Киев-Брюссель: танцевали-танцевали, да не поклонились

Киев-Брюссель: танцевали-танцевали, да не поклонились

Украине не удалось уговорить партнеров из ЕС принять декларацию, подтверждающую ее европейские перспективы.


Несмотря на заверения Дональда Туска и Жана-Клода Юнкера о поддержке, совместное заявление по итогам саммита Украина-ЕС не принято. © Фото с сайта president.gov.ua

То, что произошло на днях на саммите ЕС-Украина, обывателю трудно понять. Европейский Союз, всегда  поддерживающий Киев, вдруг отказался подписаться под заранее заготовленным проектом общего заявления, то есть итоговой совместной декларации. Притом, что абсолютно ничего нового или сверхъестественного в дежурном политическом меню, предложенном украинцами,  не было.  

Весь сыр-бор разгорелся из-за вот этой фразы: «Европейский Союз признает европейские стремления Украины и приветствует ее европейский выбор, в том числе ее обязательства развивать развитую и устойчивую демократию и рыночную экономику». Странно это еще и потому, что эти слова вовсе для европейцев не новые — это точная цитата из преамбулы Соглашения об ассоциации, то есть из документа, который, казалось бы,  является обязательным для Украины и  ЕС.

Киеву, конечно, было важно еще раз «застолбить» именно  в совместном заявлении с ЕС свои европейские перспективы. Однако сам  Евросоюз выступил категорически против, хотя украинские визави указывали ему на то, что под этими словами обе стороны уже подписались. Упорство Киева ситуацию только усугубило. Опять возникли «заклятые друзья» в виде Нидерландов, которые потребовали добавить в текст новые ограничения для Украины — именно в связи с ее европейскими устремлениями. Но хуже всего то, что Амстердам поддержали  еще несколько государств,   среди них главные по европейскому «дому» — Германия и Франция. В результате саммит просто провалился. Совет Евросоюза  на уровне послов  отправил наработанный проект совместного заявления ЕС-Украина в корзину.

В истории двусторонних отношений Евросоюза со странами, стремящимися влиться в него, такое случается нечасто. Но с Украиной нечто подобное произошло уже второй раз.  Хотя первый  кризис между ЕС и Киевом возник в 2004 году при президенте Кучме (в преддверии Оранжевой революции). Тогда украинский президент предложил европейцам обсудить формат дальнейших отношений, однако получил отказ. Сложным был и саммит в декабре 2011 года, когда президентом стал Виктор Янукович, которого в период Оранжевой революции именно ЕС всячески «оттеснял»  в пользу Виктора Ющенко и настаивал  на третьем туре выборов. Но и в тех неоднозначных обстоятельствах, когда новая команда начала преследования оппонентов (впрочем, точно так же поступила и бригада Ющенко, «выиграв» третий тур), Киев и Брюссель все же сумели выступить с совместным заявлением.

Впервые на саммите ЕС-Украина стороны  не смогли прийти к единой декларации в ноябре 2016 года.  Тогда как раз возникла проблема ратификации договора об ассоциации ЕС с Украиной в Нидерландах. И саммит также не принял общего заявления — видимо, чтобы не усугубить ситуацию с Амстердамом.

Парадоксально, но  эта, по сути, мало что значащая бумага, никого и ни к чему юридически не обязывающая, при ее отсутствии приобретает особый вес и значение. Если совместного заявления нет, то считается, что отношения сторон закатились в глубокий кризис. Раз ни о чем вообще договориться не смогли.

Так какая же муха укусила европейских чиновников сейчас, когда сотрудничество между ЕС и Украиной, судя по множественным  заявлениям и заверениям в печати, только укрепляется?

Скорее всего, европейцы испугались нового украинского напора после того, как совсем недавно им с большим трудом удалось унять нидерландских политиков, едва не поломавших всю хрупкую евро-украинскую конструкцию, и с большим трудом найти специальную форму, чтобы документ об ассоциации Украины с ЕС все же был ратифицирован голландцами. Речь идет о семи страницах проекта заявления по итогам саммита, подготовленного украинцами, в котором было детально расписано продвижению страны в европейский рай. Такого детального «бизнес-плана», утверждают те, кто его видел, на саммитах Украины с ЕС ни разу еще не было.

Именно это, судя по всему, больше всего привело в негодование Нидерланды, которые считали, что своими поправками, приложенными  к Соглашению  об ассоциации,  четко указали Киеву его место. А здесь, получается, голландцы украинцев гонят в дверь, а они —  лезут в окно. Напомню. Европейский союз на своем  саммите  в декабре прошлого года принял все поправки к Соглашению об ассоциации Европа-Украина, на которых настаивали Нидерланды после проведения у себя референдума, запретившего парламенту ратифицировать этот документ. Дополнений было всего несколько, но они стали просто убийственными для Киева.

И главное  — вот это:  «Соглашение не предоставляет Украине статуса страны-кандидата на вступление в союз, не является обязательством предоставить такой статус Украине в будущем». В документе  подчеркивается, что «оно (Соглашение) не содержит в себе обязательства со стороны союза или его стран-членов по предоставлению коллективных гарантий безопасности или другой военной помощи или содействия Украине». А также «соглашение не дает украинским гражданам и гражданам союза, соответственно, права на свободное проживание и работу на территории стран-членов или Украины». Соглашение об ассоциации Украина — ЕС «не требует дополнительной финансовой поддержки Украины со стороны стран-членов и не изменяет исключительного права каждой из стран-членов определять природу и объемы их двусторонней финансовой помощи».

Если эти дополнения перевести на общепонятный язык, то они означают одно: Европа, приняв поправки Нидерландов, легко «кинула» Украину. Уже тогда это было ясно многим. Но только не самим украинцам, которые не могли поверить в подобное вероломство. После всего, что произошло со страной ради этой ассоциации, спустя три года после Майдана получить такой удар?  Поэтому, видимо, украинским властям тогда казалось (и они это озвучивали довольно громко), что проблема решена — мол, перемелется, мука будет.

Руководство и  присные, пристяжные политологи и пропагандисты в один голос  твердили: документ, принятый саммитом ЕС в помощь для преодоления кризиса с Нидерландами, едва не провалившими всю затею с ассоциацией,  «абсолютно ничего не меняет в Соглашении об ассоциации и не ограничивает Украину в сотрудничестве и сближении с ЕС». Это было таким пропагандистским  самозаклинанием властей. А правда состоит в том, что написано черным по белому: «Соглашение об ассоциации… не предоставляет статуса кандидата на вступление в Евросоюз, а также не создает обязательства насчет присвоения такого статуса Украине в будущем».

И вот «хитрые» украинцы решили на совместном саммите с  ЕС «переиграть» нидерландские  дополнения. При этом показав таким пренебрежительным отношением к голландским поправкам, что они на самом деле имели их (поправки тоже) в виду. Но голландцы сами оказались парубками моторными (парнями быстрыми) и немедленно напомнили Киеву, кто в доме хозяин.  Представители Нидерландов стали настаивать, чтобы из текста общего заявления была изъята фраза  «Европейский союз признает европейские устремления Украины и приветствует ее европейский выбор, в том числе ее обязательства развивать развитую и устойчивую демократию и рыночную экономику». А вместо нее предложили шановному товариству (уважаемому сообществу) свой вариант — все те же ограничивающие поправки, которые уже были приняты саммитом ЕС в декабре прошлого года. Более того, их поддержали немцы и французы. Неслабо, однако. Вот и выходит,  что Киев  сам себя перехитрил.

Впрочем, винить в новом витке кризиса можно и Европейский союз. Дело в том, что в поисках сложного компромисса после нидерландского референдума, грозившего провалом ассоциации, ЕС ухитрился и волков накормить, и овец сохранить целыми. То есть голландские поправки на самом деле не стали вносить в текст договора об ассоциации, потому что всем странам ЕС пришлось бы начинать ратификацию сначала. Ограничились тем, что эти поправки оформили в отдельный текст, специально рассчитанный на голландских депутатов, чтобы они все же проголосовали за ассоциацию ЕС с Украиной. Сам Киев считал, что они не имеют для него никакого значения. Но именно этот документ  оказался для Украины  миной  замедленного действия, взорвавшей сегодня ее европейские надежды, за которые страна  уже заплатила непомерную цену, оказавшись сродни пушкинской старухе.

Алла Ярошинская



 


Ранее на тему Украина может не получить 600 миллионов евро макрофинансовой помощи от ЕС

Туск: ЕС признает европейские устремления Украины и приветствует ее выбор

Порошенко надеется, что следующие саммиты Украина-ЕС «пройдут в Донецке и Ялте»