Нужен ли Китаю новый «великий кормчий»?

Лидер КНР Си Цзиньпин кажется сам себе и своему окружению еще достаточно «крепким», чтобы сломать традицию времен Дэн Сяопина.


Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин. © Фото с сайта www.kremlin.ru

В Пекине открылся 19-й съезд Компартии Китая, который может стать историческим. В эти дни, скорее всего, решится, вернутся ли китайцы к традиции диктаторской или, как минимум, несменяемой власти одного человека или же устоят правила, установленные в начале эпохи больших реформ при Дэн Сяопине.

В истории страны 2017 год может войти одной из важнейших дат, наравне, например, с 1989 годом, когда страна встала на путь экономических реформ. Тогда Дэн Сяопин и его соратники, уцелевшие после «культурной революции» и партийных чисток при Мао Цзэдуне, твердо подтолкнули КНР вперед в направлении перемен. И до сих пор большая часть традиций политического и экономического управления, установленных именно в 1989 году, неукоснительно соблюдались. Речь не только о проведении дальнейших рыночных реформ, которые уже превратили Китай по ряду параметров, как минимум, во вторую, а некоторые говорят, что уже и в первую экономику мира.

Речь идет о главной неформальной традиции, в рамках которой ни один руководитель после постепенного отхода от контроля за страной Дэн Сяопина не задерживался у власти больше двух сроков подряд и уже в конце своего первого срока с согласия «товарищей по партии» называл имя своего потенциального преемника. Нынешний лидер КНР Си Цзиньпин кажется сам себе и своему окружению еще достаточно «крепким», чтобы проработать не пять, а лет хотя бы десять. Его достижения вот-вот будут закреплены изменением в программных документах Компартии КНР наравне с создателем современного Китая, «великим кормчим» Мао Цзэдуном и архитектором «китайского экономического чуда» Дэн Сяопином.

Ну, а если еще при жизни ты входишь в число «классиков», то понятно, что и политические права твои будут пошире, чем у предшественников: Цзян Цземиня и Ху Цзиньтао, про которого, кстати, тоже ходили слухи, что он хотел бы остаться и на третий срок. Но товарищ Ху не смог этого осуществить. А вот про Си Цзиньпина говорят, что только он якобы может завершить начатое: поднять уровень жизни в Китае до среднего на Западе, создать сильнейшую в мире армию и, главное, окончательно победить коррупцию, разъедающую партийный аппарат.

Для этого явно надо слегка «почистить» нынешнюю правящую элиту, удалив из нее представителей конкурирующих кланов. Некоторые уже оказались ни много ни мало «на нарах» в рамках «бескомпромиссной борьбы с коррупцией». Другие, как, например, нынешний глава Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) Чжан Дэцзян, достигли предельного возраста. Но могут быть и неожиданности, вплоть до отставки нынешнего премьера Ли Кэцяна. Причем сменить его якобы может Ван Цишань, глава Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины, как минимум соавтор Си Цзиньпина по проведению антикоррупционной кампании, сам, правда, находящийся на грани ухода на пенсию в связи с достижением предельного возраста.

Соответственно этим задачам, помимо смены программных документов, вырисовывается и еще несколько вероятных результатов 19-го съезда Компартии Китая. Кстати, весьма напоминающих ситуацию в России в середине 2000-х годов, когда команда действующего президента Владимира Путина решала вопрос удержания власти. Речь идет о постепенном пересмотре или отмене возрастных границ для госслужащих и резком усилении влияния условных «силовиков». Собственно партийная бюрократия постепенно может уступить место усиливающимся военным и внутренним «борцам с коррупцией».

Впрочем, если это даже и случится, изменения будут постепенными. Си Цзиньпин явно не лукавит, говоря о том, что Китай пока готов решать все вопросы миром. Это касается явно и Северной Кореи, хотя прямо ее председатель КНР, конечно, не называл.

Внутренней же оппозиции и тем, кто просто не в восторге от нынешнего правящего в Китае режима, надо готовиться к ужесточению давления со стороны власти. Си Цзиньпин намерен не только перевооружить армию, но и поставить Интернет в КНР под полный контроль государства, чтобы «обеспечить его чистоту». Бороться за власть, как наверняка покажет 19-й съезд Компартии КПК, можно только внутри правящей бюрократии, да и то — с оглядкой на возможность угодить за решетку по коррупционным обвинениям. Так что коммунизма в Китае давно не строят, стремясь «к средне зажиточному обществу», но монополия коммунистов на власть сохраняется.

Иван Преображенский

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Путин и Си Цзиньпин договорились о личной встрече на саммите АТЭС

Путин заявил о выходе экономики РФ из стагнации

Китай с 2012 года наказал 125 тыс. чиновников-коррупционеров