Пока ситуация в пользу Меркель

На итоги выборов в Европе стали влиять люди, осознавшие опасность популизма, и кому есть что терять, отмечает эксперт по Германии Сергей Лагодинский.


В Германии улетучился «эффект Шульца». © Фото из личного архива Сергея Лагодинского

В минувшие выходные в ФРГ прошли выборы в местный парламент (ландтаг) крупнейшей немецкой земли Северный Рейн-Вестфалия, которые в Германии традиционно считаются модельными для всей страны. Победу на них с 33% голосов уверенно одержала правящая Христианско-демократическая партия (ХДС) канцлера Ангелы Меркель. Социал-демократы, почти бессменно правившие здесь несколько десятилетий, были вынуждены довольствоваться вторым местом, собрав 31%. Свободные демократы получили 12,6%, «Союз-90/зеленые» — 6,4%. «Левая партия» (Die Linke) набрала 4,9% и не прошла в ландтаг. Крайне правая «Альтернатива для Германии» довольствовалась 7,4%.

О том, что эти выборы и их результат значат для Германии и можно ли их экстраполировать на предстоящие в сентябре выборы в Бундестаг, по итогам которых станет ясно, останется ли Меркель в кресле канцлера на новый срок, обозревателю «Росбалта» рассказал заведующий отделом Европейского Союза и США Фонда Генриха Белля Сергей Лагодинский.

— На ваш взгляд, повлияли ли на победу христианских демократов в Северном Рейне-Вестфалии недавние президентские выборы во Франции и, соответственно, какие прогнозы можно делать насчет выборов в Бундестаг?

 — Я бы не сказал, что здесь было какое-то влияние французских выборов. Просто мы имеем сейчас тенденцию, которая проявилась и во Франции, и в Германии. Возникла определенная мобилизация среди людей, которые осознали, насколько опасны популистские настроения и которые понимают, что им есть что терять. Например, одна из причин довольно низких результатов «Альтернативы для Германии» (AfD), которые, во всяком случае, меньше того, что ожидалось от нее полгода назад, состоит в том, что в Германии сегодня очень многие выходят на воскресные демонстрации «за Европу».

Сыграл свою роль и тот фактор, что сейчас немного успокоился миграционный кризис, а партия Ангелы Меркель все больше выступает за безопасность в стране и таким образом позиционирует себя той организацией, которая занимается наведением порядка. Комбинация этих факторов и привела к тому, что ХДС удалось улучшить свои результаты, а AfD их ухудшила.

При этом не надо забывать, что в AfD сейчас происходят большие пертурбации, конфликт между ее бывшими и нынешними лидерами. Люди видят, что идет какая-то грызня и неразбериха, и это тоже способствовало тому, что от AfD отошла часть избирателей.

— Можно ли экстраполировать результаты местного голосования в Северном Рейне-Вестфалии на общегерманские выборы?

 — Думаю, что нет, потому что хоть это и выборы в самой большой земле страны, но нельзя забывать, что ее треть — это Восточная Германия, в которой по-прежнему высоки рейтинги и AfD, и «Левой партии». На общегерманских выборах результат и у той, и у другой будет несколько лучше, что видно и из опросов общественного мнения. Та же «Альтернатива для Германии» имеет сейчас около 10-11% поддержки в целом по стране.

До выборов в Бундестаг еще много чего может произойти. Что-то определенное может начать вырисовываться только в августе. Например, если говорить о «зеленых», то у них обычно результат начинает просматриваться только на последней неделе перед выборами. Сейчас у них, кстати, плачевная ситуация.

Так что о чем-то конкретном говорить пока рано. Плюс, мы еще не знаем, что будет с безопасностью. Ну, и здесь все, затаив дыхание, ждут, какие фокусы будут с информационными интервенциями, которые направляются на довольно большую здесь (около двух миллионов человек) русскоязычную аудиторию. Такими, как, например, нашумевшая история с «русской девочкой Лизой» (якобы изнасилованной мигрантом). Или такими, как информационные вбросы во время президентской кампании во Франции в отношении Эммануэля Макрона о его семейных делах, которые делались больше извне.

Мы также помним, что сервер Бундестага был взломан. Мы не знаем, кто эту информацию выудил, а также когда и куда ее выльют. Я думаю, все это будет решаться в последние месяцы перед выборами.

— Могут ли измениться предпочтения немцев за оставшееся до голосования в Бундестаг время?

 — Да, предпочтения немцев могут измениться, но есть тенденция увеличения поддержки «лагеря Меркель». Самое важное это то, что «эффект Шульца» за последние недели улетучился. Я имею в виду, что у социал-демократов уже несколько лет были плохие рейтинги. Их всех уже списали, когда несколько месяцев назад бывший председатель Европейского парламента Мартин Шульц, человек, игравший в немецкой политике очень малую роль, согласился стать главным кандидатом на выборах от социал-демократов и даже стал председателем СДПГ.

Это позволило социал-демократам совершить большой скачок. Одно время по опросам они даже обгоняли христианских демократов. Все уже начали готовиться к новому канцлеру — Шульцу. На этой волне увеличилось число членов СДПГ. Но, как видим, эта волна иссякла. Дело в том, что Шульц незнаком людям, непонятно чего он хочет и это подтвердили уже вторые выборы. Ранее социал-демократы проиграли выборы в Шлезвиг-Гольштейне, и вот теперь они проиграли в Северном Рейне-Вестфалии, земле, которая традиционно была социал-демократической. Это подтверждает, что Шульц не помогает.

Еще один важный момент состоит в том, что «Альтернатива для Германии» хоть и не исчезает, став четвертой на последних выборах, но ее результат не так высок, как этого многие боялись.

— То, что «Альтернатива для Германии» попадет в Бундестаг, предрекают почти все эксперты. А чем вы объясните катастрофические провалы «зеленых» и левых? Последние, судя по всему, вообще не прошли пятипроцентный барьер и не попали в ландтаг земли Северный Рейн-Вестфалия.

 — Дело в том, что в этой земле довольно специфические левые. Основная их база — в Восточной Германии, а здесь публика противоположного рода. Если в Восточной Германии в «Левую партию» входят люди, которые раньше были членами правившей в ГДР Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) и Die Linke там больше ассоциируется со стабильностью, порядком и властью, то на западе в эту партию входят леваки, база которых всегда была выстроена на песке. Но, повторю, я бы не экстраполировал результаты выборов в Северном Рейне-Вестфалии на общенациональный уровень, поскольку на востоке и в некоторых других землях позиции тех же левых довольно стабильны. Общегерманские опросы показывают, что Die Linke и «зеленые» пока имеют стабильно по 8% поддержки.

У «зеленых» пока, что называется, отлегло, потому что у них уже было и около 6% поддержки. По сравнению с прежними временами, когда они получали до 15% голосов, это, конечно, потеря. С моей точки зрения, у этой партии проблема с новыми лидерами, молодыми интересными лицами. В то же время, в связи с миграционным кризисом многие люди сейчас с опаской глядят на партии, которые выступают за совсем уж открытую политику. Кроме того, у «зеленых» сейчас имеется стратегическая проблема. Они никак не могут найти свою нишу, шарахаются от левацких идей до консервативных, в партии два крыла — на западе Германии, в Берлине «зеленые» — левые, на юге — консерваторы, и никто не поймет «с чем эту партию едят». Именно поэтому сейчас они немного тонут.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему Партия Меркель начнет переговоры по земельной коалиции 23 мая

Макрон начнет президентство с крупных реформ

Макрон встретился с Меркель в Берлине