли государства — члены НАТО придут к консенсусу по открытию базы в Грузии. Скорее, при бывшем президенте США Бараке Обаме можно было ожидать открытия в Поти американской базы. Сомнительно, однако, что США пойдут на такой шаг сейчас.

А Черное море все бороздят и натовские военные корабли, и российские. Обе стороны утверждают, что так они поддерживают мир и стабильность в регионе. Но наличие натовских судов с крылатыми ракетами «Томагавк» на борту и убойные возможности противоракетной обороны России, наличие у последней мощных противокорабельных комплексов как-то не внушает мысли о мире. Правда, можно повестись на разговоры о «сохранении баланса сил» на Черном море, но и они видятся малоутешительными.

Андрей Николаев

 


Ранее на тему Власти Грузии объявили о планах запустить с 2018 года систему военного резерва, использовав финский опыт

Президент Грузии попросил поддержки у Литвы перед саммитом НАТО

Грузия потратит $4 млн на строительство совместного с США центра боевой подготовки