«Москали», «бандеровцы» или обиженные заробитчане?

Польша приостановила работу консульств на Украине после обстрела из гранатомета в Луцке. Тысячи «гастарбайтеров», оставшиеся без виз, ждут, чем все закончится.


Польское консульство в Луцке считалось самым «неудобным» для желающих выехать за границу. © Фото с сайта luck.msz.gov.pl

Служба безопасности Украины «расшедрилось», выделив 25 тысяч гривен (меньше $1 тыс.) на вознаграждение за информацию по факту взрыва в генконсульстве Польши в Луцке. Если учесть, что все польские консульства начали выдавать украинцам более 100 тысяч виз в месяц — сумма, в сравнении с потенциальными потерями трудовых мигрантов, мизерная. Сотни тысяч людей, чьи документы находятся на обработке в дипломатических представительствах, в одночасье уперлись в стену тревожной неизвестности. Шансы пополнить «майданутую» массу совсем не воодушевляют.

Заробитчане с огромным удовольствием сбросились бы на премию за поимку организаторов теракта по несколько евро, получилась бы куда более внушительная сумма, поаппетитней обещанной представителями СБУ. Но непонятно — кому сдавать.

То, что из Украины уезжают на заработки, известно давно, но в последнее время определению «массово» нужно искать замену. Эпитет «повально», пожалуй, подойдет больше. Никто точно не может сказать о том, сколько украинцев в Польше-2017 будет жить и работать, потому что количество людей постоянно меняется, однако недавно специалисты подсчитали, что на территории страны регулярно проживает до 500 тысяч граждан Украины.

Польские СМИ опубликовали информацию о том, что количество граждан из Украины в два раза увеличилось — два года назад Республика Польша выдала 800 тысяч разрешений на работу, и большую их часть получили украинцы (98%). Такой спрос на трудоустройство в этой стране отчасти обусловлен проблемами Украины с Россией, ведь раньше именно последняя предлагала соседям достаточно неплохой рынок труда, который старательно разрушало своими действиями украинское правительство.

Если говорить о том, сколько граждан Украины работает в Польше, то можно сказать о том, что сегодня эта цифра (согласно информации из официальных источников) достигает практически одного миллиона. При этом такая масса людей официально зарабатывает почему-то всего около 2 миллиарда долларов за год.

Можно сказать, что экономика Польши стала, в определенной степени, зависима от мигрантов из соседней страны, но отношение к ним достаточно пренебрежительное. Украинцам платят меньше, чем полякам, и чем больше их приезжает, тем ниже становятся зарплаты.

В Польше все чаще украинцев «обижают» — обзывают «бандеровацми», радикалы нападают на украинских студентов и заробитчан, кулаками доказывая, что «Львов — польский город», громят могилы бойцов УПА (запрещенной и в РФ тоже) и создают антиукраинские группы в соцсетях. В Украине тоже хватает инцидентов против поляков — два месяца назад, например, кто-то осквернил памятники польского кладбища в Быковне под Киевом и написал на монументах: «СС Галичина». И этот, и последний инцидент украинские власти назвали «российской провокацией».Такое положение дел злит заробитчан, но выбор у них невелик, а потому — все равно едут.

Отношения между двумя странами обострились после прихода к власти в Польше полтора года назад консервативной партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского — брата президента Польши Леха Качиньского, погибшего в 2010 году в авиакатастрофе под Смоленском. Лидер правящей партии откровенно недолюбливает «бандеровцев», при нем в стране активизировались правые радикалы, да и среди части умеренных поляков отношение к украинцам меняется.

По последнему соцопросу Центра исследований общественного мнения, проведенному в январе этого года в Польше, украинцев «не любит» больше трети поляков, еще почти столько же хорошо о них отзываются, а четверть — к соседям попросту безразличны. Для сравнения, почти 60% жителей Польши негативно относятся к арабам, 35% не любят румын, а 38% — россиян. Лучше всего в Польше относятся к соседям-чехам, словакам, а также к «друзьям-американцам» (более 50% поддержки).

Среди жителей Западной Украины, которые часто ездят в Польшу на закупки за более дешевыми товарами, также зреет недовольство соседями. Особенно после того как поляки ужесточили правила выдачи «шенгена», несмотря на обещанный Европой безвиз. Если раньше для шопинг-визы достаточно было показать паспорт с пропиской на западе Украины, то с недавних пор консульства начали требовать почти полный пакет документов с выписками из банка, бронью отелей, даже если едешь на день, и справки с места работы.

«Еще несколько лет назад запросто можно было получить визу на год, а теперь дают или строго под поездку или на пару месяцев. А могут и отказом наградить. Знакомые в консульстве говорят, что боятся мигрантов из Украины. Поэтому смешно слышать о добрососедских отношениях и Польше как «адвокате Украины», — рассказал «Росбалту» львовский предприниматель Василий Кронюх.

Галичане жалуются на коррупцию в польских консульствах, хотя дипломаты открещиваются от обвинений, убеждая, что бизнес на визах развели сами украинцы. «Зарегистрироваться на получение визы по-честному — через интернет и колл-центр — практически нереально, место в очереди продают за 500-1000 грн. Об этом знают сотрудники консульства и, говорят, имеют свою долю. Поляки развели бизнес на украинских мигрантах», — говорит Кронюх.

Попасть в Польшу на работу стоит для украинца из центральной части страны немало: 400-600 евро с дорогой в оба конца. На эти деньги на Украине может скромно прожить два-три месяца семья из нескольких человек. Претенденты на получение трудовой визы уже привыкли «скидываться». Процесс оформления выездных документов превратился в четко отлаженную систему поборов. Официальные консульские отчисления составляют примерно третью часть от общей стоимости услуг, остальное — спекуляционные накрутки.

Зарабатывают на мигрантах как украинские посредники, так и поляки, приближенные к кормушке служебных возможностей работников консульств. Процветает в миграционной индустрии и мошенничество, достаточно часто деньги растворяются в воздухе вместе с посредниками. В таких случаях потерпевшие (возможно, именно так и произошло в Луцке) готовы расстрелять консульство страны, ассоциирующейся с потерей, хоть из гранатомета, хоть из пушки. Такой вариант есть у СБУ в перечне версий теракта.

Самым коррумпированным, кстати, считается то самое обстрелянное консульство в Луцке. Два года назад, после многочисленных пикетов и жалоб украинцев на отказы и взятки, там уволили весь персонал из-за массовых продаж виз и создание искусственной очереди. «Но это не изменило ситуацию. Услугами по продаже виз торгуют еще больше, спрос растет, — поделился с «Росбалтом» информацией таксист из Луцка Николай Сальчук. — Вполне возможно, что окажется — по консульству выстрелил кто-то из местных, из тех, кому отказ влепили».

Впрочем, Польша щедрее других стран ЕС печатает украинцам визы, особенно рабочие. По статистике, в прошлом году поляки выдали украинцам больше миллиона виз, почти половину из них — в генконсульстве Польши во Львове, в Луцке — около 300 тысяч, еще 145 тысяч в Киеве. Из них «шенгенок» больше полумиллиона. Для сравнения: Германия выдала украинцам в пять раз меньше шенгенских виз.

Но не только визовый вопрос портит отношения с поляками. Масла в огонь подлили два прошлогодних события в Польше, и оба связаны с Волынью, вокруг «столицы» которой — Луцка — сейчас и разгорается скандал.

Ударом под дых для многих украинцев стало одобрение в польском Сейме скандального законопроекта о Волынской трагедии 1943 года, во время которой отряды ОУН-УПА массово убивали поляков, а польская Армия Крайова вырезала украинцев. Те события, которые в Польше называют «Волынской резней», польские парламентарии признали геноцидом. А минувшей осенью на экраны вышел фильм «Волынь» об этнических чистках времен Второй мировой войны, в которой украинские националисты показаны головорезами, убивавшими мирных поляков. «После этого в Польше пошла антиукраинская волна, особенно в семьях, где предки пострадали от УПА», — рассказал «Стране» Войцех Жиневич, преподаватель университета из Кракова.

Украинцы все чаще жалуются на нападки. По словам главы общественного комитета «Евромайдан-Варшава» Натальи Панченко, из-за ее проукраинской позиции ей чаще стали угрожать в соцсетях. Даже галичане, которые не ездят в Польшу, тоже заметили изменения в отношениях с жителями соседней страны. «Во Львове традиционно много польских туристов. Так вот все чаще они приезжают со своими гидами, и, проходя мимо, я слышу, как они бессовестно рассказывают, что Львов — польский город. Это очень возмущает, — рассказывает львовянка Надежда Сенык. — Однажды я остановилась и пыталась поспорить, но меня мягко послали».

А тут еще пошли слухи, что поляки через суды отберут у львовян квартиры, до войны принадлежавшие их предкам, в которых потом заселились галичане. С такой инициативой выступила польская организация «Реституция Кресов» (Восточными Кресами, то есть  границами, называют Западную Украину). В организацию якобы обратились уже больше тысячи наследников поляков, выселенных в свое время с этой территории. Всего, по словам главного «реститутора» Конрада Ренкаса, такие права могут предъявить около 150 тысяч поляков, а общая сумма претензий может составить $5 млрд. Уже готовы иски в суды Киева и Луцка.

Националисты считают, что поляки стали преследовать и обижать украинцев, в том числе, из-за попустительства собственного правительства. «Наших студентов в Польше избили за то, что они считают Львов украинским (этот конфликт произошел два месяца назад в Жешуве — авт.), — говорит Анатолий Витив, депутат Волынского облсовета на встрече с журналистами. — Это продолжение ряда антиукраинских провокаций в Польше, где сознательно нагнетается антиукраинская истерия со стороны польского Сейма и Сената, а также это следствие пассивной реакции со стороны официальной украинской власти. Поляки должны за это ответить».

Причастны ли националисты к «расстрелу» консульства в Луцке или это «российский след» покажет следствие. В конце концов, это станет известно и хочется думать, что не лет через 50. Но вот факт того, что стреляли из гранатомета в регионе, отдаленном от боевых действий, местных тревожит «дополнительно». Они привыкли давать «советы» жителям Донбасса, спокойно засыпая в тишине, кого нужно ненавидеть и с кем воевать. В их окна не залетают снаряды, то есть — не залетали. Их детям нет нужды учиться распознавать калибр летящего «подарка» по звуку. Возможно, прецедент заставит их пересмотреть некоторые взгляды на ценности мирной жизни.

Валентин Корж


 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Украина вручила ноту протеста послу Польши из-за спора о Львове

Кремль ответил на обвинения польской прокуратуры в адрес российских диспетчеров

Минпром Коми требует решения проблемы бесхозных нефтяных скважин на федеральном уровне