«Закарпатье — это Венгрия»?

На украинский закон об образовании «громче» всех отреагировали в Будапеште. Некоторые политики даже заговорили о претензиях на сопредельные земли.


На днях в столице Венгрии прошла громкая акция «Самоопределение для Украины». © Стоп-кадр видео ТСН

Власти Венгрии говорят, что новый образовательный  закон Украины — это нож в спину Будапешта. Напомню: в сентябре Верховная рада приняла закон об образовании, который  предписывает  поэтапно ввести преподавание в школах исключительно на украинском языке.  В частности, с 2018 года отменяется ведение предметов на языках национальных меньшинств с пятого класса. С 2020-го  такое обучение будет ликвидировано и в младших классах. Как ни крути, а получается, что  этим правовым актом фактически вводится запрет на преподавание на любом языке, кроме украинского.

Ясно, что  этот «лес»  рубили вовсе не из-за венгерского или какого-то другого языка, а из-за  русского, но «щепки» полетели во все стороны. Однако вот факт: в стране по крайней мере половина  населения все еще говорит на русском, т. е. негосударственном языке. Так сложилось исторически. Новой власти, за которой стоят  свідомі (сознательные) украинцы с мировоззрением запрещенной в РФ УПА, такой порядок вещей не нравится. Украина, как это не странно звучит, начинает тотально украинизировать себя. Нечто похожее уже давно происходит в прибалтийских странах — здесь тоже борются за нацчистоту языка и «рядов» (в Латвии, например, чиновникам запретили говорить  на русском еще два года назад). Киеву осталось только объявить русских негражданами, как это сделали в бывшей советской Прибалтике  после падения СССР.

Однако, с другой стороны,  хочу напомнить некоторые исторические подробности о притеснениях вплоть до запрета, начиная с русских царей, украинского языка (или «малороссийского наречия»). Вот хронология, вряд ли требующая особых комментариев.

1720 г. — указ Петра I о запрете книгопечатания на украинском языке. 1729 г. —  указ Петра II о том, что следует переписать с украинского языка на русский все государственные постановления и распоряжения, принятые в Малороссии. 1763 г. — указ Екатерины II о запрете преподавания на украинском языке в Киево-Могилянской академии. 1769 г. — указ Синода об изъятии украинских букварей. 1888 г. — указ Александра III о запрете употребления украинского языка в официальных учреждениях. 1895 г. — запрет украинских книг для детей. 1908 г. — указ Сената о признании культурной и просветительной деятельности в Украине вредной.

Однако среди запретительных документов, касающихся украинского языка, самую скандальную известность приобрел так называемый «валуевский циркуляр» от 18 июля 1863 г. — тайное распоряжение министра внутренних дел Российской империи Петра Валуева, в котором приказывалось приостановить издание значительной части книг, написанных «малороссийским» языком.

Так что, учитывая историческую ретроспективу,  можно понять обиду украинцев, на Россию. Но при чем здесь венгры, румыны, болгары и прочие меньшинства, которые сейчас оказались практически в роли украинцев времен царизма? А сама Украина примерила на себя замашки Российской империи — только уже по отношению к другим языковым группам?  

На Украине мало кто знает, что нынешняя украинизация уже вторая. Первая проходила при советской власти, в начале  ХХ столетия. После октябрьского переворота 1917 г. большевики  для привлечения на свою строну масс по всей стране начали политику коренизации, то есть замены русского языка на языки национальных меньшинств в администрациях, образовании и сфере культуры. Началом этого процесса на юге страны принято считать постановление XII съезда РКП от 1923 г. Украинские ЦК, ЦИК и Совнарком издали соответствующие декреты. Украинизацию госструктур и предприятий планировалось закончить до начала 1926 г. Всем рабочим и госслужащим следовало выучить украинский — под угрозой увольнения.

Летом 1930 г. президиум Сталинского (Сталино — ныне Донецк) исполкома принял решение «привлекать к уголовной ответственности руководителей организаций, формально относящихся к украинизации, не нашедших способов украинизировать подчиненных, нарушающих действующее законодательство в деле украинизации». Украинизировалась вся жизнь — газеты, школы, вузы, театры, учреждения и т. д. К 1930 г. на Украине осталось только три (три!) большие русскоязычные газеты.

Однако в 1932 г. Сталину доносят, и он во всеуслышание заявляет, о засилье в украинских парторганизациях скрытых националистов и иностранных агентов. В 1932—1933 гг. прошли повальные аресты нескольких тысяч коммунистов «с украинским уклоном». (Один из главных инициаторов украинизации нарком образования УССР Николай Скрипник покончил жизнь самоубийством). В 1938 г. постановление СНК и ЦК ВКП (б) «Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей»» вводило русский во всех школах Украины. Политика украинизации тихо почила в бозе. Закончился процесс  постановлением пленума ЦК КПСС  в 1989 г. о законодательном закреплении русского языка как общегосударственного.

Неудивительно поэтому, что  «сознательные» гражданине советских окраин обвиняли метрополию в  русификации. Однако вот что интересно: разбирая  свои журналистские и депутатские архивы, я неожиданно раскопала любопытную публикацию в украинской газете. Как сообщал секретарь Житомирского обкома КПУ Василий  Кавун на пленуме летом 1989 г., «на Житомирщине в 903 школах преподавание ведется на украинском языке, в 49 — на русском, в 8 — на украинском и русском. Открыты факультативы по изучению польского языка в двух школах Житомира, пединституте». Возникает вопрос: о какой тотальной тогда русификации школ (по крайней мере, на Житомирщине) можно вести речь? Дело, конечно, было в другом: даже вся украинская верхушка без  принуждения (как  почти и все городские граждане), говорила на русском. Потому что в СССР это было «перспективно».

Десятилетия после распада Союза  тоже никто не заставлял украинские издательства печатать почти все книги на русском. Это было (и есть) прибыльно. Так что по большому счету новый  киевский закон  об образовании, отменяющий ведение предметов на языках национальных меньшинств, мало чем  по своей сути отличается  от, например, указа Екатерины II о запрете преподавания на украинском языке в Киево-Могилянской академии.

И сегодня  уже в роли «малороссов»  выступают  меньшинства  — они настаивают на  своих  правах учиться на родном языке. (Наконец-то, к вящей радости националистов, и русский формально  стал языком меньшинства). Особо активное движение наблюдается на Закарпатье. Здесь компактно проживают  150 тысяч этнических венгров. Многие из них давно имеют  венгерские паспорта, мигрируют  на работу на свою историческую родину. Однако Будапешту куда как выгоднее удерживать своих соплеменников на Украине. Здесь у него свой политический интерес.

Планы, судя по взаимной и отнюдь не дипломатической пикировке между министрами иностранных дел двух стран, у венгров далеко идущие.  Программа-минимум — добиться  (для начала) венгерской автономии. А для этого, в частности, — восстановить Притисянский избирательный округ, куда входят Береговский и Виноградовский районы. Именно здесь, вдоль реки Тисы, живет  большинство украинских венгров, которые  включительно до 1998 г.  выбирали своего депутата в Верховную раду. Потом округ ликвидировали, изменив закон. Восстановить его обещали еще  Ющенко, а затем — Порошенко, будучи в роли кандидатов в президенты. Даже политические соглашения с венгерскими организациями подписывали. Но потом — «забыли». Обманули. А тут еще подоспел и новый образовательно-запретительный украинский  закон.

Примечательно, что в самом Будапеште его педалируют  с двух сторон — официальной и, так сказать, народной.  Глава МИД Венгрии Петер Сиярто на днях  заявил: «Мы рассматриваем новый украинский закон об образовании как нож в спину нашей страны». Во время визита в Ужгород  он заверил, что на следующем заседании Совета ЕС Венгрия инициирует пересмотр Соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом из-за закона об образовании.

Низы активно поддерживают эту политическую  мизансцену и идут еще дальше. На днях в Будапеште прошла громкая акция «Самоопределение для Украины». Организаторами и участниками стали активисты оппозиционной праворадикальной партии «Йоббик», в частности, евродепутат Кристина Морваи  и Тамаш Гауди-Надь. Как написала в  Фейсбуке посол Украины в Венгрии Любовь Непоп, организаторы акции заявили, что выступают за «самоопределение Закарпатья и за свободу русинских, польских, болгарских, румынских, армянских национальных общин, которые проживают на территории нынешней Украины». Досталось и нынешним властям Украины. По сообщению посла,  организаторы акции  завили также, что «выражают протест против варварства путчистов, которые захватили в плен Украину и вместе с ней венгерских национальных братьев».

Прямую трансляцию с венгерского митинга вел украинский канал NewsOne. Картинка впечатляла. Некоторые из «акционеров» дефилировали в футболках с надписью «Закарпатье по закону принадлежит Венгрии. Самоопределение для всех угнетенных наций, принужденных жить на Украине». А для полной ясности, что стоит за этой сентенцией, — флаг Каталонии.  Активный член оппозиционной партии  Тамаш Гауди-Надь выступал  в футболке «Крым — это Россия,  Закарпатье — это Венгрия». К слову, ему и евродепутатке Кристине Морваи не так давно было отказано  во въезде на Украину.

Гауди-Надь в комментарии телеканалу  NewsOne отметил, что «все инициативы Украины будут блокироваться Венгрией, так как Венгрия имеет право вето, и оно будет применено в отношении Украины». Еще раньше, выступая на заседании ПАСЕ, он заявил, что «закарпатские венгры должны воссоединиться с Венгрией».  Своим новым образовательным законом украинская власть подсобляет мадьярам в этом стремлении.

Симптоматично,  что этот антиукраинский митинг с требованиями о расчленении соседней страны был  разрешен венгерскими властями. Официальный Будапешт  не осудил  призывы экзальтированных особей оттяпать от Украины Закарпатье в пользу Венгрии. Наверняка согласен.

Алла Ярошинская
 
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Путин поддержал предложение об обмене пленными между ЛНР, ДНР и Украиной

Украина гарантировала обучение на языках меньшинств, но ждет решения Венецианской комиссии

Украина призвала МИД Венгрии отказаться от «шантажа» в ситуации с законом об образовании