Язык без права выбора

Что особенного в принятой Верховной радой новой редакции закона об образовании, вызвавшей столь резкую реакцию соседей Украины? Будапешт высказался жестче остальных.


В Будапеште Киеву уже посоветовали «забыть» о ЕС. В Москве ограничились заявлением парламента. © CC0

На Украине вступил в силу Закон об образовании в новой редакции. По мнению оппозиции, приняв его, украинские власти руководствовались не заботой о населении, а отправились в поход за голосами электората Западной Украины перед грядущими выборами.

Документ, вызвавший резко негативную реакцию в ряде европейских стран из-за ущемления прав национальных меньшинств, предусматривает кардинальную реформу всей образовательной системы и устанавливает жесткие ограничения на использование языков. Поправки в закон раскритиковали семь государств. Протесты на разном уровне выразили Польша, Румыния, Венгрия, Греция, Молдавия, Болгария и Россия.

«Благословив» спорный закон, президент Украины Петр Порошенко пошел на обострение отношений не только с потенциальными партнерами из Евросоюза, но и снова до предела натянул «тетиву разногласий» между населением Запада и Юго-Востока Украины. В украинском обществе пытаются понять, чего ожидать от нововведений, если они все-таки претворятся в жизнь? Подозрения, что многие из новаций, предусмотренных реформаторским законом, могут остаться на бумаге, не беспочвенны, и причина банальна — на них нет денег. 

Еще летом вокруг реформы разразился финансовый скандал. Премьер-министр Украины Владимир Гройсман назвал ее слишком затратной для государства, подсчитав, что она обойдется налогоплательщикам в 87 млрд грн. Глава Минфина Александр Данилюк призывал Верховную раду не поддерживать проект, заявив, что на его реализацию средств в бюджете нет и не будет.

Но к мнению «практиков» «теоретики» не прислушались и приняли политически окрашенное решение. Выпад по поводу нехватки средств министр образования Лилия Гриневич парировала тем, что стоимость реформы разделена на долгие годы, и самыми затратными окажутся 2029-й 2030-й, когда будущие первоклашки будут заканчивать 12-й класс и в стране «уже все наладится с финансами».

Но вернемся к реакции за рубежом. Самым жестким оказался ответ Будапешта — венгерское нацменьшинство наиболее многочисленно в украинском Закарпатье. «Венгрия будет блокировать все шаги в рамках Европейского Союза, которые будут представлять прогресс в процессе европейской интеграции Украины в духе программы „Восточное партнерство“, — говорится в сообщении на сайте МИД Венгрии. — Петр Порошенко до сих пор говорил о европейской Украине, но это то, о чем он теперь может забыть в намерениях и целях, учитывая, что Венгрия будет блокировать все инициативы, которые могли бы быть благоприятными для Украины на всех возможных форумах и всех международных организациях и, прежде всего, в рамках ЕС».

Однако в то время, когда и депутаты Закарпатского областного совета принимали обращение к президенту с просьбой то ли внести правки в Закон об образовании, то ли ветировать его, Порошенко выступал перед украинской диаспорой в Канаде и хвастался, что наконец-то в Украине появилась возможность усилить статус государственного языка. То есть стало ясно, что президент закон подпишет.

Возвращение проекта в Верховную раду «могло привести к потере Порошенко части избирателей, которые в патриотическом подъеме мало углубляется в суть закона. Главное, что язык втискивают туда, где раньше ее вообще не было», — написал украинский журналист Петр Гойс на сайте агентства УНИАН.

По мнению главного редактора газеты «РИО», протест официального Будапешта вообще не вызывает удивления. Странно было бы, если бы венгры промолчали. Собственно, любое государство болеет за судьбу своего этноса. Поэтому закономерным является как стремление власти Украины распространять и усиливать государственный язык на всей территории Украины, так и логично стремление Венгрии сохранить статус-кво этнических венгров в той же Закарпатской области.

«Сейчас будет продолжаться дипломатическая война. Венгрия уже угрожает тормозить движение Украины в Евросоюз, а Украина пока лишь деликатно соглашается на какую-то призрачную экспертизу вновь принятого закона на его адекватность в европейских структурах», — пишет Гойс.

В Европейском Союзе пока не сделали «оргвыводов», но отреагировали и «поприветствовали» намерение Киева обратиться в Совет Европы для оценки уже принятого закона. В Брюсселе лишь призвали обратиться к экспертам как можно быстрее и принять во внимание их мнение.

Тем временем министр образования и науки Лилия Гриневич готовится к переговорам с румынскими и венгерскими коллегами, чтобы разъяснить им государственную позицию. По ее словам, Венецианской комиссии потребуется один-два месяца, чтобы оформить выводы по этому закону. Киев ожидает их до конца осени. Ранее глава МИД Украины Павел Климкин сообщал о том, что рассчитывает на конструктивный диалог по этому вопросу во время его предстоящей поездки в Будапешт.

Порошенко, кстати, не исключил внесение изменений в закон «Об образовании» по итогам дискуссий Киева с европейскими партнерами. Как сообщает пресс-служба украинского лидера, он позитивно оценил обращение Минобраза в Совет Европы и Венецианскую комиссию. Президент заявил о необходимости донесения Украиной своей позиции, а также отметил, что важно «доказать им и всем европейским структурам, что языковая статья украинского образовательного закона полностью соответствует европейским практикам».

Порошенко считает, что школьники должны говорить на украинском языке, причем не только на уроках. «Человек, который заканчивает украинскую школу, обязан уметь говорить на украинском языке. На переменах, в воспитательном процессе», — сказал он накануне на встрече с учителями. По словам Петра Алексеевича, детей нужно приучить к тому, что украинский язык — это «не сухая норма закона, а живое средство повседневного общения».

Но у языковедов и филологов утверждения президента вызвали ухмылку и недоверие в успешности такого подхода. Собственно, принимая закон об образовании, сначала нужно было подумать о том, как научить венгроязычных детей и учителей украинскому языку. Ведь для венгерского меньшинства министерство образования и науки не разработало программы изучения украинского языка и не выдало ни одного учебника. За 26 лет независимости власти Украины не заботились о том, как научить детей нацменьшинств украинскому, а тут вдруг принимает закон, по которому обязывает изучать на нем все школьные предметы.

Закон подписан, и он должен выполняться, но возникает проблема: каким образом можно начать учить тех же венгерских детей с пятого класса исключительно на украинском языке, если они его не знают? Да не только дети — даже учителя в венгерских школах Закарпатья! Откуда теперь набрать педагогов, которые могли бы преподавать в 150-ти венгроязычных школах региона?

Сторонники и защитники нового закона, в том числе президент Украины, в ответ на венгерские претензии выдвигают свой аргумент — в Венгрии же нет украинских школ. Мол, постройте у себя наши школы, а потом, может быть, поговорим. На упрек, почему в Закарпатской Украине 150 венгерских школ, а в Венгрии ни одной украинской, специалисты отвечают просто. На Закарпатье компактно в нескольких районах области проживает 150 тысяч этнических венгров. Есть много исключительно венгроязычных сел и там вполне логично есть венгероязычные школы.

В Венгрии же постоянно проживают не более 5 тысяч украинцев, и нет ни одного компактного места, где они дислоцируются. То есть открывать обычные школы не для кого. Именно поэтому в Венгрии существуют так называемые украинские воскресные школы, хотя и формально, для «галочки». При этом правительство Венгрии ежегодно выделяет 50 000 евро для поддержки украинской общины, а в этом году, по словам председателя Государственного самоуправления украинцев Венгрии Юрия Кравченко, эта помощь достигла 300 тысяч, дополнительно направленных на оздоровление воинов АТО и украинских детей.

В этом вопросе нужно меньше радикализма и более дипломатии, считают в Закарпатье. Местным очень не хочется, чтобы украинцы обвиняли венгров Закарпатья в нежелании учить украинский язык, или вообще в нелюбви к Украине. «Это неправда. Никакого враждебного отношения к Украине нет. Закарпатские венгры воюют на фронте в зоне АТО, вместе со всеми украинскими защитниками государства, — говорят представители нацменьшинства в соцсетях. — Многие из венгров Закарпатья умышленно отдают своих детей в украинские школы, хотя имеют возможность отдать в венгерские, зная, что их детям так легче будет устроиться в жизни именно в Украине». Но принятый закон об образовании ущемляет права венгров и вызывает желание оказать определенное сопротивление правовому беспределу властей.

Поведение Венгрии раздражает украинских национал-патриотов. Некоторые сетуют на ее посягательство на закарпатские территории с компактным проживанием венгерского населения, намекая на аналогии с ДНР-ЛНР. «На самом деле, это исключительно пропагандистские трюки, потому что, в отличие от России, Венгрия является страной-членом Евросоюза и придерживается определенных правил», — считает этнический венгр Петр Гойс.

Правда, эти правила не всегда срабатывают. Собственно, смелость власти Украины при принятии закона об образовании также базировалась на том, что нынешняя власть Венгрии находится в определенной опале в Евросоюзе из-за нежелания брать к себе беженцев согласно квотам Евросоюза. Поэтому Киев рассчитывает, что протесты официального Будапешта в Евросоюзе будут восприняты пассивно. Кроме того, президент Порошенко получил явный «козырь» для подписания закона после того, как к венгерскому премьеру Виктору Орбану в гости наведался российский президент Владимир Путин. Точнее, появился серьезный повод «обидеться».

Впрочем, венгерский вопрос в связи с самой резкой официальной реакцией слегка затмил проблемы остальных нацменьшинств, к которым, по мнению огромного количества украинцев, необоснованно причислены русскоговорящие граждане Украины. Несмотря на то, что конфликт с РФ вызвал в последние годы повышение «спроса» на украинский, родным русский язык считают не менее половины населения современной Украины. Сколько их, русских, «русскодумающих» и русскоговорящих в Украине? Точных и неопровержимых цифр нет, потому что любые исследования в этой области подвергаются давлению со стороны «заинтересованных». Например, недавно американские эксперты из Института Гэллапа (Gallup Inc) сообщили, что для 83% жителей Украины родным языком является русский.

Данные сомнительны, но даже если это 83% разделить на три, все равно получится число, достаточное для того, чтобы сделать вывод: миллионы украинцев насильно вынуждают отказаться от своего родного языка. Им не просто навязывают обязательное условие общения на украинском в школе, на работе, в магазинах — лезут в их личную жизнь и «в голову». На переменах, на рыбалке, в постели — только на украинском! А где же хваленая европейская толерантность и право выбора?

Как подчеркивается в заявлении, принятом Госдумой РФ, именно «враждебная нетерпимость» по отношению к представителям этнических групп является отличительной чертой современной украинской власти, а принятый Радой закон об образовании российскими парламентариями назван «актом этноцида русского народа».

До сих пор на Украине существовало множество школ с обучением на русском языке, а также на других языках нацменьшинств. Наличие русскоязычного образования (хотя число русских школ постепенно сокращалось) было одним из главных аргументов в пользу того тезиса, что Украина уважает права русскоязычного населения, воспринимая их как полноценных граждан государства.

Теперь это все в прошлом. Закон вводит фактический запрет на получение образования на любом языке, кроме украинского. С 2018 года только в младшей школе останутся классы с преподаванием предметов на языках национальных меньшинств. С пятого класса преподавание предметов на языках национальных меньшинств ликвидируется. С 2020 года и для младших классов эту норму отменят. То есть с 2020 года образование на Украине станет целиком украиноязычным.

Небольшие поблажки законом предусмотрены лишь для представителей «коренных народов» (им позволят иметь отдельные классы), а также для английского языка и языков Евросоюза, на которых можно будет преподавать в школах «один или несколько предметов» (видимо, небольшая уступка для венгров и румын). Но русскоязычное образование исчезнет полностью. Стоит отдельно отметить, что понятие «коренные народы» нигде четко не прописано. При этом сами авторы проекта относят к «коренным народам» крымских татар, крымчаков, караимов и гагаузов.

Основные, не очень убедительные аргументы сторонников закона основаны на убеждении, что реформа поможет полностью ассимилироваться и социализироваться неукраиноговорящим гражданам страны — чтобы они даже мыслили только на государственном языке. Позиция несогласных, согласно которой Украина — разная, что закон не учитывает интересы всех жителей и способен привести к усилению раскола населения, вдохновители новаций слышать не хотят.

Но в украинском информационном поле государственный язык «популяризируется» все больше. Например, в этом году радиостанции Днепропетровской области перевыполнили установленные законом квоты на ведение передач на украинском. Вместо половины программ госязык звучит в 80% случаев. Такие данные обнародовал Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания. Перевыполняют радиостанции и установленную норму трансляции украинских песен. Вместо четверти эфира они занимают 36% вещания.

В соцсетях тем временем набирает популярность шутка: нужно либо срочно забывать русский язык, либо просить ЕС принять в свой состав и Россию. Тогда, согласно новому закону, станет возможно преподавание в школах на языке Евросоюза — то есть и на русском тоже.

Валентин Корж, Днепр, Украина


Ранее на тему На Украине предложили увеличить долю госязыка в печатных СМИ

Украинскую радиостанцию оштрафовали за нарушение закона о языковых квотах

Кассир супермаркета в Харькове отказалась разговаривать с участником АТО на украинском, потому что «это Россия»