Москве все равно, кто «возьмет» Ереван

На выборах в Армении, возможно, победит оппозиция. Но как бы она ни заигрывала с Западом, от РФ ей не оторваться — другого гаранта безопасности у республики нет.


Даже если на парламентских выборах президентская партия проиграет, армянская оппозиция не пойдет на разрыв с РФ. © Фото с сайта president.am

В Армении 2 апреля состоятся парламентские выборы, после которых республика перейдет от президентской формы правления к парламентской — соответствующие изменения уже внесены в Конституцию. На практике они будут реализованы в 2018 году по завершении срока президентских полномочий Сержа Саргсяна. А следующего президента — фактически «свадебного генерала» — уже будет выбирать парламент республики. Первым лицом Армении, по реформированной Конституции, станет премьер-министр.

В этом, пожалуй, и состоит основная интрига армянских выборов — ведь в будущем году реальным главой Армении будет премьер, а третий раз баллотироваться в президенты Саргсян уже не имеет права. Есть все основания полагать, что он не собирается покидать высокие властные коридоры, а это означает, что-либо он претендует на пост главы правительства, либо спикера парламента — полномочия законодательного органа в условиях реформированной Конституции возрастают.

На худой конец Саргсян может возглавить ныне правящую Республиканскую партию. Однако получение этих должностей (за исключением лидера партии) возможно только в том случае, если правящий режим выборы выиграет. Но если верить результатам социологических исследований, проведенным незадолго до голосования, «республиканцы» проиграют оппозиции.

Так, по данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), за правящую партию Армении готов проголосовать 21% избирателей, а за оппозиционный блок «Царукян» — 27%. По 3% получили блок «Выход» и партия Дашнакцутюн, 2% — Армянское возрождение. По одному проценту пришлось на Коммунистическую партию, блоки АНК-НПА и Оганян-Раффи-Осканян, партию Свободные демократы. Правда, тех, кто еще не определился с выбором, довольно много — треть опрошенных.

Приблизительно такое же процентное соотношение (с погрешностью плюс-минус 3%) в отношении двух основных конкурентов на выборах выложило и армянское представительство международной организации Gallup International Association. По ее данным, правящая партия наберет 22,8%, а блок «Царукян» — 26,4%. У других участники избирательной кампании положение лучше того, что привел ВЦИОМ, однако процентный разрыв с двумя лидерами предвыборной гонки у них огромен.

И вот что интересно, если не парадоксально: население Армении недовольно правящей партией, но при этом оно высоко оценивает деятельность нового премьер-министра Карена Карапетяна — бывшего высокопоставленного чиновника «Газпрома». По итогам опроса армянского представительства Gallup, 22,4% респондентов оценивают деятельность Карапетяна полностью положительно, а 58,6% — скорее положительно. Еще 9,9% относятся к деятельности нового премьера скорее отрицательно, 3,8% — полностью отрицательно; 5,1% затруднились ответить на вопрос. То есть рейтинг Карапетяна многократно превышает «проценты» правящей Республиканской партии.

Примечателен также и высокий рейтинг правительства Карапетяна: в среднем, по данным социсследований, в районе 60%, хотя оно и сформировано правящей партией. И что самое интересное: более 80% опрошенных выступают за то, чтобы после выборов Карапетян вновь возглавил правительство Армении.

К социологическим исследованиям можно относиться по-разному: бывает, они намеренно идеологически дезориентируют избирателя и готовят его к протаскиванию в «лидеры» той или иной политической силы, реально не выигравшей выборы. Но когда соцопросы проводят разные организации, можно хотя бы говорить о тенденции. А она такова: правящая партия не в большой чести и лучше нее выглядит блок «Царукян». Но при этом премьер, считающийся ставленником правящей партии, то есть сторонником пророссийского курса Армении, устраивает и электорат правящих «республиканцев», и избирателей от оппозиции.

Тут стоит уточнить, кем является лидер предвыборной гонки — речь идет о блоке «Царукян».  Его лидер Гагик Царукян (говорят, миллиардер, его часто сравнивают с российско-грузинским олигархом Бидзиной Иванишвили, приведшим к власти в Грузии в 2012 году свою команду), более десяти лет возглавлял партию «Процветающая Армения» (ППА) — она была партнером правящей Республиканской партии.

Но два года назад президент Саргсян буквально выжил Царукяна из политики и тем самым попытался обезглавить влиятельную партию и ее парламентскую фракцию, имеющую 36 мандатов в законодательном органе. Саргсян публично назвал Царукяна «злом для страны», проехался по его «низким умственным способностям» и «большим политическим амбициям». Заявив, что «такой тип» представляет реальную опасность для страны, Саргсян исключил его из состава Совета безопасности, а заодно велел прояснить ситуацию с неуплатой олигархом налогов на миллиарды драмов.

Царукян же поведал, что Саргсян осерчал потому, что он, то есть лидер ППА, отказался занять пост президента после тогда еще предстоящих изменений в Конституцию Армении, предусматривающих переход республики к парламентской форме правления. Словом, не подстраховал Саргсяна в ситуации, в которой тот, после ухода с президентского поста, стал бы премьером — то есть снова первыми лицом в государстве.

В результате выяснения отношений в верхах в Ереване чуть было не назрел «майдан» с требованием отставки Саргсяна и проведения внеочередных парламентских и президентских выборов. Но тут Царукян заявил о своем уходе с поста лидера партии и вообще из активной политики.  Но, как видим, уходя («я всегда был против „майданов“, и никогда не простил бы себе, если бы в Армении пролилась кровь хотя бы одного невинного человека»), он все же вернулся — к выборам. За реваншем? И возможен ли он?

Имея в виду мощный административный ресурс и его активное использование, правящая партия вполне может выиграть выборы, однако в таком случае она наживет себе серьезные неприятности — армяне снова станут «майданить». Административному ресурсу могут противостоять деньги Царукяна, его популярность в народе (благотворительность — хорошая предпосылка для победы), а также обещания сносной жизни для простых смертных.

Правда, с трудом верится, что Царукян и Ко смогут выполнить предвыборные обещания — например, существенно повысить пенсии и минимальную заработную плату на фоне освобождения от налогов малого и среднего бизнеса сроком на три года; объявить амнистию за невыполнение налоговых обязательств; снизить ставку по сельскохозяйственным кредитам до 3-5% и тарифы на потребление газа и электроэнергии; упразднить платные парковки, и т. д.

Все это напоминает предвыборные обещания 2012 года в соседней Грузии, когда другой олигарх — Иванишвили — шел к власти. На дворе уже 2017-й, а большая часть обещаний так и осталась обещаниями. Так что, скорее всего, блок «Царукян», равно как и правящая партия, занимается популизмом. Обойти «республиканцев» ему, скорее всего, удалось бы, если б вокруг него сплотился весь армянский оппозиционный спектр. Но, как известно, на такие «подвиги», даже ради «общего дела», оппозиция не способна: личные амбиции, а также внутриполитические и внешнеполитические повестки мешают ей сплоченно «задвинуть» действующую власть.

При этом стоит особо отметить, что Царукян, в отличие от некоторых других его коллег в политике, не является выраженным носителем прозападных настроений, и Москва, заинтересованная в «верности» Еревана, вполне могла бы с ним договориться, чтобы предупредить беспорядки после выборов, когда почти наверняка будет объявлено о победе правящей партии. Но, видимо, с Царукяном Россия решила не иметь дело на «высоком уровне» — то есть победы его блока на выборах. Надо думать, с Саргсяном, который недавно встречался в Москве с президентом Путиным, договариваться легче.

Другое дело, как может обернуться такая договоренность в будущем, если — а вдруг! — Саргсян станет премьер-министром. То есть при новой Конституции — снова первым лицом республики, а Карапетяна или другого возможного кандидата на этот пост — нынешнего министра обороны — «прокатят». Все три кандидатуры, в принципе, одинаково устроили бы Москву, которой в Армении нужна исключительно пророссийская власть — «без глупостей».

А большинство населения Армении, как видим, больше всего устроил бы Карапетян — репутация Саргсяна довольно сильно подмочена: прозападный, пророссийский и даже нейтральный электорат периодически требует его отставки. А это означает, что сейчас относительная стабильность в республике будет зависеть от того, «задвинут» ли Саргсяна, который сделал абсолютно все, что требовала от него Москва, и «поставят» ли первым лицом более симпатичную армянам кандидатуру.

Если власти выиграют выборы и Карапетян останется при своем интересе, он, скорее всего, не станет жестко «прессовать» прозападную оппозицию, поскольку она Армении попросту нужна, но в контролируемых пределах. Во-первых, наличие прозападной оппозиции, пусть и слабой, создаст республике демократический имидж. Во-вторых, она будет создавать видимость взаимодействия Еревана с Западом, что тоже не дурное дело, имея в виду нужду Армении в альтернативных российским грантах, кредитах и инвестициях.

В общем, для Армении сейчас оптимальным было бы сохранение власти Республиканской партии с параллельным «раскручиванием» полномочий «беспартийного» и вменяемого Карапетяна. Правда, на каком-то этапе могут победить деньги Царукяна, однако его инвестиции в оппозицию грозят обернуться политическим банкротством — очень уж ненадежен и разношерстен армянский оппозиционный спектр.

Другой вариант — Царукян договаривается с властями в лице Карапетяна, но не Саргсяна, и оппозицию не финансирует.  Но тогда она начнет искать деньги на Западе, однако непременно перессориться в борьбе за больший куш. Впрочем, серьезных западных политических денег в Армении не будет: сколько бы ни боролись партии за первенство, сколько бы ни поливали грязью друг друга, а все же вести они себя будут осторожно, даже выдвигая антироссийские лозунги. Потому как безопасность Армении — и в контексте ее отношений с Азербайджаном и Турцией, и в контексте глобальных региональных угроз —  зависит сейчас только от России.

И с этим фактом придется мириться всем, даже самым «последовательным» западникам. Но это не должно слишком расслаблять Россию: стабильность в Армении будет зависеть от гибкости политики Москвы, которая, конечно, может снова протащить во власть Республиканскую партию, но может и не протаскивать, а выстроить более хитрую схему: работать с каждой из относительно серьезных политических партий, так сказать, один на один.

Такая политическая «манера» может защитить Россию от неприятных неожиданностей и скачкообразного роста прозападных сил в Армении — их целесообразнее «подкармливать», но контролировать. Вот в таком варианте выборы в Армении пройдут относительно спокойно и без последующих потрясений.
В конце концов, какая разница Москве, кто ей сдастся: снова действующая власть, или Царукян и Ко, или вся оппозиция скопом, прикрывающаяся, для отвода глаз, «антироссийскими лозунгами».

Ирина Джорбенадзе




 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Американский рокер стал наблюдателем на выборах в Армении

Компартия Армении обещает искоренить проституцию и обойтись при этом без «повешений»

Лавров: Укрепление отношений РФ и Турции пойдет на пользу безопасности в Закавказье