Путин оценил Атамбаева — за умение писать стихи

Визит президента Киргизии к российскому коллеге вряд ли можно назвать удачным. Лидер РФ нашел не очень много добрых слов в адрес уходящего политика.


При этом пресс-служба Атамбаева явно «выпрашивала» комплименты в адрес своего патрона. © Фото с сайта www.kremlin.ru

Семь дней минуло с момента прощального рукопожатия спешно прибывшего в Сочи действующего президента Киргизии Алмазбека Атамбаева и российского лидера Владимира Путина. Учитывая, что встреча произошла всего за месяц до предстоящих президентских выборов в Киргизии, в которых Атамбаев по Конституции участвовать не может, связь невнятно сформулированной повестки с этим событием более чем очевидна. Принимая в внимание, что президент России уже единожды, не далее как в июне, попрощался со своим уходящим коллегой, экстренный характер этого рандеву может свидетельствовать о серьезных проблемах в связи с неизбежной передачей власти в Киргизии. Либо Атамбаев утрачивает контроль за сценарием, устраивающим его и ближний круг элитариев, либо этот сценарий в силу каких-то причин не устраивает Путина.  

Оглушительная тишина в российских СМИ, последовавшая за этим визитом, красноречиво свидетельствует о том, что Алмазбек Атамбаев своих целей не достиг. Действующий президент Киргизии  знаком с Владимиром Путиным еще с 2011-го года, и у него за шесть лет была возможность изучить характер российского руководителя. Он не мог не предвидеть, что его настойчивые просьбы о повторном прощальном свидании, достойном стать дипломатическим нонсенсом года, вызовут глухое раздражение. По итогу минувших переговоров не было традиционного совместного выхода к прессе и итогового коммюнике. Это — серьезный сигнал о том, что «что-то пошло не так».   

Экспертному сообществу было очевидно, что Атамбаев не добился от Путина столь необходимых ему слов поддержки продвигаемого им на лидерские позиции в президентской гонке экс-премьера Сооронбая Жээнбекова. Тем не менее, несмотря на очевидные репутационные издержки, он и по окончании встречи проявил свою ставшую в дипломатических кругах притчей во языцех назойливость. Атамбаев попытался вытянуть из Путина признание своих заслуг и безальтернативности «курса преемственности» своей политики, а, значит, и преемника, в формате паркетного интервью.   

Видимо, эта заготовка делалась в режиме лихорадочной импровизации, если против гроссмейстера, об которого ломают зубы ведущие мировые политики и интервьюеры, Атамбаев выставил киргизскую журналистку Сыягуль Караман, которая уровнем не дотягивает даже до редактора российского провинциального телеканала. Когда-нибудь это интервью войдет в учебники как пример профессионального журналистского позора и грубого политического просчета заказчика. Но уже сейчас, в контексте обойденного молчанием визита, эта беседа заслуживает детального внимания.  Путин предсказуемо не поддался на манипуляцию использовать его втемную в качестве героя завуалированного под интервью рекламного ролика в пользу «нужного» Атамбаеву кандидата. Напротив, не опустившись до резкостей, он высказал то, что действующему киргизскому президенту крайне не хотелось бы афишировать.    

Глубиные смыслы есть порой даже в комедии абсурда, а он начинается с первого же вопроса журналистки: «То что вы включили в программу этой встречи это интервью и то, что вы здесь, это говорит о вашем отношении к Кыргызстану и о вашем отношении к нашему президенту. Какие отношения сложились между Кыргызстаном и Россией и что для вас значит наша страна?» Оставляя за рамками анализа корявый стилистический брак — неужели кто-то так недооценивает российского лидера, что льстит себе надеждой, будто он не увидит попытки логически связать «красное с пушистым», чтобы выдать в потоке сознания желаемое для клиента за действительное? Какая связь между согласием на интервью и отношением к стране и ее президенту? Зато об отношении «нашего (дорогого?) президента» к Владимиру Путину можно косвенно судить по грубой попытке журналистки манипулировать собеседником, если известно, что челядь подсознательно «зеркалит» хозяина.

Путин явно распознает эту неуклюжую попытку, но, очевидно, не сразу приходит в себя от такого «наивного хамства», начиная тщательно подбирать слова, которые иначе как посланием заведенной на Атамбаева всей нынешней властной конструкции Киргизии назвать нельзя. Он отделывается дежурной фразой про «очень хорошие отношения» и приводит в качестве примера 23% товарооборота Киргизии, который приходится на Россию. Учитывая, что это составляет около 0,2 процента объема внешней торговли РФ по показателям 2016-го года, он сразу опускает планку пафоса стартового вопроса. И заземляет его ответом о том, что народы двух стран, как и казахи и все народы бывшего СССР, вместе «боролись за наше общее отечество».   

Какое отношение имеет к этому периоду истории действующий президент Киргизии? Он «песни на этот счет пишет талантливо и красиво». Следующий пассаж Путина — просто шедевр. Глядя на явно не улавливающую суть разговора, смакующую свою профессиональную «удачу» журналистку, он продолжает через ее голову тонко, но жестко ставить на место своего недавнего навязчивого гостя: «Импорт сельхозпродуктов (из Киргизии в Россию — прим.авт.), фруктов и овощей, вырос в 2,3 раза». «А ведь когда-то Кыргызстан играл заметную роль в повышении обороноспособности Советского Союза — кто помнит — элементы оборонки размещались в Кыргызстане. У Кыргызстана многообещающее будущее, если иметь в виду талант кыргызов, кыргызского народа, трудолюбие и возможности кыргызской земли — минеральных ресурсов», — заявил Путин. То есть, переводя на понятный язык — вы превратили некогда процветающую советскую республику в аграрно-сырьевой придаток с дешевыми трудовыми ресурсами. Но страна нам все равно интересна, поскольку у «Газпрома» большие планы по развитию энергетики.

«Я думаю, — откровенно высказался Путин, — что в ближайшие годы, если мы будем осуществлять то, о чем мы договаривались с президентом Кыргызстана, можем довести газификацию процентов до 60-ти. «Газпром» намерен вложить в ближайшие годы до 100 млрд рублей». Вот здесь российский лидер окончательно вскрывается как жесткий прагматик, пытающийся перевести разговор в конструктивное тематическое русло ответственности за продвижение линии стратегических российских интересов. Он пытается открыть собеседнице и будущим зрителям глаза на то, насколько малосубъектен по итогу своей деятельности пришедший на волне цветной революции действующий президент: «Страна небольшая по населению, но занимает интересную, ключевую позицию. Не случайно именно в Кыргызстане находится российская авиационная база».

Нет сомнения, что Путин дает понять, какого он мнения по поводу недавнего назначения Атамбаевым на пост премьера Сапара Исакова, который выступал против закрытия американской авиабазы в Киргизии и обвинял Россию в невыполнении свих финансовых обязательств, и на кого будут опираться его гарантии «стратегии преемственного развития» после ухода с поста президента.   Дальнейшее действо заставляет, мягко говоря, усомниться в способности Атамбаева адекватно оценивать свою реальную весовую категорию в сравнении с Путиным, коль скоро в действиях его журналистки явно обнаруживается признак хвоста, пытающегося вилять медведем. Не корысти ради (надеюсь), а волей пославшего ее высокого заказчика она просто подсказывает Путину, что ему требуется изречь: «Вы сказали — сложились союзнические связи, у вас сложилось взаимное понимание, взаимное расположение друг к другу». Российский президент, в отличие от собеседницы, хорошо понимает, что ничего подобного не произносил. Легко представить, каких усилий стоит ему сохранить разговор в рамках натянутой деликатности: «Мы все разные. Президент Кыргызстана — он такой какой он есть, он яркий человек. Стихи пишет — это о многом говорит, мне кажется».

Вряд ли с таким отношением к собеседнику госпожа Караман подготовилась к интервью настолько, чтобы уловить прямой намек на бурную поэтическую деятельность бывшего министра экономического развития РФ Алексея Уклюкаева, находящегося под следствием по коррупционному делу. После этого слова Путина об Атамбаеве выглядят отнюдь не как комплимент, а как некое ультимативное условие: «Он человек, который держит слово. С ним иногда сложно о чем-то договариваться, но если уж о чем договорились, он идет до конца в исполнении тех договоренностей, которые достигнуты».  

«С ним в разведку пошли бы?» — гнет свою линию корреспондентка. Опять вежливый уклончивый ответ и молниеносный жесткий выпад опытного дзюдоиста: «Я уже в разведке не работаю. С ним мы занимаемся не менее важным делом. Хотя разведка всегда со мной».   

Нет сомнения, что «его» разведке прекрасно известно о том, что «человек, который держит слово», как мантру повторяет, что «страна станет самой богатой в регионе», и о том, каково подлинное положение дел в Киргизии. За время правления Атамбаева госдолг страны вырос на 40 процентов и превысил 60 процентов ВВП. Для сравнения: у соседей по региону — Казахстана, Узбекистана и Туркмении этот показатель составляет около 20-ти, 15-ти и 25-ти процентов соответственно. Каждый житель обетованной «самой богатой страны региона» включая новорожденных задолжал внешним кредиторам около 50-ти тысяч рублей. И без услуг российской разведки Путину ответ на вопрос о доверии слову Атамбаева очевиден. Как относиться к человеку, который уже сделал шаг по пути, проложенному во взаимоотношениях с Россией некогда братской Украиной? С известным трагедийным результатом, который в Киргизии повторился пока как лишь мировой фарс.

Уже упомянутый премьер Исаков «убедил» высшее должностное лицо Киргизии расторгнуть договоры с российскими инвестиционными гигантами «ИнтерРАО» и «Русгидро». Он, видимо, как Янукович, рассчитывал под убаюкивающую риторику о вечной дружбе, что с Киргизией Запад будет считаться как с равной, а Россия будет за это платить. Расторжение контрактов с «Русгидро» на строительство — фактически создание — гидроэлектроэнергетической системы республики привело местный аналог плана ГОЭЛРО в руки чешских аферистов. Им были отданы все гидротехнические проекты в трех значимых районах страны. Исаков лично организовал Амамбаеву встречу по этому поводу с президентом Чехии. Пролоббированная премьером компания Liglass прикарманила смехотворную для таких проектов сумму в три десятка миллионов долларов, под государственные гарантии прокрутила их как банковский инструмент и испарилась.  Возможно, Атамбаев, в отличие от его российского коллеги, не в ладах с собственной разведкой. Иначе бы он знал, в чью пользу дает отворот российским компаниям. Теперь вся Европа потешается над Киргизией, которая поменяла их на международных аферистов из Майями.     

И далее, предсказуемо игнорируя заявление собеседницы за рамками всех приличий о том, что «президенту Атамбаеву удалось заставить внешних партнеров считаться с Кыргызстаном и вести диалог на равных (это Путину-то — в условиях антироссийских дискриминационных санкций!), президент России расставляет окончательные акценты. «Обращаю ваше внимание, — заявил он, — что Россия многое делает, чтобы адаптировать Кыргызстан к Евразийскому пространству. Не просто на словах и каких-то там общих формулировках, но мы выделили 200 млн долларов на эту адаптацию. И, кроме того, создали соответствующий фонд развития. Куда Россия внесла еще 500 млн долларов… Мы договаривались, что это — не просто деньги, посеянные неизвестно куда, а именно они пойдут на развитие — поддержку малого и среднего бизнеса, поддержку конкретных предприятий, отраслей производства, и в целом это постепенно будет менять лицо киргизской экономики».   

При этом Путин умолчал о том, что ему наверняка известно: на заявленные и согласованные с Атамбаевым цели эти деньги не работают. Оставив их в России под мизерные 4% годовых, Нацбанк Киргизии пропустил в экономику страны за год в виде инвестиций в смехотворные 15 миллионов долларов. Остальные средства стали инструментом кредитных спекуляций на государственном уровне под непосильные для развития экономики 30 процентов годовых.  

На месте главного адресата этого интервью — действующего президента Киргизии Алмазбека Атамбаева было бы крупной ошибкой уподобиться его журналистке и воспринять то, что Владимир Путин обошел молчанием эти острейшие моменты, как его неинформированность или слабость. Вряд ли он забыл, к каким глобальным последствиям привела подобная позиция украинского экс-президента Януковича. И это молчание Путина может стать гробовым для карьеры ставленника Атамбаева Сооронбая Жээнбекова, а для него самого — недвусмысленным намеком заняться делом, которое по душе и по плечу. В стихотворчестве, в отличие от политики, есть место для фантазий, вымысла и пафосных преувеличений.

Роман Газенко, публицист        

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Путин обсудил с Атамбаевым двусторонние отношения РФ и Киргизии

Киргизия по указу президента будет отмечать день восстания против Российской империи

Медведев: Российская экономика полностью адаптировалась к санкциям