В ЕАЭС теперь «великолепная пятерка» и Додон

В Бишкеке прорыва не случилось. Главное — превращение Молдавии в наблюдателя и «возвращение» Лукашенко в число приверженцев Евразийского союза.


Что означает статус наблюдателя для Молдавии, пока не очень понятно. © Фото с сайта kremlin.ru

В столице Киргизии прошло очередное заседание Высшего Евразийского экономического совета — руководящего органа ЕАЭС. По большому счету встреча оказалась рутинной. Лидеры стран Союза подписали 11 документов, в основном утвердивших основные ориентиры макроэкономической политики государств-членов на 2017—2018 годы. Попутно приняли решение предоставить Молдавии запрошенный ее президентом статус страны-наблюдателя при организации. Что это и зачем — пока не известно.

Решено передать на наднациональный уровень ЕАЭС определение условий деятельности свободных экономических зон (СЭЗ) и правил происхождения товаров — это болезненный вопрос для Казахстана и Белоруссии.

«Изменения в регламент работы постоянно действующего органа Евразийского экономического союза — Евразийской экономической комиссии — утвердили на заседании Высшего Евразийского экономического совета главы государств ЕАЭС, — сообщила пресс-служба органа. — Совет ЕЭК, в состав которого входят первые заместители премьер-министров стран Союза, получил ряд новых полномочий в сфере таможенного регулирования. Кроме того, президенты расширили перечень вопросов, решения по которым Коллегия ЕЭК будет принимать консенсусом».

Как следует из изменений в регламенте, на наднациональный уровень переданы: утверждение правил определения происхождения товаров, вывозимых с таможенной территории Союза; условия осуществления внешнеэкономической деятельности в свободных экономических зонах, в том числе условия признания товаров, изготовленных из иностранного сырья, товарами Союза; ряд других вопросов.

Внесение изменений в регламент работы комиссии — это шаг, необходимый для обеспечения полноценной работы Таможенного кодекса ЕАЭС. Для этого же сейчас ведется разработка первоочередных актов решений ЕЭК по 25 вопросам, в числе которых — определение правил перемещения товаров физическими лицами для личного пользования и нормы беспошлинного ввоза; условия внешнеэкономической деятельности компаний, работающих в статусе уполномоченных экономических операторов, и прочее.

Наконец, на саммите в Бишкеке российский вице-премьер Игорь Шувалов рассказал о перспективах сотрудничества ЕАЭС с Ираном. По его мнению, соглашение с Тегераном «требует дальнейшей доработки» в соответствии с замечаниями членов Союза, и переговоры по этому вопросу могут быть закончены в мае.

Смирение Лукашенко

Саммит в Бишкеке показал, что президент Белоруссии, который еще недавно был жестким критиком ЕАЭС, после переговоров с Владимиром Путиным в начале апреля волшебным образом обратился в горячего приверженца Евразийского союза. Сложно сказать, связано ли это с тем, что Кремль удовлетворил практически все просьбы белорусского лидера об экономических субсидиях, однако перед заседанием Высшего Евразийского экономического совета Лукашенко действительно сделал многое, прежде всего — подписал, наконец, договор о Таможенном кодексе ЕАЭС.

Напомним, что 26 декабря 2016 года Александр Лукашенко отказался приехать в Санкт-Петербург на саммит ЕАЭС, на котором главы государств Союза как раз и утверждали Таможенный кодекс. Этот поступок вызвал настоящий скандал внутри организации, хотя и был в определенной степени предсказуем — прежде глава Белоруссии много раз критиковал документ и заявлял, что он «не соответствует белорусским интересам». Теперь, похоже, начал соответствовать. К слову, в декабре оппозиционные белорусские политики заявили, что Александр Григорьевич не поехал в Россию на саммит, поскольку в его отсутствие в Минске должен был произойти… государственный переворот — как раз Россией якобы  и инспирированный.

Впрочем, теперь в Бишкеке традиционно словоохотливый Лукашенко опять не удержался от критики ЕАЭС — точнее, внутренних противоречий в нем. «В 2016 году нам не удалось остановить снижение товарооборота и устранить причины, приведшие к этому», — заявил белорусский лидер, сразу предложив ввести мораторий на принятие правовых актов, носящих «явно дискриминационный характер» по отношению к членам организации.

В первую очередь он, разумеется, имел в виду собственную страну, которая заметно перестаралась, пытаясь заработать деньги на российском продуктовом эмбарго. «Когда один из участников принимает односторонние меры по защите рынка в отношении третьих государств, отсюда как снежный ком нарастают внутренние противоречия союзников», — темпераментно заявил Лукашенко, намекая на принятые Россией в 2016 году меры, ограничивающие свободное движение товаров и людей через российско-белорусскую границу.

Но по большей части глава Белоруссии был настроен необычно дружелюбно по отношению к ЕАЭС. В частности, он призвал страны-партнеры активнее создавать зоны свободной торговли с третьими государствами. «Делая основной упор на совершенствовании внутрисоюзных отношений, мы не забываем о расширении внешнего контура, — сказал он. — И здесь, признаюсь откровенно, заключение соглашений о свободной торговле отвечает интересам Беларуси. Уверен, и другим государствам. Поэтому призываю шире их использовать для диверсификации торговых и инвестиционных отношений с нашими партнерами, углубления промышленной и сельскохозяйственной кооперации».

Парадоксальным образом сразу после этого Лукашенко поддержал позицию Киргизии: сосредоточиться на решении внутренних проблем ЕАЭС.

Судя по всему, главной задачей прошедшего саммита было — показать, что в евразийском семействе все нормально, что ЕАЭС жив и развивается. Потому что после публичной пикировки между белорусским премьером Андреем Кобяковым и Дмитрием Медведевым из-за цен на газ (7 марта на заседании Евразийского межправительственного совета) многие эксперты предположили, что Евразийский союз оказался в самом глубоком кризисе за два с небольшим года своего существования.

Напомним, тогда Медведев заявил своему белорусскому коллеге, что если его не устраивают цены на газ, то в ЕАЭС никто никого насильно не держит. После этого о возможном распаде Союза заговорили во всех его столицах. Жару из-за океана добавил Збигнев Бжезинский, заявивший: «Я сомневаюсь, что Евразийский экономический союз просуществует 10-20 лет». И вот теперь прошел саммит, показавший, что все — «тихо-мирно, проблемы решаются», и даже вечный «плохой парень» Лукашенко остепенился и начал играть по правилам. Все это особенно важно для Кремля, который рассматривает ЕАЭС как свой самый важный интеграционный проект на постсоветском пространстве.

ОДКБ: все в тайне

Когда окончился саммит ЕАЭС, к его участникам присоединился глава Таджикистана Эмомали Рахмон, и началась неформальная встреча лидеров стран Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Повестку встречи определял Алмазбек Атамбаев, который по традиции говорил о необходимости консолидации и превентивных мерах по противодействию новым угрозам. Впрочем, на встречу лидеров ОДКБ доступ СМИ был закрыт. Только позднее вышедший к прессе и. о. генерального секретаря организации Валерий Семериков сказал, что «главы государств обсуждали проблемы, входящие в зону их ответственности». Впрочем, скоро стало известно, что главной темой переговоров был Афганистан.

Позднее белорусское государственное информагентство БелТА сообщило, что Александр Лукашенко — нынешний председатель Совета коллективной безопасности — проинформировал своих коллег о приоритетах, которые Белоруссия объявила на период своего председательства в организации. Единственный же явный итог неформального саммита ОДКБ — решение назначить генеральным секретарем ОДКБ представителя Армении Юрия Хачатурова. Как пояснил журналистам Валерий Семериков (перешедший в статус заместителя генсека), решение было принято президентами единогласно. Официальное назначение Хачатурова произойдет 2 мая 2017 года.

«Конечно, внутри ОДКБ интриг и противоречий ничуть не меньше, чем в Евразийском союзе. Просто они намного реже становятся публичными, — говорит белорусский политолог Антон Платов. — Так, Юрий Хачатуров уже давно должен был возглавить ОДКБ, но против выступал, разумеется, Азербайджан. Конечно, он не входит в ОДКБ, но является серьезным региональным игроком, так как дружит с Ираном и Турцией. Так что лично я подозреваю, что будь отношения между Москвой и Анкарой сейчас получше, Хачатуров должность бы не получил. А так Россия подтвердила статус Армении как своего протеже в регионе».

И на «сладкое» было решено наградить бывшего генсека организации Николая Бордюжу, который руководил ею более 13 лет, почетным знаком ОДКБ I степени «за особый вклад в становление организации, развитие сотрудничества между ее членами, укрепление коллективной безопасности, мира и стабильности». Что сказать: развил и укрепил.

Денис Лавникевич
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Правительство РФ обновило план совершенствования таможенного администрирования

Турецкий «фейк» или армянское «всерьез»?

В ЕАЭС намерены снизить порог беспошлинного ввоза товаров