Алиев и Саргсян начали улыбаться друг другу

Президентов Армении и Азербайджана усадили за стол переговоров. Толку вышло немного, несмотря на демонстрируемое двумя лидерами дружелюбие.


Хотя международные посредники утверждают, что встреча была конструктивной. © Фото с сайта president.am

Сопредседатели Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта после длительных усилий сумели организовать встречу президентов Армении и Азербайджана — переговоры Сержа  Саргсяна и Ильхама Алиева состоялись накануне в Женеве впервые с июня прошлого года. Ни один из них по истечении встречи не сделал сообщения для прессы, но итоговое заявление распространила Минская группа. В нем, в частности, сказано, что встреча прошла в конструктивной атмосфере, и «президенты согласились принять меры по интенсификации переговорного процесса и предпринять дополнительные шаги по снижению напряженности на линии соприкосновения».

Сопредседатели Минской группы также подтвердили свою готовность продолжить посреднические усилия по мирному урегулированию карабахского конфликта и проинформировали, что следующим шагом в этом направлении будет организация в ближайшее время рабочих встреч с главами МИД Армении и Азербайджана.

Таким образом, конкретной информации о результатах переговоров нет, зато армянские и азербайджанские СМИ в изобилии растиражировали кадры встречи президентов, в которые попали и их улыбающиеся лица, когда они сидели вдвоем у круглого стола на открытом воздухе. Sputnik Армения даже задался вопросом: «Что развеселило Саргсяна и Алиева в Женеве?» Ответа нет, да он, собственно, и неинтересен.

Гораздо важнее — столковались ли они о чем-нибудь конкретном, но и здесь ответа нет, если не считать пространного заявления Саргсяна на встрече с представителями армянской общины Швейцарии. «Каких-либо, так сказать, конкретных договоренностей не достигнуто по путям урегулирования. Но мы договорились предпринять меры по снижению напряженности, чтобы избежать жертв. Должен сказать, и президент Азербайджана, и я в этом глубоко заинтересованы. Дай Бог, чтобы он всегда так думал. Он хорошо понимает всю сложность проблемы, я, естественно, тоже, но проблема такова, что простых решений быть не может. Но я хочу, чтобы все были уверены — мы не видим решения, которое в какой-то мере может угрожать безопасности Карабаха. Единственным для нас решением является Карабах вне Азербайджана», — приводит слова армянского лидера издание Lragir.

Таким образом, остается поразмыслить на тему, что в данной ситуации подвигло первых лиц государств, фактически находящихся в состоянии войны, на возобновление переговорного процесса именно сейчас — ведь против него выступали многие армянские политики и эксперты. По их мнению, Саргсян должен был отказаться от встречи с Алиевым, поскольку, во-первых, президент Азербайджана заявил, что переговоры возобновляются без каких-либо предусловий со стороны Армении, а это, конечно же, «обидно», и может означать, что Ереван проигрывает Баку. «Я сразу же заявил, что ни одно условие не будет принято. Выдвигая их, Армения поставила себя в глупое положение, и теперь вынуждена отказаться от такой политики», — сказал Алиев.

Во-вторых, армянская сторона последовательно настаивает на том, что Азербайджан проигнорировал обязательства, взятые им на себя в Вене и Санкт-Петербурге, поэтому разговаривать с ним до их выполнения не о чем и незачем. Так называемые «венские и петербургские принципы» предусматривают контроль на линии соприкосновения и усиление мониторинга с целью недопущения нарушения перемирия и установления виновников возобновления огня. Механизмы расследования инцидентов на линии соприкосновения войск внедрены так и не были, и Ереван обвиняет в этом Баку. В Армении особо подчеркивают поддержку США по договоренностям о выводе снайперов, увеличению количества наблюдателей и установлению систем, позволяющих фиксировать нарушение перемирия.

Но как бы то ни было, а с Алиевым, не сдержавшим своего слова (искренне ли была в этом заинтересована Армения — вопрос спорный), Саргсян за стол переговоров все же сел. Причем без представителей Нагорного Карабаха, неучастие которых в процессе урегулирования и в Ереване, и в Степанакерте считают делом невозможным.

Не исключено, что согласие президентов Армении и Азербайджана на встречу обусловлено затянувшейся паузой в переговорном процессе на уровне первых лиц двух государств, способной вынудить официальный Ереван под давлением «общественного мнения» признать наконец независимость Нагорного Карабаха. А это грозит большими неприятностями и резким изменением архитектуры безопасности не только Южного Кавказа, Ближнего Востока, России, но и, в некотором роде, Европы, где продолжается парад признанных и непризнанных суверенитетов.

Встретиться Алиеву и Саргсяну пришлось, видимо, и потому, чтобы не разочаровывать международных посредников — даже если вместо переговоров на деле получилась лишь их имитация. Поскольку даже она способна на некоторое время оттянуть войну, вероятность которой прогнозирует, в том числе, и бывший сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США, профессор Университета Кентукки Керри Кавано.

Как пишет Haqqinaz, он заявил о «крайне высокой» вероятности возобновления военных действий, поскольку стороны «пока не могут найти общую почву, необходимую  для достижения прочного мира». Дипломат, по его словам, готов предложить «несколько вариантов, которые можно было бы использовать для уменьшения вероятности дальнейшего насилия». 18 октября Кавано примет участие в слушаниях Комиссии по безопасности и сотрудничеству в Европе на тему вероятности возобновления войны в Карабахе, а также роли США и ОБСЕ в этом вопросе.

Кроме того, отправившись на встречу с Алиевым, Саргсян получил возможность официально, в присутствии всех сопредседателей Минской группы, предъявить  и зафиксировать свои претензии президенту Азербайджана в невыполнении венских и санкт-петербургских соглашений: прямая речь Госсекретаря США Рекса Тиллерсона сослужила армянскому президенту  солидную и приличествующую случаю услугу. Напомним, он открыто настаивает на выводе снайперов с линии соприкосновения.

В общем, Саргсян, что называется, «словил» удобный момент, который ему услужливо предоставила и Европа: во-первых, готовящимся подписанием рамочного соглашения между Арменией и ЕС и его обнародованием, во-вторых, взаимным недовольством Алиева и Совета Европы друг другом и разговорами о выходе Азербайджана из этой организации или исключения из нее АР.

То есть американцы и европейцы в преддверии встречи президентов постарались создать Армении благоприятный «международный имидж», но, надо думать, Алиев на это не повелся, и переговорами с Саргсяном он преследовал сугубо прагматичные цели. В частности, продемонстрировал свою открытость к диалогу и равнодушие, пусть даже и показное, к элементам шантажа, исходящим от Еревана и определенных кругов на Западе.

Впрочем, эти самые «круги» все же играют свою роль в несговорчивости сторон, поскольку карабахский конфликт, имея в виду мировые политические реалии и тенденции, из условно-локального перерос в геополитический. То есть его «статус» повысился, и им (конфликтом) могут манипулировать мировые политические центры, подвергая давлению Азербайджан, Армению и Россию — это как минимум.

Отметим, что многие армянские и российские эксперты и политики не имели никаких ожиданий от встречи Алиева и Саргсяна. В частности, соответствующую позицию в беседе с порталом «Первый армянский информационный» озвучил бывший депутат парламента Армении Теван Погосян. По его словам, женевская встреча — это, скорее, жест на просьбу сопредседателей Минской группы ОБСЕ, поскольку если подобных контактов президентов не будет, существование института сопредседателей теряет смысл.
 
Максимум, на что можно надеяться, заявил Погосян, — это обсуждение сторонами реализации договоренностей, достигнутых в Вене и в Санкт-Петербурге. Но, отметим, если стороны все же пришли к консенсусу по данному вопросу, это можно считать если не прорывом, то большим благом.
 
Не было серьезных ожиданий от встречи президентов Армении и Азербайджана и у председателя московского Научного союза кавказоведов, политолога Александра Крылова. Самым главным достижением он считает сам факт встречи «в условиях постоянного роста напряженности в зоне конфликта». «Не нужно питать пустых надежд. Стороны переговоров попытаются попросту показать, что на смену последнему периоду роста напряженности, воинственности приходит период разрядки, — заявил эксперт „Первому информационному“. — С этой точки зрения интересен вопрос внедрения системы мониторинга на линии разграничения. Если информация о том, что Азербайджан готов в этом участвовать, действительно правдива, и если удастся со стороны Азербайджана внедрить соответствующие технические средства, то это будет реальным прогрессом в направлении стабилизации ситуации или хотя бы предотвращения новых вспышек военных действий».

В общем, если подходить к женевской встрече президентов оптимистично, то можно сделать вывод: она уменьшила вероятность войны. Но как же с возвратом хотя бы пяти из семи территорий, оккупированных Арменией, не говоря уже о прояснении статуса Нагорного Карабаха? Ведь именно такой сценарий урегулирования озвучивался неоднократно. Не он ли, в первую очередь, волнует Ереван, Баку, Степанакерт и все заинтересованные стороны? Напрашивается еще и такой вопрос: если часть оккупированных районов Армения все же возвращает Азербайджану, то появляется новая линия соприкосновения войск; соответственно, сумеют ли стороны договориться о том, где она реально будет проходить?

Пока же, вероятно, следует утешиться тем, что у кипящего котла приоткрыта крышка, и он не взорвется прямо сейчас. Это не много и не мало, учитывая, что армяне и азербайджанцы убивают друг друга еще с времен позднего   СССР — без малого три десятилетия. Перемирие и прекращение огня было объявлено в 1994 году, но воз и ныне там.

Отчего так? Да оттого, что, как уже было сказано выше, карабахский конфликт приобрел геополитический контекст или изначально был на него рассчитан. И все это в условиях противоречивости международного законодательства, фундаментальными принципами которого, с одной стороны, является право народа на самоопределение, а с другой — есть и принцип территориальной целостности государств, при котором границы их можно изменять только по мирному соглашению с центральной властью.

Это очень болезненные «грабли», на которые сейчас наступает Запад, не чуждый в свое время подстрекательству сепаратизма на территории СССР, а потом и постсоветского пространства. Впрочем, грешили этим и в руководящих кругах Советского Союза, и в политических «элитах» новых независимых государств, образовавшихся в результате распада «империи зла». Бумеранг вернулся. Причем — ко всем.
 
Ирина Джорбенадзе
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Азербайджан обвинил Армению в обстрелах на границе

Саргсян: Существование Карабаха вне Азербайджана — единственное приемлемое для Армении решение

Президенты Армении и Азербайджана договорились активизировать переговоры по ситуации в Карабахе