Взаимодействие в форме сдерживания

Новая стратегия отношений с Россией, обнародованная в США, выглядит попыткой найти баланс между позициями президента и истеблишмента, полагают эксперты.


Тема политики в отношении Москвы проиграна Трампом вчистую, но он не сдается.

Противодействие, сдерживание, с одновременным поиском областей, в которых возможно сотрудничество — вот основные моменты «новой стратегии» отношений с Россией, разработанной Белым домом и озвученной советником Дональда Трампа по национальной безопасности генералом Гербертом Макмастером.

«Росбалт» попросил экспертов рассказать, что нового в этой стратегии, а также в чем будет заключаться «сдерживание» Москвы Вашингтоном, а в чем — «сотрудничество», с учетом того, что пока явно не получается ни то, ни другое.

В новом проекте стратегии взаимодействия США с Россией, разработанной американской администрацией, нет ничего особо нового, считает эксперт Института США и Канады РАН Александр Шумилин. Новым, по его словам, сейчас выглядит только контекст событий, в котором положения этой стратегии были представлены.

Сотрудничество между Россией и Соединенными Штатами, например, по Северной Корее «было всегда, оно упиралось во взаимодействие (Вашингтона) с Китаем и Россией. Но поскольку Пекин и Москва в связи с последним раундом санкций США в отношении КНДР ощетинились, а также после выступления Трампа по проблеме Северной Кореи стало ясно, что американцы готовы здесь действовать самостоятельно», — отметил эксперт. Если это так, то сейчас корейская проблема — «не пункт взаимодействия с Россией», — добавил он.

Не видит Шумилин особых возможностей и для диалога по Сирии. «Отсутствие конструктивного взаимодействия здесь подменяется контактами для предотвращения столкновений. Например, вчера была встреча российских и американских генералов, где они на картах раскрыли свои позиции с тем, чтобы не подвергаться нападениям противоположной стороны. То есть, если можно так сказать, речь идет о негативном взаимодействии», — констатирует он.

В целом же ясно, говорит Шумилин, что Россия рассматривается Америкой «не просто, как объект сдерживания, но как достаточно враждебное государство». В то же время, «без нее не обойтись в каких-то ситуациях. Сирийское урегулирование, конечно, требует участия РФ, так же, как и урегулирование на Украине», — говорит он.

Фактически, по словам Шумилина, такое «взаимодействие» в Сирии больше напоминает взаимное сдерживание. Тем не менее, он отмечет, что оно, неизбежно предполагает и «выход на политическое урегулирование». Однако пока его нет: «Женева (переговоры по сирийскому урегулированию, — „Росбалт“) заморожена». Впрочем, эксперт не сомневается, что переговоры будут продолжены — «к этому все идет».

Проект, озвученный советником Трампа, представляет собой некий баланс между мнением американского президента, который считает, что с Российской Федерацией надо налаживать отношения, и общей точкой зрения американского истеблишмента, которая состоит в том, что политика Белого дома в отношении Москвы не должна сейчас улучшаться. Такое мнение высказал советник руководителя Центра стратегических разработок, американист Павел Демидов.

Он полагает, что истеблишмент поддерживает преобладающие сейчас в американском обществе антироссийские настроения и заодно «наказывает президента», в том числе, и фактически не так давно вынудив его подписать закон о санкциях против России, Северной Кореи и Ирана. «У них нет никакой возможности влиять на Трампа иначе, как корить его за слишком пророссийскую политику», — пояснил Демидов.

«Российскую политику Трампа поддерживает только 28% американцев, эта тема проиграна им вчистую. Однако он по-прежнему пытается ее отыграть. Такой уж у него характер. В целом отношение к России в Америке плохое, да и к нему не очень хорошее», — констатирует эксперт.

Между тем слова о «противодействии России» в новой стратегии США, скорее всего, направлены не на геополитическую или военную сферу, а на экономику, финансы и технологии, уверен политолог. В частности, по его словам, несмотря на то, что Макмастер специально отметил переговоры Трампа и президента Украины Петра Порошенко, прошедшие на полях Генеральной Ассамблеи ООН, украинская тема не является для Вашингтона основной, «если не считать таких политиков старой закалки, как сенатор Джон Маккейн или бывший вице-президент Джо Байден».

Александр Желенин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Дмитрий Травин. Раз — и нет никакой Америки!

Кудрин: Новые санкции США опаснее предыдущих

Лавров призвал «остудить головы» в ситуации вокруг Корейского полуострова