Киев выплыл на евробондах

Постоянно предрекаемый российскими «экспертами» обвал финансовой системы Украины откладывается на неопределенное время. Дефолта не будет по крайней мере до 2020 года.


Возвращение на внешние рынки заимствований исключает риск неуплаты долга, уверены в украинском Минфине. © Фото пресс-службы компании «Укртрансгаз»

Сделка с выпуском евробондов на $3 млрд под 7,375% годовых стала первым самостоятельным выходом Украины на внешние рынки капитала после Майдана, причем и без гарантий США, как было в 2014—2016 годах, и без политических договоренностей, как в 2013-м при получении «кредита Януковича». Кроме того, это первое в истории Украины размещение евробондов на такой длительный срок.

То, что президент страны Петр Порошенко неоднократно афишировал отсутствие риска дефолта на Украине, не успокаивало общественность. К его словам относились как к политической саморекламе перед следующими выборами, а вот к заявлению министра финансов Александра Данилюка, хоть и с легким недоверием, но прислушались. Он рассказал об успешном завершении размещения облигаций внешнего государственного займа на $3 млрд, в результате которого на счета Государственной казначейской службы поступили средства в объеме $1,32 млрд. «Мы должны были снять риск дефолта в 2019-20-х годах, и мы этого достигли, это нужно было сделать», — сообщил Данилюк журналистам на брифинге в конце сентября. — Я профессиональный министр финансов. И я как специалист могу сказать: возвращение на внешние рынки заимствований исключает дефолт в 2019 году».

Безапелляционное утверждение явилось настолько неожиданным, что экспертам и противникам власти, впрочем, как и ее «поклонникам», понадобилось некоторое время для осмысления и анализа. На медиапространство противоборствующие политсилы вытащили своих специалистов, которые в деталях, буквально на пальцах, объясняли неискушенной в тонкостях фондового рынка общественности суть то ли гениальной операции, то ли не менее талантливой махинации правительства с евробондами.

Критики было много, тем не менее, трехмиллиардное размещение еврооблигаций все равно назвали в целом успешным. Главное достижение — это отсрочка полного погашения бумаг, по которым украинцы до сих пор платят только проценты. Расплачиваться придется не через пару лет, а аж через пятнадцать. Правда, особо охотно это принято сторонниками действующей власти. Они называют событие положительным как с политической точки зрения (конечно — новый долг станет головной болью уже другого правительства), так и с инвестиционной. Ведь до выпуска облигаций экономисты хором говорили, что темпы роста украинской экономики в ближайшие годы вряд ли позволят стране расплачиваться по крупным долгам, и есть риск дефолта.

Итак, украинские облигации вернулись на международный долговой рынок. Министерству финансов понадобилось всего 10 дней, чтобы представить потенциальным инвесторам первый за четыре года выпуск евробондов на $3 млрд. Спрос на пятнадцатилетние украинские бумаги был большим, но глобально снизить базовую доходность по ним Украине не удалось: размещение прошло по ставке 7,375% годовых. Погашать бумаги придется четырьмя равными траншами в 2031—2032 годах. За счет привлеченных $3 млрд будут выкуплены евробонды двух старых выпусков — с погашением в 2019-м (на $1,161 млрд) и в 2020 году ($415,2 млн). Основными покупателями новых 15-летних еврооблигаций Украины выступили инвесторы из США (46%) и Великобритании (36%).

Новое размещение изначально задумывалось как целевое, но на рефинансирование старого долга (евробонды 2019 и 2020 годов) Минфин потратит только половину привлеченных денег. Остальная сумма, вероятно, пойдет на погашение других обязательств, не оформленных в виде облигаций, отмечает старший аналитик компании Альпари Вадим Иосуб на страницах LIGA.net. «В первую очередь — это долг перед МВФ, — говорит Иосуб. — В таком случае заявленная цель по снижению текущей долговой нагрузки будет достигнута, хотя и говорить о снижении госдолга не приходится, речь идет лишь о его рефинансировании».

Кроме рекордного срока, Украина добилась и лучшей за последние годы ставки купонного дохода по своим бондам: более низкие доходности украинские бумаги давали только дважды — в 2006 и 2007 годах. Специалисты отмечают, что ставка 7,375% появилась благодаря ажиотажу, возникшему вокруг нового выпуска: по данным Минфина, на пике приема заявок купить украинские бонды вызвались 350 инвесторов, общая сумма заявок — $9,5 млрд.

Изначально потенциальных покупателей ориентировали на стандартный для Украины купон в 7,75%. Радикально стоимость обслуживания долга это не снижает: «минус» $11,25 млн в год и $168,75 млн — за все 15 лет его обращения, подсчитал Иосуб. «15 лет — это достойный срок для нас, но займ все равно оказался довольно дорогим для Украины, — пишет член исполкома Украинского общества финаналитиков Виталий Шапран в своем блоге. — Наши ближайшие соседи по кредитному суверену (суверенный кредитный рейтинг, — «Росбалт») торгуются уже ниже 7%».

2017 год действительно стал знаковым для многих «нерейтинговых» стран мира, которые поочередно выходили на международный долговой рынок. Такие бумаги пользуются все большей популярностью среди инвесторов, хотя и спрос на высокорисковые бонды пока не помогает их эмитентам серьезно снижать доходность по своим бумагам. Под довольно высокие проценты недавно размещались Таджикистан (7,125%), Беларусь (два выпуска — 7,125% и 7,625%) и Ирак (6,75%), рассказывает исполнительный директор Фонда Блейзера Олег Устенко изданию LIGA.net. «На мировых инвесторов влияют по-прежнему низкие ставки в зоне так называемых «тихих гаваней», — говорит Устенко. — Положительно на их настроения подействовал и пример Венесуэлы, которая, несмотря на уличные протесты, исправно выплатила долг в $2 млрд этой весной».

Украина сейчас находится на шесть ступеней ниже инвестиционного уровня по оценке агентств Fitch и S&P и на 8 — согласно методике Moodyʼs. Минфин рассчитывает, что свежий выпуск украинских бондов получит от Fitch и S&P рейтинг не ниже суверенного — «В-». Это размещение теоретически должно положительно повлиять на обновленные оценки рейтинговых агентств для Украины, считает Шапран.

Стоит напомнить, что 24 июля Украина уже производила купонные выплаты по еврооблигациям с погашением в 2017 году на сумму $120 млн, избежав тем самым технического дефолта. После сообщения об этом агентства Bloomberg, со ссылкой на осведомленный источник, украинские облигации сразу начали рост. Так, облигации с погашением в июле 2017 года выросли в цене на 0,03 цента — до 55,35 цента за доллар номинала. За неделю стоимость бумаг увеличилась на 1,64 цента. Именно в этот день истекал крайний срок погашения Киевом купона по еврооблигациям. Выплата долга была под вопросом до последнего момента и грозила Украине дефолтом.

Как ранее отмечали зарубежные эксперты, одним из рисков выхода Украины на международный рынок капитала является возможное торможение реформ. Ранее важным стимулом для их проведения была приоритетность получения траншей от МВФ. После возвращения к частным займам эти деньги становятся не настолько критичными для Украины. Однако украинские эксперты считают, что проведенное размещение хоть и снизит долговую нагрузку на Украину на ближайшие годы, однако не избавит от необходимости оставаться в программе с Международным валютным фондом. Альтернативное привлечение финансирования путем размещения евробондов является более доступным, но и более дорогим инструментом по сравнению с кредитами, предоставляемыми МВФ. Украина будет вынуждена продолжать сотрудничество с Фондом как и раньше, так как ей необходимы финансовые ресурсы для поддержания экономики.

Подтверждением этого тезиса является принятие во вторник Верховной радой пенсионного закона, навязанного Фондом. В процессе обсуждения критики называли этот законопроект «античеловеческим», грозились категорическим противостоянием, но все же уступили уговорам премьера Гройсмана и отдали за пенсионную реформу на 50 больше достаточных минимальных — 286 голосов.

Однако с МВФ есть еще одна прямая связь. Эксперты считают, что правительство выпустило облигации не в очень подходящий момент. Нужно было выполнить требования Фонда, получить очередной транш и лишь только после этого запускать в оборот евробонды, доходность по которым была бы значительно ниже. В пример приводят Грецию. В июле 2017 года эта страна после трехлетнего перерыва вышла на международный рынок капитала с евробондами с такой же суммой — на $3 млрд. Греки провели ту же схему, что и украинцы, но выкупили старые бумаги за 102,6% от номинала, а доходность по новым бондам составила всего 4,625%. Такую «шикарную» низкую доходность объясняют тем, что Греция сделала это в довольно удобное время — вскоре после того, как МВФ одобрил очередной транш в размере $1,8 млрд.

Если Украина все-таки дождется нового транша от МВФ, это благоприятно отразится на позиции страны на международном рынке капитала. И станет сигналом для мирового рынка, что у Украины есть более дешевый источник заемных средств, чем евробонды с купоном больше 7%. Тогда Минфин сможет рассчитывать на размещение с доходностью около 6,5% и выпустить дополнительный объем евробондов, прогнозируют специалисты. Выполнение всех условий по пенсионной реформе, эпопея с которой длилась почти полгода, уже позади — остался вопрос продажи земли, который многим кажется снятым с повестки дня переговоров с МВФ, но это не так. Глава Минфина Александр Данилюк действительно сообщил, что земельная реформа исключена из списка обязательных условий МВФ для получения очередного транша. Однако специалисты разъясняют: МВФ ждет 1 января 2018 года, когда истекает срок моратория на продажу сельхозземель. Если Украина попытается продлить меморандум или не откроет рынок земли, МВФ среагирует соответствующим образом.

Но, судя по тому, как депутаты, несмотря на их уверения в патриотичности, по очереди «сдают бастионы» национальных интересов, стоит предполагать, что уступят в очередной раз и снимут ограничения на торговлю землей. А после этого украинское правительство, в последние дни не скрывающее восторга от размещения новых бондов, попытается повторить этот успех и в следующем году повторит такую операцию — выпуск длинных бумаг и частичное погашение более коротких.

Тем более, что тенденции к улучшению оценки платежеспособности Украины положительные. Летом агентство Moodyʼs Investors Service повысило кредитный рейтинг Украины на одну ступень — с Caa3 до Caa2, а также изменило прогноз со «стабильного» на «позитивный». По мнению аналитиков Moodyʼs, если положительный прогноз сохранится, то в дальнейшем надежность внутреннего и внешнего долга Украины улучшится.
«Такая динамика проведения реформ будет способствовать возобновлению доступа Украины к мировым рынкам капитала, что в свою очередь облегчит путь к рефинансированию значительных выплат по внешнему долгу, начиная с 2019 года», — говорится в сообщении агентства.

Министерство экономического развития и торговли Украины тоже порадовало своих граждан позитивной статистикой. Страны, являющиеся членами Европейского Союза, в январе—июне 2017 года вложили в экономику Украины 597,3 миллиона долларов прямых инвестиций, что составляет 84% от общего объема в 711,2 млн за указанный период. В министерстве отметили, что по состоянию на 1 июля 2017 года общий объем прямых иностранных инвестиций (акционерный капитал) составил 38,981 миллиарда долларов, в том числе инвестиций из ЕС — 27,387 миллиарда долларов (70,3% от общего объема), что на 1,657 миллиарда долларов, или на 4,4%, больше показателя на начало года на уровне 37,325 миллиарда долларов.

В общем, хороших новостей вроде много, но украинцы как-то упорно не замечают их в реальной повседневной жизни. Людей не убедил недавний отчет Минфина, который сообщил, что новый выпуск украинских бондов выкупили инвесторы из США, Великобритании и ЕС, пишет «Страна». Все понимают, что за фактическими покупателями — хедж-фондами — может стоять отечественный олигархат. Например, приближенные к нынешнему президенту и премьеру. Такого рода инвесторы часто покупают долги своей страны. С одной стороны, они не понаслышке знают, что происходит в Украине, а с другой — могут влиять на принятие решений на самом высоком уровне.

А здесь сразу возникает конфликт интересов и коррупционные риски. Конечно, такое недопустимо в мировом финансовом сообществе, но, к сожалению, уже стало привычной практикой для Украины. Подобным образом действовала и «семья Януковича», которая выкупала еврооблигации Украины. Правда, после смены власти «преемники» тут же запустили процесс их «раскулачивания» и уже успели конфисковать ценных бумаг более чем на миллиард долларов.

Простые работяги восприняли выпуск новых украинских ценных бумаг по-своему. «Когда мне нечем гасить долги по кредиту, я пытаюсь либо продать чего-нибудь ненужное, либо перезанять в другом банке, подзаработать еще — просто не получается, — делится своим опытом с «Росбалтом» сталевар Сергей из Днепропетровской области. — Но ненужное у меня кончилось, а условия в другом банке оказались еще хуже, чем в предыдущем. В результате перестал платить обоим финучереждениям. Вот теперь жду, кто из них придет первым за возмещением. У меня свой дефолт, и он очень неплохо отражает ситуацию в экономике страны».

То же самое, по мнению Сергея, происходит с имуществом государства. За которым в конце концов ведь придут.

Валентин Корж, Днепр, Украина

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Общий госдолг Украины преодолел отметку в 2 трлн гривен

Гройсман: Украинская экономика может стать одной из самых успешных на континенте

На Украине рассказали, когда ждут следующий транш от МВФ