Лукашенко: Мужики, не надейтесь ни на какие реформы

Президент Белоруссии в своем послании к народу заявил, что приватизации не будет, поругал Европу, возложил большие надежды на Китай и «забыл» про Россию.


На следующий день после выступления в парламенте президент «по-ленински» потрудился на субботнике. © Фото с сайта president.gov.by

Каждое новое большое выступление Александра Лукашенко публика ожидает с нетерпением, как шоу, которое хорошо тем, что никогда не повторяется. Благо белорусский лидер весьма склонен к импровизациям, так что после каждого его общения с публикой коллекция перлов «батьки» неизменно пополняется. И только журналисты немного напрягаются — они-то знают, что если президента «понесет», то он может проговорить без перерыва и семь с половиной часов, даже не отлучаясь в туалет (в феврале этого года так и было).

Островок «Белоруссия» в бурлящем мире

Однако когда в минувшую пятницу Александр Лукашенко зачитал традиционное послание народу и парламенту страны, он уложился в два с половиной часа. Свое выступление президент Белоруссии начал с разговора про угрозы и вызовы, про горячие точки и «стремление отдельных государств поиграть мускулами». И так — 10 минут, видимо, чтобы собравшиеся в зале депутаты и министры с самого начала насторожились и держались в тонусе. «Сегодня никто не может чувствовать себя в безопасности, — констатировал Лукашенко. — Миллионы беженцев из Ближнего Востока и Африки хлынули на европейский континент. Нелегальная миграция тянет за собой преступность, стимулирует терроризм».

Дальше, после традиционных слов о консолидации всей нации, пошел разговор об экономике. Лукашенко как обычно заявил, что причина всех провалов старательно сохраненной им квазисоциалистической системы и плановой экономики (ВВП Белоруссии за три последних года «сдулся» с $75 млрд до $50 млрд) — внешние факторы: «В мировой экономике все больше укрепляется принцип национального протекционизма — каждый сам за себя! Этакий экономический национализм. Это усложняет продвижение нашей продукции. К примеру, Европа хоть и пошла с нами на некоторое сближение, по-прежнему не дает хода ряду белорусских изделий».

Вообще на европейской теме белорусский лидер сорвался. Поругал руководителей стран Старого Света за то, что они сами «травят демонстрантов газом», а белорусскую власть критикуют за жесткое подавление протестов нынешней весной. В итоге Европе досталось по полной программе: за двойные стандарты, жадность в плане выдачи кредитов и нежелание инвестировать, закрытость рынка — «забаррикадировались и поливаете нас грязюкой». Прозвучала и прямая угроза закрыть белорусский рынок для европейских товаров: «Надо ответить симметрично. (…) Позакрывались, невозможно работать. А если я вас завтра прикрою на нашей границе?»

Следом досталось и Евразийскому экономическому союзу. По словам Лукашенко, еще два года назад была надежда на создаваемый ЕАЭС, и о многом удалось в итоге договориться: облегчении движения товаров, капиталов и рабочей силы. «Оставалось только наладить системную работу и двигаться вперед по намеченному пути. Пока не совсем получается. Конечно, заключать соглашения о зоне свободной торговли ЕАЭС проще — вроде и звучит красиво. А вот выстраивать равные, взаимоуважительные отношения, основанные на уже подписанных документах, оказалось сложнее, — отметил Лукашенко. — Мы постоянно выясняем отношения, обвиняем друг друга то в демпинге, то не можем поделить общий кредитный фонд».

Без России, но с Китаем

Конечно, нельзя сказать, что Лукашенко вообще не упоминал Россию в своем послании. Упоминал. «Смотрите, не повторите горький опыт нашей соседней России», — это он о реформе ЖКХ. Также белорусский лидер говорил о совместных учениях «Запад-2017», назначенных на сентябрь этого года, и о том, что россияне из-за падения доходов перестали покупать белорусские тракторы. Но не прозвучало ни слова о достигнутых 3 апреля экономических соглашениях, про разрешенный нефтегазовый конфликт и выданных РФ Минску новых кредитах. Не упоминал Лукашенко и совместные с Россией экономические проекты.

Зато звучало множество дифирамбов в адрес Китая, куда глава Белоруссии поедет в мае. «Мудрые китайцы сделали правильный вывод из существующей ситуации, — похвалил их Лукашенко. — Не нахрапом, не бульдозером пройтись, не с помощью крылатых ракет проложить путь в новые рынки. А поднимая и поддерживая народы, которые будут поддерживать Шелковый путь».

Именно в Китае белорусский президент видит главную надежду в плане роста экономики своей страны: «Сегодня на позицию крупнейшего инвестора в мире выходит дружественный нам Китай. Все регионы республики установили с провинциями Китая побратимские связи, договорились о реализации ряда проектов. Почему не видно конкретных дел? За это тоже спросим».

Лукашенко отметил, что задачу губернаторам о ежегодном привлечении в каждую  область не менее $100 млн прямых китайских инвестиций никто не отменял. «Опять же, встречаясь недавно с представителями КНР, мы застрагивали этот вопрос, и они говорят: давайте нам проекты, мы готовы их финансировать на выгодных для страны условиях. Почему медлим? Но надо учесть, что эти деньги мы не можем вкладывать в социальные или долго окупаемые проекты, даже в дороги. Эти деньги надо вкладывать в быстро окупаемые проекты — в производство», — подчеркнул «начальник» Белоруссии.

Реформ не будет

Лукашенко уверен, что «Европа вместе с США, которые навязывали нам либеральную идею, уже от нее отказались и ведут поиск новой модели развития. Поэтому не садитесь в старый вагон и не толкайте нас к тому, чтобы мы опять следовали этим либеральным идеям. Нам надо подключиться к мировому процессу и вместе со всем миром определить, как двигаться дальше». В том числе и этим он теперь объясняет свой отказ от проведения рыночных реформ в экономике: «Скажу вам по-народному: мужики, не надейтесь ни на какие реформы, ни на какую приватизацию. Не надейтесь, что завтра мы отпустим бразды и поделим все, как в соседних государствах. Пока я президент, этого не будет».

Глава государства полагает, что белорусы издавна привыкли к сильной вертикали власти, потому что «если власть слабая, жди развала, анархии, упадка». А значит, сохранится и восьмидесятипроцентная государственная доля в экономике, и контроль местных исполкомов даже за частными фирмами. «Наше государство не может конкурировать с гигантами в этом либерализме. Я еще совсем сопливым президентом говорил о том, что у нас нет денег рисковать и идти на какие-то реформы. А вдруг провалимся?» — сказал Лукашенко. Он уверен, что подобные реформы могут позволить себе только богатые страны вроде России, Китая или США.

С непроведением реформ Лукашенко увязывает и требование государственного контроля за ценами: «Контролировать цены должны все, чтобы не допустить их необоснованного роста». Раскритиковав министра торговли за рассуждения о необходимости делать ставку на развитие конкуренции, Лукашенко напутствовал его: «Никакие реформаторы и МВФ вам не указ. Контролируйте ценообразование… Не слушайте никого, кто будет убеждать вас в необходимости либерализации. Либерализация хороша для того, кто сегодня не имеет проблем и у кого в кармане хорошие деньги. А у нас миллионы людей, которые сегодня много денег не имеют».

«Я думаю, тут все дело в психологии. О реформах и приватизации Лукашенко говорил только будучи депутатом, то есть до середины 1994 года. Как только он стал президентом — с реформами было покончено. Он не воспринимает иной формы хозяйствования, кроме административно-командной. Он хочет все держать под полным личным контролем, — сказал в комментарии для „Росбалта“ известный белорусский экономист, замглавы Объединенной гражданской партии Лев Марголин. — А то, что он вновь и вновь возвращается к этой теме, свидетельствует о том, что есть давление не только извне, но и от ближайшего окружения. Да, реформ требуют все, в том числе кредиторы — МВФ и ЕФСР. Но для Лукашенко сохранить режим личной власти — главная задача. Хотя и он начинает что-то понимать. Последнее время в его выступлениях появилась новая нотка: 2016 год провалили, если провалим и 2017-й — народ не поймет. Он чувствует, что народное терпение на пределе, но по-прежнему считает, что сможет обойтись без реформ, что если еще чуть-чуть надавить, то все получится».

Работать заставят всех

Больную тему непродуманного «декрета о тунеядцах» белорусский президент, конечно, обойти не мог. Слишком болезненными для него оказались массовые протесты в феврале—марте, когда на улицы вышли те самые люди, которые еще недавно за него голосовали. Однако теперь Лукашенко вновь настроен решительно: словосочетание «заставить работать» звучало рефреном. И оценки количества «тунеядцев» не поменялись: «350 тысяч человек — что с ними будем делать? Но эти 350 — на них клеймо негде поставить, потому что это плохие люди. Они только проблемы милиции создают. А вообще их — 500 тысяч человек».

Совпадение ли, нет ли, но накануне государственная газета «Вечерний Могилев» опубликовала письмо некоего «военного юриста в отставке», который предлагает расстреливать «бичей», ворующих из квартир, а также отправлять тунеядцев в резервации. «Нам остается надеяться, что еще будет принят такой декрет о тунеядстве, который направит этот сброд в резервации и заставить их там работать до пенсии», — пишет он.

Над письмом можно было бы посмеяться, если бы в Белоруссии не существовала реальная практика принимать наиболее одиозные решения «по просьбам трудящихся и ветеранов».

Лукашенко в своем послании, по сути, поддержал «юриста в отставке», заявив: «Они не пойдут работать, если их не заставить. Они пойдут на площади и будут там кричать гвалтом. Поэтому нужна новая концепция — заставить каждого работать. Это те люди, которых надо заставлять работать». Для этого белорусский президент предложил использовать опыт советских времен, когда «тунеядцев» ставили на учет в милиции, а потом могли и в тюрьму отправить.

Вот только проблема белорусского государства в том, что те, кого оно называет «тунеядцами», — это, в большинстве своем, люди из небольших провинциальных городов и сел, которые просто не могут найти место для приложения своих сил. А их прежние места работы — небольшие государственные заводы и сельхозпредприятия — глубоко убыточны. И они либо закрываются, либо работают 1-2 дня в неделю и почти не платят зарплату. В Белоруссии сегодня полно городков, в которых гарантированная работа есть только у сотрудников местных исполкомов, милиции и коммунальных служб. А все прочие жители автоматически попадают в категорию «тунеядцев».

Денис Лавникевич, Минск
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Лукашенко выразил недовольство «скопищем жирных котов» в банковской системе Белоруссии

В белорусских Барановичах директору со знанием китайского и грузчику предлагают одинаковую зарплату в $133

Власти Белоруссии «концептуально» пересматривают «декрет о тунеядцах»