Турецкий «фейк» или армянское «всерьез»?

Турецкий «фейк» или армянское «всерьез»?

Намерение Анкары подписать таможенное соглашение с ЕАЭС вызвало ярость в Ереване — здесь уже заговорили о праве республики на вето и «наказании» Москвы.


Непонятно, как при этом Турция сможет соблюдать условия таможенной системы Евросоюза. © CC0

В Армении новый скандал. На сей раз на почве стремления «вражеской» Турции подписать таможенное соглашение с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). О начале переговоров по таможенному соглашению с блоком, членами которого, помимо Армении, являются Россия, Казахстан, Белоруссия и Киргизия, сообщил на днях в Измире министр экономики Турции Нихайт Зейбекчи. По его словам, соглашение, подразумевающее свободную торговлю между ЕАЭС и Турецкой Республикой и не входящее в противоречие с соответствующим соглашением с Евросоюзом, «приведет к новому уровню партнерства между Россией и Турцией». Обратим внимание на то, что ключевой страной для нее в контексте таможенного соглашения с ЕАЭС названа РФ. О причинах ее «привилегированного» статуса будет сказано ниже.

Замминистра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян назвал заявление Турции «парадоксальным». Он напомнил, что Анкара «в одностороннем порядке закрыла границу с Арменией — то есть единственную сухопутную границу между ЕАЭС и Турцией». Кроме того, «договором о Евразийском союзе не предусмотрено присоединение к таможенной территории ЕАЭС».
Но здесь дипломат, вероятно, что-то напутал, поскольку известно, что более двух лет назад ЕАЭС подписал соглашение о свободной торговле с Вьетнамом. Свободный торговый ареал в ближайшее время может также расшириться за счет нескольких стран, в первую очередь Ирана. Разумеется, против последнего Армения ничего не имеет. А вот против Турции…

Во-первых, между двумя странами нет дипломатических отношений. В 2008 году Армения и Турция вроде бы начали закладывать основу для нормализации, и уже в следующем году главы МИД двух стран подписали «Протокол об установлении дипотношений» и «Протокол об установлении двусторонних отношений». Документы эти подлежали ратификации, но в 2010 году президент Армении Серж Саргсян подписал указ о приостановлении процесса ратификации под тем предлогом, что «Турция к этому не готова».

Отсутствие готовности заключалось в отказе современной Турции признать геноцид армян в Османской империи в 1915 году. Между тем геноцид признали многие влиятельные международные организации и государства, включая Евросоюз, Европарламент, Россию, Германию, Францию и даже Ватикан. Подчеркнем также, что расположению Армении к Турции, в которой, кстати, на заработках находятся тысячи армянских граждан, не способствуют союзнические отношения Турции и Азербайджана — с последним Армения практически находится в состоянии войны на почве Нагорного Карабаха и оккупации армянской стороной азербайджанских территорий. Турция, естественно, взяла в конфликте сторону Азербайджана и грешит порой угрожающей риторикой в отношении Еревана.

В общем, протестное отношение Армении к подписанию Турцией таможенного соглашения с ЕАЭС понять можно. Но тут возникают два вопроса: почему предположительное подписание такого документа автоматически ставит под удар и без того не благополучные армяно-российские отношения, и отчего это Турция так стремится приблизиться к ЕАЭС? Ну и третий вопрос: что может сделать Армения, чтобы помешать столь «парадоксальному сближению».

Начнем с ситуации, с которой столкнулась Турция. Ее уже практически окончательно не хотят видеть в Евросоюзе, в двери которого она безуспешно стучится десятилетиями; с США отношения тоже не складываются — в частности, на почве их близости с военизированными отрядами сирийских курдов (тут проглядывается связь Вашингтона с ненавистной Анкаре Рабочей партией Курдистана) и отказа американцев экстрадировать исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, обвиняемого турецкими властями в организации государственного переворота. К этому стоит добавить, что ЕС сильно ограничил свой рынок для зарубежных иностранных товаров, и у Турции возникли серьезные проблемы с экспортом сельскохозяйственной продукции.

Таким образом, на первый взгляд, нет ничего удивительно в тяготении Турции к огромному рынку ЕАЭС, который к тому же предусматривает особый, благоприятный таможенный режим для довольно разнообразной номенклатуры товаров.

Не стоит, однако, забывать о том, что таможенная система Турции руководствуется теми же законами и нормативными документами, что и таможенная система ЕС. Совместима она с таможенной системой Евразийского союза? Не совместима. Допустит ли ЕС параллелизм в этой сфере? Не допустит, поскольку он невозможен ни юридически, ни технически. И если Турция всерьез нацелена на создание свободной торговой зоны с ЕАЭС, значит, она должна выбыть из аналогичного режима торговли с ЕС. Маловероятно, что она так поступит.

А это означает, что заявление турецкого министра, вызвавшее столь бурную реакцию в Армении, носит, скорее всего, политический, а не экономический характер. И целью его является давление на Евросоюз, угроза, что если Турция не получит политических и экономических дивидендов от Европы, она отчалит к ЕАЭС, а, фактически, к России, которая «прикроет» своего экономического партнера и политически тоже. В противном случае она отчалит и от «новых друзей». Вопрос — к кому? — сейчас не стоит, потому что вроде как уже не к кому.

Словом, Турция официально не может выстраивать свободные торговые отношения с ЕАЭС — это возможно только на уровне двусторонних отношений с участниками блока. Значит, Турция сейчас, мягко говоря, маневрирует, раздражая ЕС, но она может переусердствовать в этом деле и еще больше настроить против себя Европу. А в еще большей степени США, опасающихся экономической, идеологической и военно-политической смычки России и Турции.

Но если президента Реджепа Тайипа Эрдогана и впрямь можно считать «международным шантажистом», в том числе в контексте подписания таможенного соглашения с ЕАЭС, то как можно трактовать весьма противоречивое заявление лидера Казахстана Нурсултана Назарбаева, по которому «Турция в будущем могла бы стать ассоциированным членом ЕАЭС»? Значит, существуют какие-то лазейки, или Турция дала знать, что готова порвать с Европой и дрейфовать не столько к Евразийскому союзу (он — всего лишь ширма), сколько к России. И не было ли заявление Назарбаева подготовкой к началу тесного взаимодействия Турции с ЕАЭС как организацией? Причем фактически восточной, более близкой к турецкому менталитету, чем «ценностям» Европы.

Повторимся, что главной страной для Турции в ЕАЭС является Россия с ее энергетической и политической мощью, одновременно привлекающей и отталкивающей Турцию. Привлекательной для последней являются энергетические проекты РФ (Турция мечтает о статусе газового хаба), обогащающие эту страну и придающие ей больший вес в ареале «коллективного Запада». Кроме того, с Россией Турцию связывают серьезные торгово-экономические отношение и поиск политического консенсуса в контексте, как минимум, Ближнего Востока. А раздражающим фактором для Турции будет и останется вопрос политической конкуренции с РФ не только на Ближнем Востоке — аппетит Анкары выходит за рамки этого «меню».

Москва тоже заинтересована во взаимодействии Евразийского союза с Турцией как с политической, так и экономической точек зрения — ведь санкции против РФ остаются в силе, и вообще очень хочется «увести невесту» у Запада, который затянул оформление с ней «официального брака». Но с растущими амбициями Турции Россия не смирится и их не примет, а это означает, что побороться ей еще придется. Чем закончится такая борьба — неизвестно, но на данном этапе программой-минимум для Москвы является увод Анкары с политической орбиты Запада. А там видно будет.

Но, как уже было сказано выше, Армения выступает категорически против взаимодействия Турции с ЕАЭС. Это означает, что отношения Еревана и Москвы, если союз действительно одобрит таможенное соглашение с Турцией, испортятся еще больше. Армянские СМИ утверждают, что Ереван «ни при каком раскладе» не согласится на подписание документа — вплоть до использования права вето.

Sputnik (Армения) приводит мнение эксперта Армана Ванескегяна, в соответствии с которым «договор Евразийского союза с достаточно серьезной экономикой страны с 80-миллионным населением и с выгоднейшим геополитическим расположением, в какой-то момент может перевесить политическую составляющую». «При этом один из полноправных членов ЕАЭС — Армения — будет однозначно против подобного договора», — сказал он.

А попытка Москвы договориться с Арменией по Турции, по его словам, «чревата либо серьезными политическими катаклизмами в самой Армении, либо резким изменением политического вектора руководства страны. … никакие экономические преференции не могут изменить отношение армянской общественности к Турции как к государству, с которым нельзя о чем-то договариваться (тем более налаживать совместные экономические контакты). В данном случае не сработает и то обстоятельство, что экономические механизмы ЕАЭС наконец-то (спустя два года) заработали вопреки санкционной политике Запада, осуществляемой в отношении России в первую очередь для того, чтобы ни у кого и мысли не возникало о жизнеспособности Евразийского сотрудничества».

Вместе с тем эксперт не чужд версии, что «истерические метания Анкары между Западом и Россией на фоне ожидаемых, можно сказать, судьбоносных решений по ближневосточному региону …  дают повод предполагать, что заявление Зайбекчи было всего лишь «фейком».

А политолог Степан Сафарян в беседе с News.am сообщил, что заявление турецкого министра по таможенному соглашению есть «обычный шантаж, предназначенный для Брюсселя и Вашингтона». Он выразил уверенность в том, что «даже если все согласятся принять Турцию в ЕАЭС, Армения всегда сможет воспользоваться своим правом вето». Вместе с тем политолог признал, что Турции в ЕАЭС будут рады, поскольку товары производства этой страны могут создать серьезную конкуренцию на евразийском рынке: ведь они «по сравнению с другими, дешевле, да и справедливости ради надо отметить, что по качеству они не уступают, если даже не превосходят своих конкурентов».

Здесь стоит упомянуть о том, о чем умалчивает в своем «праведном гневе» Армения. А не распространяется она о том, что в программе правительства республики на 2017—2022 годы одним из главных приоритетов внешней политики является урегулирование армяно-турецких отношений без предусловий. То есть того, чем Саргсян приостановил ратификацию соответствующих документов. Если намерения Турции, касающиеся ЕАЭС, реально не являются блефом, так, может, настал момент наладить отношения под предлогом не сопротивления Арменией таможенному соглашению?  

Ведь если Анкара действительно хочет сближения с ЕАЭС, то Россия, легитимно или не легитимно, но вето Армении игнорирует, либо не доведет дело до того, чтобы Ереван прибег к столь не устраивающей Россию крайней мере. Как она может повлиять на Армению?

В первую очередь, изменением расклада сил вокруг карабахского урегулирования и военно-политическим шантажом Еревана. Рычагом давления на Армению может стать и тот факт, что экономика республики почти полностью контролируется Россией. В частности, ей принадлежат 100% акций армянской железной дороги; «Газпром» обеспечивает поставку и продажу природного газа в республике по льготным ценам. Российский контроль распространяется также на «Арментел» и его коммуникационные сети; на электроэнергетику. Российским инвесторам принадлежат и многие промышленные объекты республики.

Так что запреты России на осуществление в Армении тех или иных проектов стали уже привычной практикой. Так, «Газпром» выступает против строительства газопровода из Ирана в Армению, а РЖД — против сооружения железной дороги из Ирана в Грузию. К этим «низзя» могут добавиться и другие, если Армения сильно «возникнет» на почве таможенного соглашения с Турцией. Но в таком случае сопротивление армян российской политике чуть ли не тотального ограничения внешнеполитической, экономической, энергетической и индустриальной деятельности вызовет в Армении еще больший всплеск, если не взрыв антироссийских настроений.

Здесь стоит упомянуть о том, что Россия демонстрирует готовность содействовать налаживанию армяно-турецких отношений и, судя по весенней прямой речи главы МИД Сергея Лаврова, готовит для этого почву — надежную или не надежную, это другой вопрос. В частности, российский дипломат заявил, что Москва только приветствовала бы открытие армяно-турецкого участка внешней границы ЕАЭС для свободного перемещения людей, товаров и услуг.

Лавров также выразил уверенность в том, что Армения и Турция «способны урегулировать имеющиеся проблемы». «Когда Армения и Турция сядут за стол переговоров, Россия будет готова оказать им самое активное содействие», — заверил он.

Остается лишь догадываться, чем это «содействие» обернется для Армении и ее отношений с Россией на среднесрочную и долгосрочную перспективу.

Ирина Джорбенадзе

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Турецкий экс-министр по делам ЕС: Об открытии границ с Арменией не может быть и речи

Турция пока не обращалась в Евразийскую экономическую комиссию по вопросу вступления в таможенную зону ЕАЭС

МИД Армении назвал желание Турции присоединиться к таможенной зоне ЕАЭС «парадоксальным»