Россия не против появления на карте «второй Алании»

Южная Осетия переименовалась и выбрала себе нового президента. И хотя Москва ставила на действующего главу республики, итоги голосования ее устроили.


Главе ЮО Леониду Тибилову не удалось продлить полномочия. © Фото с сайта presidentruo.org

В частично признанной Южной Осетии состоялись президентские выборы и референдум по переименованию республики в «Государство Алания». Явка, по данным Центризбиркома, составила более 80%. За переименование отколовшейся от Грузии территории численностью в 35 тысяч человек (официально — 51 тысяча), ставшей «союзническим государством» для России, проголосовали более 75%  участников референдума.

«Государство Алания» выбрало себе и нового президента — спикера парламента Анатолия Бибилова. За него, по предварительным данным Центризбиркома ЮО, проголосовало около 58% избирателей, в то время как за действующего главу государства Леонида Тибилова — 30%.  Такой исход выборов стал несколько неожиданным, поскольку власти России «благословили» Тибилова на второй президентский срок.

В частности, председатель Высшего совета «Единой России» Борис Грызлов (его цитирует ТАСС), заявил: «Мы поддерживаем решение действующего президента Леонида Тибилова баллотироваться  на второй срок». По его словам, высокий уровень российско-югоосетинских двусторонних отношений подтверждается регулярными встречами президента России Владимира Путина с южноосетинским коллегой.

Напомним, что незадолго до выборов Тибилов встречался с Путиным, и уже тогда было понятно, кого поддерживает Москва в качестве кандидата в президенты. А через несколько дней после этого рандеву между Россией и Южной Осетией было подписано соглашение о порядке вхождения отдельных подразделений Вооруженных сил ЮО в состав ВС РФ. Документ подписан в рамках Договора о союзничестве и интеграции между Россией и Южной Осетией, заключенного в марте 2015 года.

Интересно, что результаты проведенного exit poll свидетельствовали о неизбежности второго тура выборов, поскольку  президенту Тибилову отошло около 46% голосов, а спикеру парламента Бибилову  — около 37%. Третий кандидат в президенты, сотрудник КГБ Южной Осетии Алан Гаглоев, остался вне игры: по опросам, он набирал немногим менее 17%.

Но реально случилось то, что случилось — победил Бибилов. Наблюдатели из России, Абхазии, Приднестровья, Нагорного Карабаха, Донецкой и Луганской народных республик — всего более 80 человек — о грубых нарушениях в ходе выборов не заявляли. На соблюдение порядка в день голосования и референдума был брошен весь личный состав МВД. По данным КГБ республики, «в связи с усилением мер безопасности» на три дня — с 7-го по вечер 10 апреля, был прекращен пропуск граждан на границе ЮО с Грузией.

Что показали эти выборы? Во-первых, что кланы в Южной Осетии способны к консолидации, когда это необходимо. Во всяком случае, трое кандидатов в президенты обошлись без оскорблений друг друга и, что самое главное, не позволили экс-президенту ЮО Эдуарду Кокойты, которому ЦИК отказал в регистрации для участия в выборах, втереться в политическую конфигурацию протекающих в республике процессов.

Кокойты всячески старался дестабилизировать обстановку, созывал шумные митинги своих сторонников и, как говорят в Цхинвале, пытался договориться и с Тибиловым, и с Бибиловым на предмет получения им и его «друзьями» высоких должностей. Но, видимо, договориться не удалось — даже несмотря на то, что он открыто стал проявлять «лояльность» к Бибилову и перестал «эмоционально» отзываться о некоторых представителях администрации президента России, которая, разумеется (имея в виду прошлое Кокойты) ни в коем случае не допустила бы его ни до одного «высокого» кабинета.

Как поведет себя после такого фиаско экс-президент ЮО, прогнозировать сейчас трудно. Политического будущего в республике у него нет, и, по идее, имея в виду отношение к нему российских властей, он вряд ли решится раскачивать обстановку на родине: скорее всего, вернется в Москву.

Во-вторых, назвать полноценными выборы в Южной Осетии невозможно — хотя бы потому, что их итоги и референдум международным сообществом (Евросоюз, США и другие, не говоря уже о Грузии) объявлены нелегитимными, а политика непризнания независимости республики продолжается.

В-третьих, югоосетинским выборам сопутствовал общекавказский и вообще восточный синдром — соревновались кланы, «семьи» в их широком понимании, а не сугубо политические деятели с соответствующими программами. Но самому «Государству Алания» и России это последнее обстоятельство неважно: главное, чтобы на территории южного буфера безопасности РФ не было серьезной конфронтации и поползновений «цветного» порядка. Впрочем, любые такие поползновения способны подавить дислоцированные на базах в ЮО российские военные.

Что же касается референдума по переименованию республики, дело это достаточно тонкое, поскольку его целью является объединение Южной Осетии с Осетией Северной. Вот как объяснил затею с референдумом Тибилов: «Наши братья на севере назвали свою республику Северная Осетия — Алания, и переименование нашего государства в Южную Осетию — Аланию создаст условия и предпосылки для вхождения Единой Алании в состав Российской Федерации».

Россия не запретила Цхинвалу проводить референдум (чем бы дитя ни тешилось, лишь бы помалкивало), но это вовсе не означает, что она в обозримом будущем поведется на повторение крымского сценария. Вместе с тем в «рукаве», для, так сказать, острастки политических антагонистов, она будет держать соответствующую карту. Ну, а те южные осетины, которые, в отличие от абхазов, желают вхождения в РФ, будут лелеять надежду стать «истинными россиянами», хотя почти все они имеют паспорта РФ.

Что ждет вторую «Аланию» при новом президенте? Да ничего нового. Правда, говорят, что он рассудителен, спокоен и не замешан в «грязных делах», что важно для простых осетин, которых в ЮО осталась всего лишь горсточка. Содержание Россией своего «подбрюшья» продолжится — в прошлом году оно обошлось ей в 8,2 миллиарда рублей. Есть надежда на то, что большую часть этих денег минет нецелевое расходование — попросту говоря, их не очень сильно разворуют.

В общем, ни в политике России в отношении ЮО, ни в политике Южной Осетиии в отношении РФ изменений не будет, поскольку Бибилов, как и Тибилов, ориентирован на максимальную, на любых условиях интеграцию с Россией. Правда, в самой ЮО могут слегка столкнуться кланы — при новом президенте во властные структуры придут и новые люди. Но, вероятно, от Бибилова можно ждать сохранения «баланса интересов».

Сам избранный президент уже заявил, что отношения ЮО с Россией «будут наращиваться», и что желание югоосетинского народа «вернуться в состав Российской Федерации» неизменно в течение почти ста лет, то есть с того периода, как осетины пребывают «в разных политических единицах».

Ну, а Кремль, «приветствовал» президентские выборы в ЮО и подтвердил «абсолютно политически конкурентный демократический избирательный процесс» в этой республике. «Еще большее удовлетворение у нас вызывает то, что основная конкуренция велась между двумя кандидатами, которые являются убежденными сторонниками дальнейших тесных отношений Южной Осетии с Российской Федерацией, и мы всячески приветствуем этот настрой», — заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Впрочем, иной настрой в Южной Осетии Россия просто бы не допустила.

Андрей Николаев




 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему «Голос» запустил «Карту нарушений» перед выборами 10 сентября

Россияне оценили свою жизнь в 5,7 млн рублей

Сотрудники «Почты России» вместе с сообщниками попались на мошенничестве на 200 млн рублей