«Россия исчерпала потенциал в Сирии»

В Кремле пока не понимают, как отвечать на решение Дональда Трампа нанести ракетный удар по авиабазе войск Асада в Сирии, отмечают эксперты.


Отношения Вашингтона и Москвы переживают острый кризис доверия. © Фото с сайта Министерства обороны США

Соединенные Штаты находятся «на грани боевых столкновений с Россией», — таким заявлением Дмитрий Медведев отреагировал на воздушный удар американской армии по авиабазе, которую используют войска Башара Асада. «Все. Остатки предвыборного тумана рассеялись. Вместо растиражированного тезиса о совместной борьбе с главным врагом — ИГИЛ („Исламским государством“, запрещенным на территории РФ, — „Росбалт“) администрация Трампа доказала, что будет яростно вести борьбу с законным правительством Сирии», — написал глава российского правительства на своей странице в социальной сети «Фейсбук».

В пятницу два эсминца ВМС США USS Ross и USS Porter, базирующиеся в Средиземном море, выпустили 59 крылатых ракет «томагавк» по авиабазе Шайрат на севере Сирии. Как заявил президент Соединенных Штатов Дональд Трамп, отдавший приказ об этой операции, нет сомнений, что сирийские правительственные войска применили химическое оружие в провинции Идлиб. При этом все попытки «изменить поведение Башара Асада ни к чему не привели», — сказал Трамп и призвал «все цивилизованные нации» присоединиться к США, чтобы остановить кровопролитие в Сирии.

Обозреватель «Росбалта» попросил экспертов высказать свое мнение о том, каким может быть военный и политический ответ России на эти действия Вашингтона.

Развитие событий в Сирии после ракетного удара США будет зависеть от последующих шагов, полагает директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Александр Шумилин.

Удары «томагавками» по авиабазе правительственных сил в Сирии отрицательно скажутся на российско-американских отношениях в краткосрочной перспективе, а в долгосрочной — все будет зависеть от дальнейшего хода событий, считает эксперт.

По его словам, проблема в том, что сейчас «происходит переоценка всего и вся». «Президент США Дональд Трамп пересмотрел свое отношение к Асаду и роли России в Сирии, а Владимир Путин переоценивает свои отношения с Ираном и сирийским президентом Башаром Асадом — в какой степени все это целесообразно и полезно в долгосрочном плане», — пояснил Шумилин.

Сейчас, считает эксперт, стоит вопрос, чем Москва может ответить на атаку американцами своего союзника Асада, «потому что Россия исчерпала свой потенциал в Сирии и он не рассчитан на столкновение с Соединенными Штатами». По его мнению, в Москве пока не понимают, как отвечать на эти действия американцев.

«Вероятно, со стороны России можно ждать какие-то символические жесты, но все будет определяться шагами, которые стороны предпримут в ближайшее время. Эта операция для США и Трампа лично чрезвычайно успешна, но сложно сказать, что можно назвать успехом для России и Путина. Если будет преобладать логика генералов, а не политиков, — ответ ударом на удар, — тогда все усугубится», — сказал Шумилин.

«Повестка российско-американских отношений при президенте США Дональде Трампе до сих пор не выстроена. Было совершенно не понятно, удастся ли договориться с ним по сирийской проблеме», — отметил политолог Алексей Макаркин. По его словам, первоначальные ожидания от Трампа в России очень быстро развеялись, хотя ранее «считалось, что вопрос борьбы с терроризмом в Сирии может сблизить две страны, тем более, что у Трампа был более прагматичный, чем у демократов, подход к фигуре сирийского президента Башара Асада».

После удара американскими «томагавками» по Сирии «все резко изменилось», — подчеркнул Макаркин, по словам которого, «понятно, что по Сирии уже не удастся договориться».

При этом по другим острым вопросам, например, «по Украине и ядерному оружию, тоже нет ничего оптимистичного», — добавил эксперт.

«В российско-американских отношениях есть проблема доверия. Если при Обаме оно было на низком уровне, то сейчас стало еще ниже, потому что Россия считает, что Америка совершила акт агрессии против Сирии. И это при том, что если при президенте Обаме в Москве привыкли, что с ней консультируются, что госсекретарь Джон Керри постоянно встречался с главой МИД РФ Сергеем Лавровым, пытаясь уловить какие-то нюансы российской позиции и возможности ее изменения, то сейчас никто этим особо не интересуется», — сказал Макаркин.

С другой стороны, по его словам, «в Америке считают, что Россия покрывает Асада, и ради этого дезинформирует мировое сообщество о химической атаке, которую провела армия сирийского президента». Так что у каждой стороны такое количество претензий друг к другу, что говорить о доверии сейчас невозможно, отмечает Макаркин.

В свою очередь заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин, говоря о том, почему удар по авиабазе Шайрат не удалось предотвратить средствам ПВО, прежде всего, отметил, что РФ «никогда не поставляла С-300 и, тем более, С-400 в Сирию».

«Поставка С-300 (правительству сирийского президента Башара Асада) была совершенно официально отменена год или два назад и это никак официально не объяснялось. Возможно (проблема) в отсутствии денег у Сирии, но, скорее всего, это сделано по просьбе Израиля», — отметил эксперт, напомнив, что производство С-300 в России давно прекращено, а возобновлять его «очень дорого и очень долго».

В то же время, если везти эти зенитно-ракетные комплексы из России, «то это тоже очень дорого, долго и, кроме того, мы тогда оголяем себя, поэтому я не очень понимаю, как это можно сделать», — сказал Храмчихин.

Вариант с тем, чтобы привезти комплексы С-400 в Сирию из России представляется эксперту еще менее вероятным. Комплексы С-300 и С-400 стоят на (нашей) собственной базе (в Сирии) «и этим, вероятно, все и ограничится», — говорит он.

Комментируя по просьбе «Росбалта» заявления российских официальных лиц о том, что в Сирии будет реализован некий комплекс мероприятий по повышению эффективности сирийской ПВО, аналитик отметил, что ему «трудно трактовать высказывания официальных лиц, потому что они могут иметь в виду все что угодно». «Более того, в некоторых случаях официальное лицо может вообще не понимать, что оно говорит», — добавил Храмчихин.

В то же время, как полагает эксперт, «теоретически» можно представить себе поставки в Сирию российских систем «Панцирь», «Тор», «Бук», которые дешевле и мобильней С-300 и С-400. «У них, правда, и возможности более ограничены, но непосредственную оборону объектов они, вероятно, обеспечат», — считает эксперт.

Александр Желенин


Ранее на тему Путин пообещал и дальше наращивать боевой потенциал для защиты от обидчиков

В Совфеде при молчании Кремля намекнули на приоритетную поставку ПВО в Сирию

Путин заявил о деградации российско-американских отношений при Трампе