В интересах США и России — притормозить Францию

В интересах США и России — притормозить Францию

Амбиции новой власти во главе с Макроном могут изменить баланс сил в ЕС, превратив страну в «европейского жандарма».


Эммануэль Макрон - безоговорочный лидер Франции. © Фото с сайта президента Франции

Сторонники нового главы Франции Эммануэля Макрона одержали самую крупную победу на выборах в парламент для пропрезидентской партии с того времени, когда страной руководил лично генерал де Голль. Макронисты из партии «Вперед, Республика» по итогам двух туров выборов получают не менее 308 мандатов, то есть большинство в Национальной ассамблее (всего 577 мест). Еще 42 голоса в поддержку правительства даст центристское объединение MoDem председателя Союза за французскую демократию Франсуа Байру, еще до выборов получившего пост министра юстиции в новом правительстве.

Кремлевским пропагандистам, которые надеялись на поражение сначала Макрона на президентских выборах, а затем его партии — на парламентских, остается утешать себя тем, что Марин Ле Пен, на которую ставили российские власти, впервые сумела лично стать депутатом Нацассамблеи Франции. Впрочем, она не сможет даже стать лидером фракции — от Национального фронта в парламент смогли избраться всего 8 депутатов, считая ее саму.

Гораздо сильнее омрачает радость победителей явка избирателей на выборы — рекордно низкая за все время существования в стране так называемой Пятой республики (то есть с конца 1950-х годов).

К урнам для голосования пришли немногим более 42% избирателей. Проголосовали «ногами» более 57% французских граждан, потерявших интерес к политике ко второму туру парламентских выборов. Таким образом, с одной стороны, Макрон заручился максимально возможной поддержкой и вполне может приступить к переписыванию Конституции и, если ему потребуется, демонтажу Пятой республики де Голля и учреждению Шестой. С другой, как правильно отметил глава оппозиционной фракции Республиканской партии в Сенате Брюно Ретэйо, «это плохая новость для демократии и нового президентского большинства». По его словам, уже с вечера 18 июня можно считать, что «Эммануэль Макрон — это колосс на глиняных ногах».

Между тем претензии этого «колосса» весьма велики, а ожидания у многих его избирателей едва ли не завышенные. Во внутренней политике и экономике от Макрона ждут радикальных и, в то же время, популярных реформ. А такое сочетание звучит невероятно, особенно в условиях слабой французской экономики, которую надо «подстегнуть» радикальными мерами. Что касается внешней политики, то тут у Макрона гораздо больше шансов показать себя. Во-первых, речь идет об укреплении ЕС и собственно позиций Парижа в Евросоюзе. Сильная Франция — в интересах Германии. Уже сейчас действующий канцлер Ангела Меркель прямо говорит о том, что Берлин заинтересован в сильной, амбициозной внешней политике Макрона, а в нем самом немцы видят своего ключевого союзника. И даже если партия Меркель в сентябре проиграет выборы в бундестаг, любой другой политик на посту федерального канцлера Германии наверняка ее в этом поддержит.

С учетом того, что одной из главных проблем для ЕС сегодня является не экономика, где Франция слабовата, а безопасность, Макрон вполне может рассчитывать даже не на второе, а на первое место в управлении Евросоюзом. После выхода Великобритании французы остаются единственными в Европейском союзе обладателями ядерного оружия. Что, кстати, весьма дорогое удовольствие. Поэтому во время президентской предвыборной кампании в окружении Макрона говорили о том, что другие страны ЕС должны скинуться на французскую ядерную программу. А заодно и на французскую армию в целом — как наиболее боеспособную, в отличие от немецкого бундесвера, постоянно проводящую зарубежные операции, то в Сирии, то в Мали, то в других странах. Таким образом, Франция претендует на роль солдата и жандарма Европы и вполне может ее получить, а с этой ролью — и статус первого государства Евросоюза, при котором Германия станет лишь экономическим «мотором».

Что касается отношений с внешними для Европы игроками, то тут у Макрона также большие амбиции. Уже по первым его встречам с президентом США Дональдом Трампом видно, что французский лидер не намерен выступать в качестве «младшего партнера» американского коллеги. Франция может только вместе с Германией экономически противостоять попыткам США выстраивать неравноправные экономические отношения с ЕС, как недвусмысленно пытается поступить Трамп. Зато в области внешней политики французы могут действовать вполне свободно.

Дональд Трамп демонстрирует готовность США отходить от роли «мирового демократического жандарма». Однако во внешней политике вакуума не бывает, освободившееся пространство обязательно кто-то заполнит. И это вполне может быть макронистская Франция. В том числе, и внутри НАТО. Тут, кстати, не стоит забывать, что французские политики в предыдущее десятилетие выстроили весьма неплохие и достаточно прагматичные отношения с Китаем, который остается главным экономическим конкурентом США. Париж активно продает китайцам вооружения и имеет опыт сотрудничества с ними в Африке. И это сотрудничество вполне можно расширять и развивать.

Париж также претендует на то, чтобы определять и политику ЕС на постсоветском пространстве. Немцы устали от необходимости урегулировать российско-украинский конфликт и более активное подключение Франции будут только приветствовать. Французы при этом известны как менее идеологизированные, прагматичные и более изощренные переговорщики. Так что неожиданная новая активность вокруг формата переговоров по Донбассу может быть связана, в том числе, и с оживлением французской дипломатии, практически «уснувшей» на время выборов.

При этом Кремлю надо помнить, что Макрон жестко высказывался за решение российско-украинского конфликта на основе международного права и против попыток пересмотра статуса Крыма, который Франция твердо продолжает считать украинской территорией. Так что для российской власти активизация французской дипломатии — это не слишком радостная новость. В этом смысле интересы США и России, вероятно, совпадают и состоят в «торможении» нового президента Франции Эммануэля Макрона и его внешней политики. Вопрос только в том, получится ли у оппонентов «притормаживать» молодого и амбициозного лидера, безусловного уже сейчас нацеленного на сохранение поста президента Франции и на второй срок, то есть на руководство государством в ближайшие 10 лет.

Иван Преображенский

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Берлин опасается вмешательства России в выборы в бундестаг

Макрон и Трамп договорились дать совместный ответ в случае химической атаки в Сирии

Французское правительство ушло в отставку после выборов