Зачем Кадырову Мьянма?

События в бывшей британской колонии, которая до сих пор многим известна как Бирма, неожиданно стали фактором российской внутренней политики.


Самым неожиданным стало совместное заявление представителей Турции, Ирана и российской Чечни. © Стоп-кадр видео

Глава Чечни собирает в Грозном многотысячный митинг и прямо делает заявку на определение внешней политики страны, а в Москве проходит несанкционированная акция протеста мусульман напротив мьянмарского посольства. Так за один день большинство российских пользователей интернета вынужденно окунулись с головой в события, происходящие в далекой Мьянме (прежнее название — Бирма).

Теперь в активной части общества стремительно выкристализовываются группы поддержки. Одни вместе с чеченским лидером Рамзаном Кадыровым объявляют себя сторонниками преимущественно исповедующего ислам народа рохинджа (другой вариант «рохинья»), в отношении которого, по данным комиссара ООН, осуществляется геноцид со стороны буддистского большинства и властей Мьянмы. Другие поддерживают российский МИД, еще накануне сообщавший, что «боевики так называемой „Армии спасения рохинджей Ракхайна“ совершили серию скоординированных нападений на полицейские участки и армейские подразделения, расположенные в трех приграничных с Бангладеш округах Ракхайнской национальной области (РНО) Мьянмы», но никак не комментировавший информацию об уничтожении сотен домов и массовых убийствах представителей народности рохинджа.

На самом деле мало кто понимает, что в действительности происходит в Мьянме. Судя по имеющейся информации, противостояние живущих в приграничье с Бангладеш мусульман и центральных властей страны, ранее представленных узурпировавшими до 2011 года власть военными, а сейчас представленных условно демократическим правительством, длится уже много лет. Причем это не единственное меньшинство, которое воюет с центральным правительством.

Однако в последние дни ситуация резко обострилась. 25 августа «Армия спасения рохинджей Ракхайна» совершила атаку на ряд пограничных и полицейских пунктов. После этого власти страны начали фактически карательную операцию против местных мусульман. Рохинджа — разделенный народ, но большая их часть (от 750 до 900 тыс. человек, по разным данным) жили в Мьянме. Однако сейчас они массово бегут к границе, около 100 тыс. человек могут считаться беженцами, причем при переходе в Бангладеш многие тонут в реке, разделяющей две страны. Всего в результате зачисток и бегства погибло не менее 500 человек, но цифры эти весьма условные, поскольку информация доходит с большим опозданием и она весьма противоречива.

Ситуация выглядит еще запутанней для зарубежных наблюдателей еще и потому, что министром иностранных дел и фактической главой правительства в Мьянме выступает лауреат Нобелевской премии мира, в прошлом главный враг военной хунты Аун Сан Су Чжи.

Россия и Китай, надо заметить, ранее выступали на стороне центральных властей Мьянмы. Они даже помешали принятию в Совбезе ООН резолюции, осуждающей насилие против исламского меньшинства. И тут заговорили мусульманские страны. Самым же неожиданным стало совместное заявление представителей Турции, Ирана и российской Чечни, выступившей в сложившейся ситуации как бы самостоятельным субъектом. Что было подчеркнуто резким заявлением Рамзана Кадырова. На своей страничке в Instagram он написал буквально следующее: «Если Россия будет поддерживать шайтанов, совершающих преступления, я против позиции России».

Это заявление немедленно сделало мьямарские события внутренним делом нашей страны. На митинге в Грозном, который стал внушительным подтверждением силы и влияния Кадырова, было оглашено открытое письмо президенту РФ Владимиру Путину, которого просят использовать его влияние в мире и защитить мусульманское меньшинство в Мьянме. При этом в поддержку позиции Кадырова неожиданно выступил лидер ЛДПР Владимир Жириновский, который потребовал отставки главы МИД Сергея Лаврова.

Как теперь должен поступить Кремль? Предположение, что центральные власти сами инициировали эту активность Чечни, чтобы обосновать смену внешнеполитического курса в отношении Мьянмы, выглядит неубедительно, поскольку никто бы и не заметил этой смены, если бы МИД РФ осуществил ее тихо. Значит, Чечня и Кадыров и правда оказывают давление на Кремль. Пожалуй, впервые так открыто и настолько прямо, что непонятно, как тому же Лаврову выйти из этой ситуации, не потеряв лица. То же самое можно сказать и о Владимире Путине. Его принято считать «тефлоновым» политиком, к которому не пристает никакой негатив, однако накануне президентских выборов эта история и ему совсем не на руку.

Иван Преображенский


Ранее на тему Опрос «Росбалта»: Кадыров решил напомнить Кремлю о своей особой роли и самостоятельности в политике

Путин ответил на слова Кадырова о ситуации в Мьянме

Путин и президент Египта осудили проявления насилия в Мьянме