Белый орел против трезубца

Белый орел против трезубца

Между Киевом, Вильнюсом и Варшавой разгорелся конфликт: в польский загранпаспорт могут попасть изображения памятников, расположенных на Украине и в Литве.


Наследники Речи Посполитой продолжают считать некоторые исторические памятники и святыни «своими». © Фото ИА «Росбалт»

Известно, что Восточная Европа, десятки раз переделенная только на протяжении ХХ века, стала своего рода «пороховой бочкой» — не хуже Балкан. Многие города этого региона — такие, например, как Вильнюс, Львов или Брест — в разные годы входили в состав совершенно разных государств, из-за чего теперь несколько стран порой продолжают считать их «своими», даже если граница теперь проходит совершенно по другим местам. Два подряд конфликта, вспыхнувшие всего лишь за последние полтора месяца, подтверждают статус Восточной Европы как региона крайне нестабильного, когда дело доходит до исторической памяти разных народов.

В самом начале августа небольшой пожар разгорелся после того, как Польша объявила о планах в 2018 году по случаю 100-летия независимости страны выпустить новые заграничные паспорта. На страницах «юбилейного» документа будут размещены изображения различных исторических образов, важных для поляков. Проект курирует Министерство внутренних дел.

Именно эти «образы», которые должны попасть на страницы нового паспорта, МВД предложило гражданам страны определить посредством голосования. В числе предложенных вариантов (всего 13 штук) оказались расположенный во Львове на польском кладбище Мемориал орлят и Святые ворота (Вострая брама) в Вильнюсе — часть древней крепостной стены (остальную стену разрушил Петр I) города, в которой хранится чудотворный образ Матери Божией Востробрамской. Понятно, что предложение разместить эти объекты на страницах польского паспорта вызвало негодование властей Украины и Литвы.

Исторически подход поляков понятен: в период между мировыми войнами возрожденная в 1918-м Польша была достаточно сильным государством, а ее территория в тот период включала также нынешние Вильнюс и Львов. Соответственно, в Польше они по сей день воспринимаются частью населения как «польские города». В свою очередь, можно понять и позицию Украины и Литвы, которые восприняли инициативу польского МВД как стремление пересмотреть послевоенные границы.

Голосование о новом дизайне польского паспорта завершится 10 сентября. Однако оправдываться пресс-служба МВД Польши была вынуждена намного раньше. «Информируем, что окончательное решение о том, какие сюжеты будут использованы в новом паспорте, будет принято в сентябре. Голосование на сайте является формой консультаций с общественностью. Представленные варианты демонстрируют личности, события, места и символы, связанные с восстановлением Польшей независимости в 1918 году. Еще раз подчеркиваем, что никакие решения на данный момент не приняты», — сообщило МВД Польши в ответ на запрос ТАСС.

Вильнюс и Киев проявили свое возмущение по-разному. В Литве предпочли не разжигать ссору внутри ЕС и просто официально напомнили, что Вострая брама расположена на ее территории, и ее изображение не должно размещаться на официальных документах других государств.

А вот Министерство иностранных дел Украины 7 августа вручило ноту протеста послу Польши Яну Пекло «в связи с намерениями Варшавы разместить на страницах нового паспорта изображение „Мемориала орлят“, расположенного на территории польских военных захоронений на Лычаковском кладбище Львова». МИД Украины попутно напомнил, что «орлятами» названы участники боев против войск Западно-Украинской Народной Республики, существовавшей в 1918−1919 годах, и против Красной Армии в 1920-м. В МИД указали, что «Украина рассматривает такие намерения как недружественный шаг, который негативно влияет на развитие стратегического украинско-польского партнерства».

«Украина выступает против политизации отдельных исторических фактов, которые вредили бы развитию взаимовыгодного стратегического партнерства между Украиной и Республикой Польша», — добавили в министерстве.

Белорусский фактор

Официальный Минск в описанной ситуации промолчал, сделав вид, что вся эта ситуация его не касается. Хотя на самом деле касается и очень плотно. Во-первых, Белоруссия сама — абсолютно неофициально, разумеется, — имеет территориальные претензии к Литве и Польше (а заодно и к России). Причем «своим», исторической столицей, многие белорусы считают как раз Вильнюс. Более того, икона Матери Божией Востробрамской, находящаяся в Вострой браме в Вильнюсе, одинаково почитается католиками и православными и считается покровительницей всей белорусской земли.

Вот только буквально за полтора месяца до описанных событий Белоруссия также стала субъектом похожего скандала. Один из крупнейших производителей пива в стране — Лидский пивзавод — выпустил специальную партию пива «Менскае 1918». Ее приурочили к столетней годовщине провозглашения Минска (в то время носившего название «Менск») столицей независимого белорусского государства. 25 марта 1918 года была подписана третья Уставная грамота Рады Всебелорусского конгресса, объявившая о независимости Белорусской Народной Республики (БНР). Именно этот исторический факт и решили отметить пивовары.

Пивная серия в честь 950-летия белорусской столицы состоит из трех сортов. Первый — «Менскае 1067» приурочен к первому упоминанию города в «Повести временных лет», второй сорт «Менскае 1499» посвящен получению Минском Магдебургского права — полномочий на самоуправление. А вот третий — дате образования БНР, которая, к слову, является культовой для белорусских националистов.

Фото с сайта lidskae.by

«Яблоком раздора» оказалась этикетка, на которой границы Белоруссии обозначены именно «в версии» той республики 1918 года. То есть включают в себя Вильнюс с Виленщиной, Смоленск и Смоленщину, а также ныне польское Подляшье и, в частности, город Белосток со всем Белостокским воеводством. Исторически Белосток с окрестными землями был присоединен к БССР в сентябре 1939 года (формально — 2 ноября), когда Советский Союз вслед за Германией «зашел» в Польшу, и в рамках Пакта Молотова-Риббентропа «интегрировал» территории Западной Белоруссии и Западной Украины. Потом была война, и город был освобожден  Красной армией «для Белоруссии» лишь в июле 1944 года. Но уже 20 сентября по решению Сталина в рамках обмена населением Белосток с прилегающими районами был передан Польше, которая начала проводить политику насильственного выселения оттуда белорусов и украинцев.

Тем не менее, сегодня Белосток и Подляское воеводство (включившее в себя бывшее Белостокское) остаются территорией со значительной долей белорусского населения. Увидев новое пиво Лидского пивзавода, поляки возмутились. Пикантности ситуации добавило то, что сам город Лида, где работает знаменитое предприятие, находится в Гродненской области — то есть на «Крэсах всходних» («Восточных территориях») — белорусских землях, которые поляки считают исторически своими.

Официальной ноты протеста не последовало — все-таки Лидский пивзавод является частным предприятием, пусть и очень крупным по белорусским меркам. Зато настоящая война разгорелась в социальных сетях, а также на страницах польских СМИ. Для «национально-ориентированных» белорусов знаковым стало заявление директорши белорусского оппозиционного телеканала Белсат, который вещает на Белоруссию с территории Польши и существует за счет польского финансирования. Агнешка Ромашевская резко высказалась в том смысле, что пиво с картами БНР на этикетке — «это подпитывание шовинистических мечтаний».

Другие польские журналисты, работающие в Белоруссии заявили, что белорусам в нынешней геополитической ситуации надо не о претензиях на Белосток и Вильнюс рассуждать, а думать о том, как собственный Минск не потерять. Тем самым прямо намекая на возможность «российской гибридной агрессии» на фоне предстоящих через месяц учений «Запад-2017». Такой сценарий сегодня активно обсуждается в Польше, Литве, Украине, а также в экспертных кругах в самой Белоруссии.

Впрочем, традиционные зрители телеканала Белсат (то есть сторонники белорусских националистов) тут же ответили Агнешке Ромашевской, напомнив ей, что она сама состоит в Союзе поляков Беларуси. А представители и руководители этой организации неоднократно выступали (в том числе в польском Сейме) с заявлениями о необходимости возвращения «в лоно Польши» «Крэсов всходних» — то есть с требованием передачи под польскую юрисдикцию более 40% территории сегодняшней Белоруссии. И этому выяснению отношений пока конца-края не видно.

Жить с общей историей

Единственная возможность избегать в дальнейшем подобных конфликтов в Восточной Европе — признать, что многие символы, архитектурные и географические объекты региона — это элементы общей истории разных стран. И примеры такого мирного взаимопонимания имеются.

Так, в 1991 году сперва Литва, а потом и Белоруссия, отказавшись от «советского наследия», взяли себе один и тот же герб — «Погоню» (с небольшими графическими вариациями). Просто потому, что это был исторический символ в равной степени как литовских, так и белорусских земель. И никакого конфликта не возникло. Правда, в 1995 году пришедший к власти Александр Лукашенко восстановил в качестве государственного символа герб БССР, после чего в Белоруссии «Погоня» автоматически стала символом оппозиции. Но это уже, как говорится, совсем другая история.

«Здесь, конечно, ситуация очень неоднозначная. И Вострая брама, и Мемориал орлят — это части польской национальной истории. Это в том числе и польские символы, пусть они сейчас и находятся в сопредельных государствах, — сказала в комментарии „Росбалту“ лидер гражданской кампании „Наш Дом“ Ольга Карач. — Точно так же как гора Арарат является символом Армении, хотя находится на территории враждебной ей Турции. Другое дело, что польским официальным лицам следовало бы быть осторожнее и не бередить лишний раз исторические раны литовцев, белорусов и украинцев. Все же все эти народы объединены общей историей, и им стоит научиться жить с этим прошлым».

Действительно, паспорт — это документ, который прежде всего свидетельствует о принадлежности его обладателя к ныне существующему государству, конкретной политической ситуации и нынешним государственным границам. Но у правящей сейчас в Польше партии «Право и справедливость» (ПиС) имеется ярко выраженная склонность «играть в историю» и провоцировать исторические конфликты, тем самым создавая напряженность в отношениях с соседями. Иначе говоря, Польша при этом показывает, что она — «спящая империя».

С другой стороны, «показывая зубы» по поводу и без повода, Польша подтверждает свои нынешние претензии на роль лидера Восточной и Центральной Европы. Основания для этого есть — польская экономика считается самой успешной в регионе. Теперь же Польша стремится укрепить свои позиции обращаясь к истории, причем не только ХХ века. Однако в реальности это может дать обратный эффект — отпугнуть соседей вместо того, чтобы привлечь их к потенциальному лидеру.

Денис Лавникевич, Минск

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Посольство РФ требует оценки ситуации вокруг мужчины, осквернившего советский памятник в Берлине