Пиррова победа Роухани

Переизбранный на второй срок президент Ирана столкнулся с новыми тяжелыми вызовами для себя и своей страны. Есть ли у Тегерана ресурс «отбиться от врагов», и помогут ли ему Москва и Пекин?


У Хасана Роухани (внизу справа) достаточно недоброжелетелей не только в США, но и в самом Иране. © Фото с сайта president.am

В иранской столице состоялась торжественная церемония вступления в должность седьмого президента ИРИ Хасана Роухани, переизбранного в мае на второй срок. Инаугурация длилась два дня, и гостей на нее понаехало более чем из ста стран мира. Для Ирана — это рекорд и имиджевая победа в условиях, когда президент США Дональд Трамп подписал закон об ужесточении санкций в отношении этой страны, да и России с Северной Кореей — тоже. В общем, накануне инаугурации Трамп утвердил старо-новую «ось зла», которая может быть продолжена за счет Китая.

Второй срок президентства будет крайне сложным для Роухани — первый  все же был скрашен фанфарами по ядерному соглашению с «шестеркой», которое могут сорвать новые американские санкции. Кроме того, первый  срок был «расцвечен» либеральными надеждами и верой в улучшение социально-экономической ситуации в Иране после снятия с него части санкций. Разумеется, президент Ирана и его правительство не сидели сложа руки, но простой люд ждал от них большего.

Избыточные ожидания не оправдались, и им не суждено свершиться во время второго президентского срока Роухани в условиях ужесточения санкций, происходящего на фоне нарастающего раскола между лагерем реформаторов и консерваторов; борьбы за портфели в новом правительстве; внешнего давления на страну, напряженности на ее границах; экономических провалов.

Так, иранской экономике остро не хватает инвестиций, современных технологий в большом сегменте индустриальной отрасли; страна испытывает инфляционные перепады, хотя их нельзя сравнить с теми, что имели место до первого президентского срока Роухани. Кроме того, в Иране растет безработица — наиболее остро она ощущается в провинциях, где постоянного дохода нет практически у каждого пятого жителя. Понятно, что при таком положении дел ужесточение санкций не просто тормозит развитие иранской экономики, но вообще ставит его под вопрос.

Не случайно аятолла Али Хаменеи после утверждения им Роухани на второй президентский срок, поставил перед формирующимся сейчас новым правительством (а в нем, по предварительным данным, посты сохранит часть действующих министров) несколько задач, главные из которых — «решение проблем граждан страны», кампания по искоренению нищеты и коррупции.

Следующей необходимостью духовный лидер Ирана назвал установление «обширного взаимодействия» с внешним миром и «решительное противостояние» гегемонии любых стран — особенно им были выделены США.

Сам же Роухани подтвердил актуальность наказа Хаменеи, заявив, что основными направлениями работы его администрации будут борьба с нищетой, безработицей, коррупцией. Касаясь вопроса внешнеполитического курса страны, президент подчеркнул, что не позволит изолировать Иран — он выступает за конструктивное взаимодействие с миром. Но, заметим, последнему «действу» сильно помешают американские санкции, которые Тегеран рассматривает, в том числе, и как попытку срыва ядерного соглашения.

Роухани заверил, что иранский народ и правительство страны «дружно ответят» на любое нарушение обязательств по международному соглашению. Иран, подчеркнул он после принесения президентской присяги, не станет нарушать соглашения первым. Ядерную сделку Роухани назвал одним из главных достижений своего правительства в истекший срок его полномочий. Что же до США, они «своими угрозами и санкциями доказали миру, что доверять Вашингтону нельзя».

Iran.ru цитирует официального представителя иранского МИД Бахрама Касеми, заявившего, что Тегеран «будет выступать против враждебных мер США и, как всегда, будет прилагать серьезные усилия для обеспечения мира и безопасности». Иран, по словам дипломата, также будет неустанно бороться с терроризмом в регионе и не окажется в ловушке зловещего треугольника, состоящего из ваххабитского терроризма, сионизма и глобального высокомерия.

Сегодня уже становится понятным, что Иран непременно ответит на санкции США, причем не в одиночку, а вместе с Россией и, возможно, Китаем. Во-первых, Китай сильно пострадает от санкций, поскольку они распространяются на компании, работающие в Иране, России и Северной Корее — в последней у Пекина многое «схвачено», и вообще он имеет большое влияние на Пхеньян. Кроме того, в американской прессе упорно муссируются слухи, в соответствии с которыми администрация США работает над «экономическими мерами» против Китая — главным раздражителем для Вашингтона является «неудовлетворительная» политика Пекина в отношении КНДР.

Пока Китай ответил на американские санкции против Ирана, России и Северной Кореи сдержанным заявлением своего МИД, в соответствии с которым Пекин придерживается мнения, что все разногласия, возникающие между государствами, должны решаться на основе взаимного уважения, равноправного и дружественного диалога.

Но Вашингтон такой подход игнорирует, хотя не может не отдавать себе отчета в том, что санкции неизбежно приведут к еще большему сближению Ирана, России, Северной Кореи и КНР. Но при этом они положат конец китайской торгово-экономической экспансии на американском рынке в случае, если в отношении Китая в ареале США все же введут серьезные ограничения. Однако ослабив экономического конкурента, Вашингтон наживет себе крайне опасно, в политическом аспекте, противника, связанного, к тому же, с такими «злобными врагами», как РФ, ИРИ и КНДР. Надо думать, Китай не сильно потеряет от санкций США по вытеснению китайской торговли и индустрии с американского рынка, поскольку азиатские страны, скорее, предпочтут иметь дело с Китаем, нежели с Америкой.

Но вернемся к собственно Ирану. Как он способен ответить на американские санкции? Во-первых, Тегеран может разрушить львиную долю планов Вашингтона по Сирии. Во-вторых, несмотря на официальное подтверждение приверженности ядерной сделке, он может частично из нее выйти, если до этого Вашингтон сам не откажется от соглашения, и даже приобрести для себя атомную бомбу — например, у Пакистана или у Индии. В-третьих, ввести против США ответные санкции — разорвать все виды сотрудничества. И очень плотно сойтись с Россией, Китаем и КНДР.

Кстати, находившийся на инаугурации Роухани в Тегеране вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин встретился с министром обороны Ирана Хосейном Дехганом. По информации иранского оборонного ведомства, представители двух подсанкционных стран подтвердили курс на всестороннее развитие отношений в оборонной сфере и форсированную реализацию соответствующих проектов. Каких именно, можно только догадываться: это, как минимум, поставка ИРИ очень серьезного российского вооружения и технологий, что сильно огорчит многие страны и, в первую очередь, Израиль с Саудовской Аравией.

В общем, лучше бы Роухани не баллотировался на второй срок, поскольку он, исходя из внешних и внутренних реалий Ирана, грозит ему политическим банкротством. Сейчас, как было сказано выше, в Иране идет борьба за портфели в правительстве. Те, кто в него не попадут, сильно ополчатся на президента, далеко не все решающего в стране: это привилегия духовного лидера, открыто критикующего Роухани и имеющего власть «зарубить» на корню любые назначения — тем более женщин. Те, безусловно, рассчитывали на «реформаторские» подходы президента и сейчас сильно разочарованы. А вместе с ними — и «молодая поросль» политиков и специалистов.

Кроме того, президент в Иране не является Верховным главнокомандующим, и отсутствие реального контроля над военными во многом связывает ему руки. Не вполне свободен он и в решении вопросов внешней политики, особенно в отношении Афганистана, Ирака и Сирии — это говорит о многом в условиях, когда реформатор Роухани испытывает давление клириков. И опять же — предстоящее резкое ухудшение социально-экономической ситуации из-за американских санкций, которые непременно усугубят системный кризис в экономике Ирана, только начавшего становиться на ноги после санкционных потеплений по итогам ядерного соглашения. Так что все будущие экономические провалы  спишут на Роухани, хотя сейчас главная задача страны — снижение угроз для национальной безопасности.

Словом, для Роухани после его переизбрания в мае наступили тяжелые времена: критика духовного лидера за «вестернизацию» и реформаторство, осуждение духовенством некоторых нефтяных сделок с иностранцами, политики президента в сфере культуры и т. д. Справится ли президент с таким натиском? И не захлебнется ли Иран в шторме мировой политики, если в ней продолжат доминировать США, и если на поводу у них пойдет и Европа?

В общем, политическая звезда Роухани, еще недавно купавшегося в лучах ядерного соглашения, может закатиться быстро, хотя зажигалась она долго и с большими трудностями, однако исключительно во благо иранского государства.

Последнему, но не лично Роухани, остается уповать на поддержку России и Китая, поскольку политические игры этих двух реально и перспективно подсанкционных мировых лидеров смогут отвести от Ирана значительный сегмент угроз его безопасности. И в этом контексте многое еще будет зависеть от позиции ведущих европейских государств, которых крайне не устроит разрыв ядерного соглашения и американские санкции, поскольку они рассчитывали на финансовое, политическое и энергетическое присутствие в Иране.

Ирина Джорбенадзе
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Постпред США при ООН: Нельзя позволять Ирану удерживать мир в заложниках

Турция начала возведение «стены безопасности» на границе с Ираном

Селфи с Могерини привели к скандалу в Иране