Чем «приманили» Узбекистан?

Путин и Мирзиеев решили перейти к этапу прагматичных отношений. Перспективы же зависят от того, насколько грубо Кремль будет вмешиваться во внутренние дела Ташкента.


Итоги переговоров в Кремле узбекский лидер назвал беспрецедентными © Фото с сайта kremlin.ru

Российско-узбекское взаимодействие стало развиваться столь стремительно, что впору делать из этого «восторженно-разнообразные» выводы. Ведь еще недавно Ташкент твердо придерживался изоляционистской политики, и вдруг — нате вам, стал быстро оборачиваться лицом к Москве. Свидетельство тому — результаты недавнего первого государственного визита в Россию президента Узбекистана Шавката Мирзиеева, обставленного в Москве с истинно восточной пышностью. Итоги переговоров в Кремле узбекский лидер назвал «беспрецедентными». Похоже, что с некоторыми оговорками так оно и есть.

Подробнее о «беспрецедентности». Во-первых, стороны договорились о реализации самых разнообразных совместных проектов на сумму более 15 миллиардов долларов. А ведь раньше Ташкент не страдал страстью к целенаправленному привлечению инвестиций. Во-вторых, столковались о значительном увеличении товарооборота между двумя странами, который, по словам узбекского президента, возрос за последние несколько месяцев на 260%, и по итогам года вполне может достичь 5 миллиардов в валюте США.

В настоящее время доля России во внешней торговле Узбекистана составляет 17% — ее опережает Китай. По всей вероятности, Москва ставит целью ослабление зависимости узбекской торговли от Поднебесной, которая влечет за собой и другие «зависимости», причем на всем пространстве Центральной Азии.

Догнать и перегнать Китай в торговле с Узбекистаном у России вряд ли получится, но твердо застолбить за собой республику — вполне реально. Видимо, все к тому и идет: Москва дает «зеленый свет» поставкам сельхозпродукции и продовольствия из Узбекистана, а Узбекистан отказывается от акцизов на немалую номенклатуру российских товаров.

Ташкент расширяет присутствие у себя российских инвесторов, не ограничивая его такими уже работающими на узбекском рынке «зубрами», как «Лукойл» и «Газпром». Кстати, последнему удалось заключить с Узбекистаном длительный контракт на закупку 5  миллиардов кубометров газа ежегодно — прежде действовали однолетние контракты с варьирующимися объемами. Строго говоря, у российского гиганта нет нужды в узбекском газе, но он является средством цементирования политических отношений с Ташкентом. Равно как и продление до 2024 года соглашения «Газпрома» по разделу продукции с узбекского углеводородного месторождения Шахпахты. Отметим, что у «Газпрома» есть виды и на другие месторождения Узбекистана.

В общем, сейчас в кругу активных инвесторов и партнеров Узбекистана появятся  «Внешэкономбанк», «Ростех» и другие. Последняя компания организует в республике производство композиционных материалов, металлообрабатывающей и инструментальной продукции; займется развитием кооперации предприятий автомобильной промышленности, поставкой и ремонтом газотурбинного и иного оборудования.

И, что главное, холдинги «Ростеха» заняты в оборонно-промышленном комплексе, в сотрудничестве с которым Ташкент крайне заинтересован. Впрочем, большой интерес к соответствующему рынку Узбекистана Россия проявляет сама — в частности, на почве конкуренции с США в экспорте вооружения.

Открыто во время визита Мирзиеева в Москву о контрактах в сфере ОПК не говорилось, но к его приезду Госдума ратифицировала договор о военном сотрудничестве с Узбекистаном, предусматривающий введение «благоприятного режима» в области производства, разработки, ремонта, модернизации, утилизации  вооружения, военной техники, и т.д. Известно также, что из Узбекистана уже поступили заявки на поставку вертолетов, боеприпасов, ремонт и модернизацию авиационной и бронетанковой техники.

Под «благоприятным режимом» подразумевается, в частности, продажа российского оружия Узбекистану по той цене, по которой она обходится российской армии. То есть Россия этим убивает сразу нескольких зайцев: развивает свой ОПК, включая создание новых рабочих мест; устраняет, по мере возможности, конкурентов; усиливает обороноспособность узбекской армии и тем самым заботится о собственной безопасности — на случай дестабилизации со стороны Афганистана.

А с терроризмом Москва и Ташкент договорились бороться совместно. По словам Мирзиеева, его страна будет всячески поддерживать РФ во всем, что касается Афганистана. Еще бы! Без России с проблемой терроризма Узбекистан не справится, равно как и России без поддержки государств Центральной Азии, и особенно — Узбекистана.

Узбекский лидер, кроме того, заверил, что отношения его страны с Россией «были, есть и будут стратегическим партнерством, союзничеством». Заявление слишком громкое, имея в виду политику теперь уже умеренного изоляционизма Ташкента и первостепенную важность для него отношений с соседями по Центральной Азии.

Отметим, что Узбекистан по-прежнему избегает возвращения в ОДКБ, из которой он дважды выходил, и вступления в ЕАЭС. Но вместе с тем Ташкент заинтересован в создании зоны свободной торговли с Евразийским союзом и в военной помощи России. Однако если ситуация в Афганистане обострится, возвращение республики в ОДКБ не исключено. Тем более, что она, скорее всего, будет избегать военного сотрудничества с США и продолжит «курс Каримова» — покойный президент буквально изгнал американских военных с узбекской авиабазы «Ханабад».

Словом, разворот Узбекистана в сторону России и встречные шаги последней в отношении Ташкента обусловлены прагматизмом — стороны находятся в положении, когда они обречены, грубо говоря, использовать друг друга в первую очередь из соображений безопасности. То есть в этом контексте крайне высока антитеррористическая и оборонная компонента.

Но полностью ли развернется Узбекистан в сторону России и станет ли он ее полноценным «стратегическим партнером и союзником», во многом будет зависеть от самой России. И дело здесь не столько в демонстрируемой РФ инвестиционной щедрости, сколько в политическом такте и чувстве меры; в том, насколько глубоко она станет вмешиваться во внутренние дела Узбекистана, который, как известно, терпеть не может внешнего давления. Потому-то Ташкент и предпочитает равную удаленность от мировых центров силы, блоков, объединений, и Москва, если она желает достигнуть успеха в отношениях со своим потенциальным союзником, должна это понять и принять.

А также не устраивать «затир» Узбекистану из-за его контактов с другими странами и инвесторами, направленных на улучшение экономической ситуации в стране и защиту ее национальных интересов. Словом, вопрос в том, сумеет ли Россия, видя небывалую ранее заинтересованность и открытость к ней Узбекистана, воздержаться от своей привычки «качать права» другим государствам по принципу — А куда они от нас денутся?

Тем более, что до сих пор такая «философия» себя не оправдала.

Ирина Джорбенадзе
 


Ранее на тему Госдума ратифицировала договор о военно-техническом сотрудничестве между РФ и Узбекистаном

Президент Узбекистана проводит первый визит в РФ

Узбекистан почти в семь раз увеличит продовольственный экспорт в Россию