Лукашенко разрешил «колоть дрова» без регистрации

Либерализацию бизнеса в Белоруссии начали с самого малого — но и это значит очень много для зарегулированной до предела экономики.


Власти в Минске вынуждены искать ответ на рост безработицы и падение доходов населения в провинции. © Фото с сайта president.gov.by

В Белоруссии с весны, с ежегодного послания президента народу и парламенту, на правительственном уровне обсуждается перспектива значительного облегчения условий ведения бизнеса. Именно в своем весеннем выступлении Александр Лукашенко дал указание подготовить проект президентского декрета о радикальном «раскрепощении предпринимательской инициативы» — именно так это было сформулировано.

Основной пакет документов по этому раскрепощению глава Белоруссии потребовал представить ему на подпись в октябре. Однако уже в сентябре было принято несколько решений, которые заметно облегчили ведение бизнеса на самом «низовом» уровне — не только малого и среднего, но и «микропредпринимателей», то есть самозанятых людей. Для белорусской власти даже это очень большой прогресс — предыдущие 20 с лишним лет Лукашенко публично называл предпринимателей «вшивые блохи» и «эти жулики», а также обещал «пожать руку последнему бизнесмену». Однако экономическая ситуация в стране такова, что батьке пришлось «наступить на горло собственной песне» и приступить к реформированию квазисоциалистической модели экономики, сложившейся в стране после 1994 года.

Пока белорусский бизнес получил три значимых облегчения. Первое: распоряжением Лукашенко резко ограничены полномочия контролирующих органов, прежде всесильных и всевластных. Второе: для индивидуальных предпринимателей и небольших фирм резко упростили ведение бизнеса на селе и в малых населенных пунктах. И третье — резко расширены возможности для самозанятых граждан. Теперь уже тремя десятками видов деятельности можно заниматься, не регистрируясь официально и уплачивая лишь небольшой фиксированный налог.

Вынужденные реформы

Как указывает аналитический ресурс Belarus in focus, ослабляя контроль над экономической активностью расширением возможностей самозанятости и пытаясь сместить деятельность контрольных органов от наказания за экономические нарушения к их профилактике, государство пытается одновременно улучшить ситуацию с занятостью населения и увеличить поступление налогов в бюджет. В самом деле, с начала нынешнего кризиса в декабре 2014-го и по сегодняшний день доходы населения в белорусской провинции катастрофически упали — намного сильнее, чем в Минске и областных центрах.

Одновременно именно в провинции — огромная скрытая безработица, это работники множества небольших государственных предприятий, зависших на грани банкротства и почти не платящих зарплаты, но и не увольняющих людей. Как раз эта ситуация привела весной нынешнего года к всплеску протестов против «декрета о тунеядцах», которые охватили именно белорусскую провинцию. Что, кстати, стало неожиданностью и для власти, и для оппозиции.

«Запустить заводы» в белорусских регионах не удается, и высвобождение бизнес-инициативы на местах, по замыслу правительства, должно смягчить социальное напряжение. Но это не единственная подоплека сегодняшнего освобождения частного бизнеса, совершенно необычного для Белоруссии.

«Последние изменения белорусской экономики в сторону очередной волны либерализации вызваны несколькими причинами. Во-первых, Беларусь пытается нормализовать отношения с Западом, чтобы иметь альтернативный источник финансирования. Во-вторых, получив негативный опыт в борьбе с так называемыми «тунеядцами», государство внесло некоторые коррективы», — пояснил «Росбалту» белорусский экономист Владимир Артюгин.

Наконец, по его словам, «руководство Беларуси постепенно начинает отдавать себе отчет, что действующая модель безвозвратно теряет свои позиции. И даже нынешний рост экономики большей частью является следствием удачной внешней конъюнктуры. Например, тот же «МАЗ», несмотря на рост продаж в России, теряет свои позиции. Но эти действия — по либерализации — вынужденные, потому что результатом станет постепенная потеря контроля над экономикой. Поэтому нынешние изменения к лучшему стоит рассматривать как временные и зависящие как от внутриполитического расклада, так и от внешних факторов».

В свою очередь Вадим Иосуб, старший аналитик финансовой компании «Альпари», считает, что все это должно было быть сделано давно. «Сейчас как большое достижение подается то, что должно было существовать изначально. То есть сначала предпринимателей, «ипэшников» очень долго загоняли в гетто, урезали их права, ухудшали условия их работы… А теперь отношение к предпринимателям решили «открутить назад», и все очень радуются по этому поводу, — сказал он в комментарии для «Росбалта».

«Это напоминает старый анекдот про раввина, который советовал завести козу, когда в квартире совершенно не было места. А когда он посоветовал убрать эту козу, то все стали очень довольны своими условиями жизни. То есть по сравнению с тем, что было, новая президентская политика — это как бы здорово, но так должно было бы быть изначально, а то, что 20 лет делали плохо, а потом вернули как было… ну, может быть это и повод для радости. Можно надеяться, что это одно из свидетельств разворота властей в сторону большей экономической адекватности», — отметил аналитик.

Что сделано и что предстоит

Самыми заметными «актами либерализации» пока стали принятые в сентябре президентские указы № 337 и № 345. Они дали больше свободы, соответственно, частному бизнесу в провинции и самозанятым людям, многие из которых теперь получат возможность выйти из «тени».

Так, указ № 337 расширил до 30 перечень видов деятельности, которыми можно будет заниматься физическим лицам без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Теперь чтобы колоть дрова, стричь волосы и делать маникюр на дому, ремонтировать компьютеры и делать веб-сайты, класть печи, ремонтировать обувь и часы — достаточно уведомить налоговые органы о начале деятельности и уплатить налоги (раз в год) до начала ее осуществления. Никаких касс, никаких журналов учета, ничего не нужно.

Все бы хорошо, но только по подобной схеме можно обслуживать только других физических лиц — но не юридических. То есть сделал веб-сайт «дяде Васе» из соседнего подъезда — все нормально, а сделал сайт его фирме — получай статью за незаконную предпринимательскую деятельность.

Впрочем, в правительстве полагают, что и в таком виде указ позволит уменьшить число граждан, обращающихся в службы занятости для регистрации в качестве безработного. С учетом простоты регистрации и невысоких налоговых ставок, государство получит дополнительные поступления налогов в бюджет, частично будет решен вопрос с т. н. «тунеядцами» и сократится конкуренция на рынке труда. В реальности же, скорее всего, просто немного сократится теневой сектор экономики на самом «низовом» уровне. И то хлеб.

«Расширение видов деятельности, которые можно вести в частном порядке с уплатой единого налога раз в год (без образования юридического лица) призвано компенсировать сокращение возможностей государства по трудоустройству, — пишет Belarus in focus. — Ослабить контроль над экономической активностью населения в этом случае — рациональный выбор. Этой же цели следует президентский указ об упрощении ведения бизнеса на селе в малых населенных пунктах».

Здесь уже речь идет об указе № 345. Документ предусматривает возможность установления на отдельных территориях особого режима налогообложения в сфере торговли, общественного питания и бытового обслуживания с уплатой налога на прибыль для предприятий в размере 6% и единого налога для индивидуальных предпринимателей в размере одной базовой величины, а также иных упрощенных условий осуществления этих видов деятельности. Задача этого указа — также беспрецедентного для Белоруссии — упростить ведение бизнеса на селе и в малых населенных пунктах. Главная суть в низкой налоговой нагрузке на предпринимателей — всего одну базовую величину (23 белорусских рубля или 12 долларов) в год.

Наконец, еще одним признаком либерализации в сентябре стала встреча Лукашенко с главой Комитета государственного контроля (КГК) Леонидом Анфимовым. В Белоруссии предпринимателей проверяют и контролируют несколько десятков разных ведомств, но КГК — главный среди них, «око государево». Так вот, встреча Лукашенко с Анфимовым прошла в рамках обсуждения готовящегося указа об ограничении полномочий контрольных органов. Президент потребовал перейти от карательного уклона контрольной деятельности к профилактическому, ввести ответственность за безосновательные проверки и нарушения в их ходе. Хотя, конечно, и высказал опасения по поводу возможной «потери управляемости». Однако обещанное сокращение административных процедур и полномочий бизнес пока воспринял со сдержанным оптимизмом.

В любом случае, пока немногочисленное белорусское бизнес-сообщество находится в ожидании ключевого документа по либерализации — декрета «О развитии предпринимательства». Его очередной проект первый вице-премьер Василий Матюшевский лично представил Александру Лукашенко 26 сентября. В частности, проект декрета предусматривает единый свод требований пожарной безопасности, санитарно-эпидемиологических требований, а также в области охраны окружающей среды и ветеринарии. Все они максимально систематизированы и сокращены, так как ныне действующие нормы, по признанию самого Лукашенко, «Чрезвычайно объемные и в большинстве своем ненужные. Они очень напрягают бизнес и отвлекают от решения конкретных задач. Поэтому этими документами мы утверждаем перечень требований и санитарные условия, и прочее. И всякие административные препоны сокращаются».

Также проект предполагает введение уведомительного порядка осуществления отдельных наиболее распространенных видов экономической деятельности. В соответствующий перечень войдут бытовые, туристические услуги, деятельность в сфере торговли и общественного питания, перевозок пассажиров и багажа, производство сельхозпродукции, стройматериалов и иная деятельность. По данным Министерства экономики, именно в этих сферах сосредоточено порядка 95% малого и среднего бизнеса.

После принятия декрета достаточно будет подать единственное уведомление в исполком через службу «одно окно», по почте либо с помощью портала электронных услуг, и на следующий день можно будет осуществлять заявленный вид экономической деятельности. При этом, подавая такое уведомление, субъект хозяйствования автоматически берет на себя ответственность за соответствие своей деятельности законодательству.

Уже 28 сентября в кулуарах Белорусского инвестиционного форума Василий Матюшевский рассказал собравшимся, что пакет документов, направленных на развитие предпринимательства, кардинально изменит бизнес-среду в Белоруссии. «Это десять фундаментальных документов, которые должны кардинально поменять всю бизнес-среду», — сказал он. Но сразу же предусмотрительно оговорился: «Мы часто принимаем хорошие документы, но их последующая имплементация, тем более правоприменительная практика нивелируют, мягко говоря, то, что мы принимаем».

Тем не менее, по словам вице-премьера, принятие документов должно решить две фундаментальные задачи. Первая — обеспечить самозанятость населения и раскрепощение, снижение стоимости входа в любой бизнес, максимальное снижение последующего администрирования. Вторая задача предусматривает «цифровизацию» всей экономики — и тут уже речь идет о другом президентском декрете, пока известном под условным названием «IT-страна».

Но пока никто не может ответить на вопрос, что получится у белорусских властей: «как лучше» или «как всегда»?

Денис Лавникевич, Минск

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему В белорусских Барановичах директору со знанием китайского и грузчику предлагают одинаковую зарплату в $133

Медведев заявил об отсутствии нормативной основы для цифровизации экономики в РФ

Лукашенко поручил навести в Белоруссии «идеальный порядок»