Король приезжал спросить о цене

В российской власти нет единства мнений насчет уступок, на которые можно пойти ради сближения с Саудовской Аравией, отмечает востоковед Александр Шумилин.


Москва хотела бы дружить с Эр-Риядом, но пока еще не готова отвернуться ради этого от Тегерана. © Фото из личного архива

Первый в истории двусторонних отношений официальный визит короля Саудовской Аравии Салмана ибн Абдул-Азиза ибн Абдуррахмана Аль Сауда в Москву вызвал сразу несколько вопросов. Главные из них: в чем основная цель его поездки и почему она состоялась именно сейчас?

С одной стороны, у лидеров двух стран достаточно обширная повестка дня. Тут и нефтяная тема, и вопросы двустороннего торгового сотрудничества, и урегулирование в Сирии. С другой, о снижении добычи нефти для стабилизации мировых цен на нее две страны уже давно договорились и без всяких визитов на высшем уровне. Что касается поставок российского оружия, в первую очередь, зенитно-ракетных комплексов С-400 на общую сумму в пару миллиардов долларов, то для саудитов это явно не главная цель в жизни, если учитывать, что в этом году они уже договорились с Дональдом Трампом о покупке американского оружия на сто с лишним миллиардов долларов.

Есть и еще один большой вопрос — готово ли российское руководство ради сближения с Эр-Риядом изменить свою политику в Сирии, а главное, отказаться от союза с Ираном — основным врагом Саудовской Аравии? Обо всем этом обозреватель «Росбалта» поговорил с директором Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН Александром Шумилиным.

— Учитывая весьма низкий уровень и экономического, и военно-технического сотрудничества между Москвой и Эр-Риядом (российско-саудовский товарооборот в 2015—2016 годах составил около 500 млн долларов, в то время, как американо-саудовский был в 140 раз больше — 70 млрд долларов), а также то, что нефтяная тема на данный момент между ними более-менее урегулирована, не получается ли, что основным вопросом этих переговоров станет иранский?

Фото с сайта www.kremlin.ru

 — Да, только иранская тематика. Для саудовского руководства, для короля, очень важно сейчас, в ситуации, сложившейся в Сирии и вокруг нее, заявить о своей готовности взаимодействовать с Россией взамен на определенное «притормаживание» партнерства Москвы с Тегераном. Дело в том, что для саудитов Сирия — только один конфликт из множества других, в которых просматривается «рука» Ирана, его стремление усилить свое влияние в регионе.

— Есть еще Йемен…

-…а еще Ливан, Ирак — везде в этих странах Иран присутствует основательно. Саудовцы подходят к этому со стратегическим видением. Судя по всему, они готовы на какие-то не слишком принципиальные, тактические уступки и по Сирии, поскольку складывается ситуация, в которой РФ может продолжать играть весьма негативную, с точки зрения Эр-Рияда, роль, наращивая военное доминирование в регионе.

— В чем, по мнению саудовцев, состоит эта негативная роль?

 — В том, что Россия выступает устойчивым и надежным партнером Ирана. Это партнерство саудовцам надо, как минимум, ослабить, если не подорвать его в принципе.

— Судя по реакции российских СМИ на этот визит, складывается впечатление, что Россия особенно не готова идти на какие-то встречные шаги по этой теме. Более того, один из неназванных высоких российских чиновников заявил, что по Ирану у РФ для саудитов уже заготовлены контраргументы.

 — Надо понимать, что в России нет единого видения этих проблем. Участники процесса налаживания взаимодействия с саудовцами (с российской стороны) по-разному подходят к теме Ирана, в том числе. Есть заметные расхождения по Ирану между МИДом и Минобороны. Они не сильно проявляются, но поверьте, — это так. Есть и другие игроки.

Нужно также иметь в виду, что интересы России и Ирана в Сирии начинают больше расходиться, чем сходиться. Это характерно для ситуации, сложившейся после взятия Алеппо. До этого задачи были ясны и понятны — воевать, давить, окружать, блокировать боевиков. Одним словом, добиваться военного превосходства. После захвата Алеппо возникла перспектива политического урегулирования. И здесь видение послевоенного устройства Сирии у России и Ирана расходятся принципиально.

Для российской стороны есть несколько принципиальных моментов. Соглашение по нефти, по которому, в принципе, есть взаимопонимание, должно сохраниться. Другой вопрос — политическое влияние саудовцев на сирийскую оппозицию.

— Вы говорили об асимметрии российских и саудовских взглядов на эти вопросы. В чем она состоит?

 — Саудовцы хотят, прежде всего, политического решения этих вопросов, а для российской стороны важнее экономический аспект. У нас хотят заменить поиск политического решения набором финансовых и военных контрактов. Как эта асимметрия будет преодолеваться в ближайшее время, мы увидим. Саудовцы говорят, что надо сначала договориться по некоторым политическим вопросам, не разглашая, о чем идет речь, а затем приступать к экономическим, торговым темам. С российской стороны вариантов нет, не говоря о том, что мнения переговорщиков с российской стороны, как я сказал, сильно расходятся. Есть общее мнение, что нужно встречаться, взаимодействовать, сближаться. Расхождения начинаются по вопросу цены этого сближения.

— Складывается впечатление, что саудовцы готовы предложить сделку — инвестиции в Россию и закупка российского оружия в обмен на изменение позиции Москвы в отношении Асада и Ирана. Но есть ощущение, что в Москве инвестициям, конечно, рады, но не настолько, чтобы идти на такие уступки.

 — Да, я как раз и говорю, что речь о цене. Но, повторю, российская позиция неоднородна. Есть те, кто готов заплатить серьезную цену, вплоть до сокращения контактов с Ираном, другие к этому не готовы. Военные, например, которые считают Иран надежным военным партнером. Какая из этих точке зрения возобладает — вопрос. Мы знаем, кто будет решать, но каковы будут аргументы лоббистских групп, какова степень их влияния и как это будет оформлено в виде решения, представить сейчас не можем. Эти сделки саудовцы предлагали и 3-4 года назад, но тогда мы их отвергали. Теперь готовы рассматривать, но насколько широко поле для маневров — пока не очень понятно.

Нужно отметить, что на Россию из-за Ирана и так сейчас оказывается большое давление со всех сторон — и США, и Израиль требуют сократить масштабы присутствия Тегерана (в Сирии и других странах). Москва пока упирается, но как долго она это будет делать? Все это может завершиться новым взрывом — Израиль готов наносить удары по Ирану. До сих пор он здесь искал договоренностей с Москвой, но теперь сможет это делать и без нее.

Беседовал Александр Желенин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему В Саудовской Аравии не опасаются влияния США на планы сотрудничества с РФ

Госдепартамент согласовал продажу комплексов THAAD Саудовской Аравии

Дипломаты РФ и Ирана обсудили ситуацию в Сирии