Кто сказал, что шансов нет?

Посредники карабахского урегулирования, а также дипломаты Армении и Азербайджана готовят встречу президентов двух стран — Саргсяна и Алиева.


Переговоры Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна могут стать «прорывными», если они внемлют, наконец, логике реальной политики. © Фото с сайта president.am

Азербайджан продолжает распространять информацию о нарушении Арменией режима прекращения огня, а армянская сторона хоронит еще одного своего военнослужащего, погибшего от пули противника на линии соприкосновения в зоне карабахского конфликта. Параллельно Ереван увеличивает военные расходы в бюджете будущего года, хотя догнать и перегнать Баку по этой статье он не сможет. На всем этом фоне международные посредники в карабахском урегулировании — Минская группа ОБСЕ в составе сопредседателей от России, США и Франции, а также главы МИД Армении и Азербайджана готовят встречу уходящего президента Сержа Саргсяна с практически пожизненным президентом Ильхамом Алиевым.

Главы внутриполитических ведомств двух стран уже провели переговоры при участии международных посредников: сопредседатели Минской группы в октябре ознакомятся с обстановкой непосредственно на местах. Ожидается, что вслед за этим состоится встреча президентов Армении и Азербайджана. Ее «благословил», через своего официального представителя, и генсек ООН Антониу Гутерреш — выразил надежду, что стороны найдут «компромиссное решение».

Не исключено, однако, что встреча будет носить формальный характер, — чтобы продемонстрировать международному сообществу и посредникам готовность сторон к урегулированию армяно-азербайджанского и карабахского конфликтов, но в «последний момент» оправдаться тем, что «что-то пошло не так», закончить переговоры пшиком и обвинить в этом друг друга.

Впрочем, текущий момент внушает некоторые надежды на то, что от политики говорильни под залповый огонь Саргсян и Алиев все же перейдут к реальным усилиям с целью избежать войны. Понимание того, что она непременно повлечет за собой всплеск террористической активности в регионе, полное уничтожение экономики и инфраструктуры, включая транспортную и нефтегазовую, масштабное вторжение на Южный Кавказ и в бассейн Каспийского моря третьих военно-политических сил, существует, равно как и опасения насчет смены существующих режимов в Азербайджане и Армении.

Вероятно, не случайно армянский министр иностранных дел Эдвард Налбандян открыто заявил, что Ереван обсуждает с Баку возвращение последнему территорий, которые «в плане безопасности не будут угрожать Карабаху». Он также напомнил о позиции официального Еревана, в соответствии с которой тот, в случае возобновления военных действий, признает независимость Нагорного Карабаха. «Это будет означать конец переговоров со всеми вытекающими отсюда последствиями», — пояснил министр.

А официальный представитель МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев сообщил, что министр иностранных дел АР Эльмар Мамедъяров поддержал несколько «интересных предложений» сопредседателей Минской группы для продолжения «предметных переговоров» по урегулированию конфликта. Содержания «интересных предложений» он не раскрыл.

Собственно, международные посредники (в особенности — Россия), пытаются, вероятно, протащить сейчас так называемый «план Лаврова», который залежался на полке из-за политических «кошек-мышек», в которые заигрались нынешние первые лица Армении и Азербайджана. Речь идет о выводе армянских войск из оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха с откладыванием на потом вопроса о его политическом статусе. Баку при этом опасается, что нет ничего более постоянного, чем временное положение, и Карабах уплывет от него навсегда.

Думается, однако, что при таком раскладе Азербайджан потребует возвращения в отколовшуюся от него автономную область внутренних переселенцев, что видится крайне сложным делом с ментальной, финансовой, политической и иных точек зрения — здесь определенно возникнет новый конфликт между армянами и азербайджанцами хотя бы на почве прав на собственность и участия в военных действиях. Кому его придется гасить? России?

Словом, если армянские войска начнут уходить с оккупированных азербайджанских земель, это будет означать реальное начало урегулирования конфликта. И если к переговорам предварительно подключатся представители самого Нагорного Карабаха — пока за него все еще вещает Ереван, поскольку Баку отказывает Степанакерту в праве голоса.

Но какой бы взвешенный документ ни положили перед Алиевым и Саргсяном (а они наверняка знают его назубок), «черт прячется в деталях». Поэтому обоим президентам надо будет набраться мужества и свернуть ему рога, не откладывая это дело в долгий ящик. Такое развитие событий было бы идеальным на данном этапе.

Если же Саргсян и Алиев к таким действиям все еще не готовы, им просто не следует встречаться — даже «для блезира». Поскольку выглядеть это будет несолидно, еще больше подорвет доверие сторон друг к другу и, что главное, негативно отразится на политическом климате всего Южного Кавказа, соседствующего с Ближним Востоком и имеющего равно- и разнонаправленные интересы в контексте карабахского урегулирования, как минимум, с Ираном и Турцией.

В общем, Саргсяну и Алиеву стоит поспешить с началом процесса мирного урегулирования, поскольку ситуация в регионе и в мире меняется стремительно, и это крайне негативно отражается на таких не глобальных игроках, как Армения и Азербайджан. Даже если абстрагироваться от угроз, исходящих с Ближнего Востока с их выходами локально на Южный Кавказ, вокруг отношений Армении и Азербайджана с тяжеловесами мировой политики ходят самые разные слухи. И если они соответствуют действительности, то прямо или косвенно отразятся на карабахском урегулировании.

К примеру, в одних экспертных кругах активно обсуждается «российско-азербайджанское похолодание», в других — назревающий скандал между Арменией и ЕС на почве отказа последнего ввести в отношении РА визовую либерализацию — дескать, армяне еще не выполнили «домашнего задания» по проведению реформ. Напомним, в ноябре, в преддверии саммита Восточного партнерства ЕС, Армения и Евросоюз должны подписать Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве — взамен сорванного Россией Соглашения об Ассоциации между республикой и Европейским союзом. А тут такой скандал!

России, он, кстати, на руку, хоть она вроде не имеет ничего против нового «беззубого» соглашения. Но в Ереване многие не чужды мнения, что скандал спровоцирован искусственно — с тем, чтобы сорвать подписание документа и даже видимость легкого дрейфа Армении на Запад.

Все это говорит о том, что Саргсяну и Алиеву стоит побыстрее найти общий язык, потому как в довершении к сказанному Турция, снова подружившись с Россией и рассорившись с Западом, вряд ли станет серьезно вмешиваться в армяно-азербайджанское вооруженное противостояние в пользу Баку, хоть из Анкары и звучат воинственные речи и клятвы верности Азербайджану. Кроме того, политические «ястребы» Армении постоянно подогревают соотечественников навязчивыми разговорами об активной подготовке Азербайджана к войне, которая «уже ведется на границах с Арменией и Нагорным Карабахом», причем, «не без участия России и Турции».

От таких «пассов» у армян, да и у азербайджанцев — тоже, попросту могут сдать нервы, и достаточно будет еще пары жертв на линии соприкосновения, чтобы остановка стихийно начавшейся войны, которую непременно будут подогревать извне, стала делом крайне сложным или невозможным даже для России.

Отметим также, что процессу логичного урегулирования может помешать (не исключено, что искусственно) трансформация Армении в начале весны будущего года в парламентскую республику. Саргсян, по Конституции, уже не сможет баллотироваться в президенты, да ему это и не нужно, поскольку первым лицом страны будет премьер. Говорят, что Серж Азатович очень рассчитывает им стать, и если ему улыбнется удача, то продолжение переговоров по урегулированию останется в его компетенции.

Но действующий президент многим в Армении стоит поперек горла, и ему предпочитают нынешнего главу правительства Карена Карапетяна: бывший «газпромовец» хоть и считается «ставленником Москвы», но для значительной части армянского электората он более приемлем, чем Саргсян. Впрочем, скорее всего, премьером, то есть первым лицом Армении, станет кандидатура Москвы: практически весь крупный бизнес в Армении перекочевал в руки российского государственного капитала.

Кроме того, России в Ереване нужен такой человек, против которого не станут активно бунтовать армяне, как это зачастую происходит в отношении Саргсяна, и который спустит на тормозах недовольство населения Армении нахождением на территории республики российской военной базы: ведь Москва активно и по-крупному вооружает Азербайджан, за что получает упреки в «предательстве».

Вопрос личности премьера упомянут здесь не случайно: если у Саргсяна нет гарантий стать первым лицом республики, он, скорее всего, будет сговорчивым, и внесет серьезный вклад в урегулирование в соответствии с «планом Лаврова» — так сказать, оставит «добрый след» в истории (правда, для этого нужны и встречные шаги Алиева). Ну, а если Серж Азатович не останется в пролете, то он вполне может затянуть переговоры по «уважительной причине» формирования нового кабинета и утверждения новой формы конституционного правления.

В таком случае посредникам и, в первую очередь, России, придется приложить максимум усилий, чтобы в переговорную паузу в конфликтной зоне не началась активная пальба, и геополитическая ситуация в регионе осталась неизменной. Но, напомним, Южный Кавказ граничит с Ближним Востоком, обстановка на котором вряд ли поддается точному прогнозу и оказывает серьезное влияние влияет на соседей — особенно уязвимых в силу имеющихся национальных и территориальных споров. Так что сейчас Армении и Азербайджану следует «ловить момент» и решить проблему в относительно благоприятной для них военно-политической и идеологической ситуации.

Ирина Джорбенадзе

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Азербайджан грозит Армении ответом на «военные провокации»

Саргсян: Статус Нагорного Карабаха не может быть ниже уже существующего

Азербайджан ждет помощи от НАТО для решении конфликта в Нагорном Карабахе