«Талер» — новые деньги Белоруссии?

Президент России только призвал «приглядеться» к криптовалюте, а в соседней республике, входящей в состав Союзного государства, она фактически появилась.


«Талер» начал применяться в Белоруссии почти месяц назад, но его официальная презентации пока не прошла. © СС0 Public Domain

В Белоруссии группа энтузиастов публично объявила о запуске первой белорусской криптовалюты, получившей название «Талер». В эпоху Возрождения талерами называли крупные серебряные монеты, чеканившиеся в разных странах Европы с 1533 по 1814 годы. В России талер был известен под названием «ефимок». В Белоруссии название «талер» очень популярно в кругах национально-ориентированной интеллигенции — оно символизирует «настоящие белорусские деньги», в противовес постсоветскому рублю.

Новый  криптографический  Талер базируется на технологии блокчейн (как и все криптовалюты), а конкретнее — на сильно усовершенствованном алгоритме биткойна (Scrypt Proof of Work). Это означает, что с самого начала Талер — распределенная криптовалюта, у которой нет единого эмиссионного центра и централизованного управления. Жизнеспособность, целостность системы Талера, транзакции внутри системы и эмиссия новых монет обеспечиваются компьютерной сетью самих пользователей.

Такая технология означает, что Талер относится к так называемым «настоящим» криптовалютам, то есть основанным на тех же принципах, что и Bitcoin, Litecoin, Ethereum и многие другие.

Сама инфраструктура Талера заработала почти месяц назад — первые транзакции между «программами-кошельками» прошли еще 13 сентября. С тех пор сеть работала в закрытом режиме, пока длилась ее отладка. Одновременно шли консультации с экспертами — экономистами и юристами. В частности, высокую оценку проекту дал первый глава Нацбанка независимой Республики Беларусь (1991-1995) Станислав Багданкевич, которого называют «отцом белорусской финансовой системы».

Только вечером в пятницу заработал сайт Талера и появились первые пресс-релизы. После чего сразу стало понятно, насколько велик в белорусском обществе интерес к отечественной криптовалюте. Информация моментально понеслась по соцсетям и новостным сайтам, вызвав целый вал обсуждений. Кого-то появление Талера воодушевило (таких оказалось больше), у кого-то — вызвало резко критическую реакцию. Многие предлагали переименовать его в «бульбокойн» или «зайчик-койн», а также сделать КриптоТалер валютой мифического государства «Вейшнория», якобы появившегося на белорусской территории в ходе недавних учений «Запад-2017». Но все оказалось гораздо серьезней.

Отложенная сенсация

Презентация Талера и пресс-конференция его создателей были запланированы на утро понедельника, 9 октября. Но в последний момент мероприятие перенесли. Причина в том, что создатели Талера узнали о готовом к подписанию президентского декрета о развитии информационных технологий, который, помимо прочего, не только вводит технологию блокчейн и криптовалюты в правовое пространство, но и предусматривает весьма либеральные условия работы с ними.

«Мы поняли, что презентацию Талера надо перенести и рассказывать о нем уже в новой правовой реальности, — сказал „Росбалту“ один из разработчиков белорусской криптовалюты, IT-менеджер Сергей Лавриненко. — Потому что до сих пор белорусским законодательством криптовалюты вообще никак не регулировались, они находились в правовом вакууме, не были запрещены, но и не разрешены. Посмотрим, что будет теперь. В любом случае, пальму первенства у нас уже никто не отнимет».

Несмотря на перенос презентации проекта, система Талера продолжает свою работу. По словам разработчиков, сейчас лавинообразно растет количество подключаемых к сети электронных кошельков. Авторы проекта уже заявили, что готовы во всем сотрудничать с Национальным Банком Белоруссии. Интересно, что как раз Нацбанк страны считается ведомством, наиболее продвинутым во всем, что относится к технологии блокчейн. Тем не менее, отношение к криптовалютам там настороженное — как, впрочем, в любом центробанке мира.
Одна из причин ажиотажа в том, что Талер оказался первой «полноценной», то есть децентрализованной криптовалютой не только в Белоруссии, но и в целом на постсоветском пространстве.

Конечно, и в Украине, и в России, и в других республиках бывшего СССР уже пытались выпустить частные криптовалюты. Один из самых ярких примеров последнего времени — российский проект BioCoin от фермерского кооператива LavkaLavka. Однако там во всех случаях просто шла эмиссия цифровых токенов, инициированная единым центром. Иначе говоря, их создатели проводили ICO, просто назвав свои токены криптовалютой. Однако Талер, в противовес упомянутым проектам, единого центра не имеет, то есть является пиринговой денежной сетью.

Не «вместо», а «вместе»

Во всех своих пресс-релизах и комментариях для СМИ разработчики Талера акцентируют внимание на том, что эта криптовалюта не создавалась с тем, чтобы составить конкуренцию белорусскому рублю в качестве законного платежного средства на территории республики. Талер должен стать лишь вспомогательным финансовым инструментом, который поможет устранить недостатки существующей денежной системы и помочь развитию малого и среднего бизнеса.

Также, по мнению разработчиков Талера, первая белорусская криптовалюта должна стать эффективным способом привлечения инвестиций в экономику страны. Дело в том, что белорусское руководство уже много лет говорит о привлечении инвестиций (почему-то только иностранных) в экономику страны как о рецепте экономического чуда.

При этом авторы экономического обоснования Талера обращают внимание на порочность избранного механизма привлечения инвесторов. Год за годом белорусские чиновники устраивают «загонную охоту» на крупных инвесторов, которым предлагается прийти с пачкой миллионов долларов и, например, «поднять» умирающее предприятие, построить очередной торговый центр или еще один элитный жилой квартал. Иногда этих инвесторов чиновники «кидают», иногда те уходят сами (разобравшись, что к чему в белорусских кулуарах власти), иногда такие инвесторы вполне успешно работают — и по итогу «кидают» уже рядовых белорусов.

При этом из инвестиционного процесса оказывается «выключено» огромное количество людей — тех, кто мог бы и хотел бы инвестировать, скажем, совсем небольшие суммы (буквально от десятка-другого долларов) в перспективные стартапы или в чей-то небольшой бизнес. А может и в большой — и поучаствовать в приватизации. Использование Талера, считают разработчики, может решить эту проблему. Талер делает реальным механизм гибкого, мягкого инвестирования с участием множества мелких и очень мелких инвесторов. При этом, что важно, из процесса можно исключить таких посредников, как госчиновники и банки. Им на смену могут прийти самоорганизующиеся распределенные инвестиционные фонды, управляемые децентрализованно самими инвесторами.

Конечно, насколько реально такое будущее — большой вопрос, но выглядит оно очень заманчиво. По мнению разработчиков криптовалюты, Талер просто в силу самой своей технологии позволит инвестировать в перспективные проекты сколь угодно малые суммы сколь угодно большому количеству людей. А это в корне поменяет парадигму инвестирования в белорусскую экономику. Становятся актуальны и действенны такие механизмы, как краудфандинг и краудинвестинг. Сегодня они во многом сдерживаются необходимостью так или иначе использовать банк в качестве посредника при сборе средств. Использование криптовалюты — Талера — делает участие банка ненужным.

Наконец, как сказано в экономическом обосновании проекта, использование Талера открывает возможности для инвестирования средств в историческую родину для огромной белорусской диаспоры за рубежом. Представим ситуацию, когда условный гражданин Канады — белорус по крови — хочет инвестировать условную тысячу долларов в экономику Белоруссии. Сегодня просто не существует финансовых механизмов, позволяющих совершить подобную инвестицию. Использование Талера снимает эту проблему. Тем более, что, как предполагается планом развития новой криптовалюты, по мере распространения использования Талера в Белоруссии будут появляться и специализированные инвестиционные фонды, которые будут финансировать перспективные проекты — без участия банков и государства, с правом голоса для всех инвесторов, даже самых мелких.

Впрочем, критики новой криптомонеты указывают, что Талеру еще предстоит преодолеть немалое сопротивление государственных органов, которые вряд ли обрадуются появлению конкурента белорусскому рублю — даже на фоне тотальной IT-либерализации в стране. Да и естественное сопротивление консервативных белорусов деньгам, которые нельзя потрогать, вряд ли быстро исчезнет.

Денис Лавникевич, Минск

 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Медведев заявил о возможных рисках, связанных с бумом на рынке криптовалют

Власти Вануату предложили гражданство за биткоины

Сергей Романчук. Что делать с криптовалютами