Под Минском китайцы построят «немного капитализма»

КНР инвестирует в убыточное белорусское машиностроение почти $10 млрд, взамен получая небывалые преференции в стране, граничащей с Евросоюзом.


На презентации технопарка «Великий камень» лидеры двух стран побывали еще два года назад. © Фото с сайта president.gov.by

Зачастую истинные результаты переговоров лидеров разных стран становятся известны не сразу — первоначально публике сообщают лишь о намерениях «углубить» и «расширить». Например, полмесяца потребовалось, чтобы выяснить, о чем на самом деле договорились Владимир Путин и Александр Лукашенко в Санкт-Петербурге 3 апреля. А недавно — 15—16 мая — белорусский лидер съездил в Пекин на саммит глав государств — участников форума международного сотрудничества «Один пояс и один путь». Обычно из своих поездок в Китай Лукашенко привозил щедрые кредиты и инвестиции, по объему которых Поднебесная уже благополучно превзошла Россию.

На этот раз понадобилось больше недели, чтобы стала очевидна суть договоренностей, достигнутых президентом Белоруссии. Китай предоставляет «космические» по белорусским масштабам инвестиции в самые убыточные предприятия, а взамен получает полную свободу действий и абсолютно свободную экономическую зону на самой границе с Европейским Союзом. Помимо всего прочего, полученные Китаем в Белоруссии преференции могут оказаться настоящим «клином», вбитым в ЕАЭС.

Китай — Белоруссии

Месяц назад, встречаясь с губернатором Нижегородской области Валерием Шанцевым, белорусский президент, рассуждая на тему кредитов, сказал: «Россия у нас по этим вопросам не занимает первое место, на нем — КНР. Она предоставила нам кредитную линию около $15 млрд под реализуемые в Беларуси проекты, мы ее до сих пор не выбрали».

В самом деле: в какой-то момент большие кредитные деньги, ранее выделенные Пекином, стали в тягость для официального Минска. Китайцы требовали вкладывать средства в коммерчески эффективные проекты, но в государственной на 85% (и настолько же убыточной) экономике Белоруссии достойных проектов, контролируемых государством, не оказалось. А вкладывать деньги в частный сектор — это неприемлемая для Лукашенко модель поведения.

Белорусский президент сам не раз озвучивал эту проблему. «Сегодня на позицию крупнейшего инвестора в мире выходит дружественный нам Китай. Все регионы республики установили с провинциями Китая побратимские связи, договорились о реализации ряда проектов. Почему не видно конкретных дел? За это тоже спросим, — говорил Лукашенко в недавнем послании народу и парламенту. — Опять же, встречаясь недавно с представителями КНР, мы застрагивали этот вопрос, и они говорят: давайте нам проекты, мы готовы их финансировать на выгодных для страны условиях. Почему медлим? Но надо учесть, что эти деньги мы не можем вкладывать в социальные или долго окупаемые проекты, даже в дороги. Эти деньги надо вкладывать в быстро окупаемые проекты — в производство».

И вот в середине мая коллизия с китайскими деньгами разрешилась: Пекин разрешил вкладывать их в любые проекты в белорусской промышленности, без оглядки на быструю окупаемость. Прошла буквально неделя — и 24 мая белорусское правительство объявило о рекордных инвестициях в ведущие машиностроительные предприятия страны. Невероятные по белорусским меркам суммы озвучивали вице-премьер правительства Белоруссии Владимир Семашко и министр промышленности Виталий Вовк. По их словам, стратегия развития белорусского машиностроения на 2017—2020 годы включает $9,45 млрд инвестиций в ведущие предприятия страны — промышленные гиганты, доставшиеся Белоруссии в наследство от СССР.

Сразу были перечислены предприятия, на которые в ближайшее время прольется золотой дождь. Так, холдинг «Белорусская металлургическая компания» запустит ряд новых проектов с целью обеспечить Белоруссию основными компонентами металлургии. Для выполнения этой задачи в предприятие инвестируют $1,1 млрд в период до 2030 года.

Столько же дадут Минскому тракторному заводу под глубокую модернизацию. У покупателей белорусских тракторов есть много претензий к их качеству, цене и современности. За счет китайских денег МТЗ получит шанс выправить ситуацию.

Производителям коммунальной техники и комплектующих для нее — белорусским холдингам «Амкодор» и «Салео» — на расширение производства откроется инвестиционная линия объемом 2,1 млрд долларов. Крупнейший постсоветский производитель сельхозтехники — концерн «Гомсельмаш» — получит $645 млн, чтобы совместно с частными предприятиями освоить производство всего ряда техники для обработки земли. Холдинг «Автокомпоненты-БАТЭ» получит $480 млн на модернизацию производства. БелАЗ — производитель самых больших грузовиков в мире — получит от Минпрома $234 млн на производство самосвалов грузоподъемностью от 90 до 450 тонн и другие проекты.

Наконец, в развитие Минского автомобильного завода (главного конкурента КамАЗа в бывшем СССР) планируется вложить полмиллиарда долларов. По словам вице-премьера Владимира Семашко, завод сильно отстал в своем развитии. Еще три года назад МАЗ выпускал 24 тыс. автомобилей в год, однако уже год спустя приходилось останавливать главный сборочный конвейер. А в этом году выпустить больше 10 тыс. машин — большая проблема.

Примечательный момент: большинство перечисленных предприятий либо просто убыточны, либо вообще являются «национальными лидерами» по этому показателю и закредитованности. Например, МАЗ, «Гомсельмаш», «Белшина» и МТЗ стабильно входят в Топ-10 самых убыточных предприятий страны.

Дело в том, что основа белорусской промышленности — советские предприятия, промышленные гиганты, безнадежно устаревшие за последние 25 лет. Их продукция востребована только в бывшем СССР и самых бедных странах мира. Но избавиться от них, просто закрыть из-за огромной убыточности, тоже нельзя: власть получит резкий рост безработицы и социальный взрыв. Приватизацию Лукашенко исключает, да и вряд ли какой инвестор захочет купить устаревшие предприятия с многочисленными социальными обременениями. Остается один вариант: модернизировать за счет китайских кредитов и надеяться на лучшее.

Белоруссия — Китаю

За щедрые инвестиции в машиностроение официальный Минск расплачивается с Пекином беспрецедентными льготами. Они позволят Китаю с минимальными затратами создать на самой границе с Евросоюзом мощнейший торговый форпост — перевалочную базу для китайских товаров, поставляемых на крупнейший рынок материка. Официальное название проекта — китайско-белорусский технопарк «Великий камень», он расположен возле Минска на площади 91,5 кв. км.
На саммите в Пекине Лукашенко описывал его как город будущего: «Глубина проекта в том, что две страны совместно создают не только инфраструктуру, но и законы, по которым развивается эта узловая площадка Экономического пояса Нового Шелкового пути».

Однако реальность «Великого камня» далека от идеала. Начально он задумывался как налоговая гавань и свободная таможенная зона, в которой китайские корпорации построят свои высокотехнологичные производства — от микроэлектронных до биотехнологических. И вправду, ZTE и Huawei многое обещали белорусскому правительству. Но потом дело застопорилось, а средства в проект вкладывала только белорусская сторона — не только деньгами, но и огромной земельной территорией. В итоге сами белорусы начали называть этот проект «Великий камень на шее Беларуси».

Когда проект зашел в тупик, было решено превратить его в логистический центр, огромный склад для перевалки китайских товаров на границе с Евросоюзом. Под это деньги у китайских компаний сразу нашлись: к весне этого года в «Великий камень» было вложено $273 млн. Из них более $150 млн пошло на строительство инфраструктуры и административного здания, в $120 млн обошлась первая очередь логистического центра китайской компании China Merchants Group. Это три складских комплекса по 17 тыс. кв. м каждый, а также открытый контейнерный терминал площадью 22 кв. км.

А когда Александр Лукашенко в середине мая вернулся из Пекина, новые льготы посыпались на «Великий камень» как из рога изобилия. Во-первых, были открыты двери для приема китайских рабочих — брать на работу белорусов китайские резиденты «Великого камня» не хотят. Специальным указом № 166 Лукашенко разрешил гражданам Китая, причастным к делам технопарка, пребывать в Белоруссии без визы 180 суток в календарном году. Этот же документ разрешает регистрировать иностранных граждан во временных жилых помещениях, специально возводимых для этих целей: читай — бараках и вагончиках-бытовках. Это сделано «с целью оптимизации затрат, связанных с привлечением иностранной рабочей силы на объекты, финансируемые связанными кредитами».

А дальше — целая феерия. Проще просто перечислить:

 — Резидентов парка освободят от уплаты налога на прибыль в течение 10 лет с даты возникновения прибыли;

 — Резидентов освободят от уплаты налога на недвижимость и земельного налога в полном размере на 50 лет;

 — Товары, произведенные резидентами в рамках свободной таможенной зоны, будут освобождены от НДС;

 — Китайские инвесторы «Великого камня» будут защищены от изменения законодательства в невыгодную для них сторону;

 — Сохраняются существовавшие раньше льготы: пониженная ставка подоходного налога для работников «Камня» в 9% (вместо общебелорусских 13%), возможность льготной уплаты взносов в социальные фонды. Портал Tut.by приводит такой пример: при зарплате в $1500, в Белоруссии нужно заплатить 820 долларов налогов, а в «Великом камне» — только $286, то есть почти в три раза меньше.

 — Снижен порог вхождения в технопарк: если раньше стоимость инвестпроекта должна была быть не меньше $5 млн, то теперь эта сумма может составить 500 тысяч долларов США;

 — На резидентов «Камня» не распространяется законодательство о валютном регулировании внешнеторговых операций;

 — Предприятиям, работающим в «Великом камне», определен особый порядок формирования цен на энергоресурсы — они будут отпускаться по себестоимости;

 — Используемое технологическое оборудование освобождается от уплаты ввозных пошлин;

 — Любые проверки белорусских государственных контролирующих органов будут проходить только по согласованию с администрацией технопарка.

В результате на границе с Европой возникнет огромная, «заточенная» под Китай, офшорная зона, на территории которой, по сути, даже не будет действовать белорусское законодательство.

Проблема в том, что Белоруссия должна была бы согласовать все эти действия с партнерами по ЕАЭС, и прежде всего — с Россией. В конце минувшего года в рамках Евразийского экономического союза были приняты документы, упразднившие многие таможенные льготы для компаний-резидентов свободных экономических зон. Как результат — весьма распространенные в Белоруссии СЭЗ (их в республике шесть, они имеют 419 предприятий-резидентов, на которых занято свыше 124 тыс. человек) начали быстро терять конкурентоспособность. Но теперь новое решение белорусского президента де-факто делает китайский технопарк «самой свободной экономической зоной в ЕАЭС».

Денис Лавникевич, Минск
 


Ранее на тему СМИ: Европейский бизнес жалуется на давление Компартии Китая

СМИ: Минск предупредил западных инвесторов о российских рисках

Китайцы готовы инвестировать $1 млрд в белорусские сельхозпредприятия