Признают ли «бывших советских»?

В Абхазии, ЮО и Карабахе считают, что референдум в Каталонии увеличивает их шансы стать «настоящими» государствами. Однако на деле это вряд ли случится.


Пока президенты Абхазии и Южной Осетии могут рассчитывать разве что на встречи друг с другом и приемы в Кремле. © Фото с сайта presidentofabkhazia.org

Всего за неделю ситуацию в Европе и на Ближнем Востоке резко изменили референдумы в Каталонии о выходе из Испании и Курдистана — из состава Ирака. Государственность этих двух новых претендентов на независимость пока никто не признал, и вряд ли это произойдет скоро и без физического насилия. Но смелость каталонцев воодушевила многих в Абхазии, Южной Осетии и Нагорном Карабахе:  в двух частично признанных республиках и в одной непризнанной никем стали надеяться, что события в Испании, даже в большей степени, чем в Ираке (все ж — Европа!), значительно приближают перспективу их собственной международной «легитимизации».

Отчего такой оптимизм? Вероятно, от самого факта, что в Европе, не признавшей независимость вышеуказанных территорий, нашлись те, кто посмели пойти по пути «сепаратистов» из бывшего СССР. И количество европейских поборников «суверенитетов» будет только шириться за счет имеющихся и перспективных притязаний Шотландии, Северной Ирландии и Уэльса (Соединенное Королевство), Фландрии (Бельгия), Корсики (Франция), итальянских Южного Тироля и Ломбардии, и, конечно же, Страны Басков в той же Испании. Напомним, в последней сепаратистские настроения имеют многолетнюю историю, приправленную даже терроризмом.

«Подразваливается» и сам Евросоюз: за Великобританией на выход из ЕС могут выстроиться, в перспективе, несколько стран. Но если уход из ЕС не будет сопровождаться кровопролитием, массовыми беспорядками, и т. д., не факт, что сам Евросоюз, при активном вмешательстве США,  создавшими прецедент дробления европейских стран на новые государства и их признание, закроют глаза на очередную, не санкционированную ими, волну изменения границ в Европе. То есть ни Мадрид, ни Париж, ни Рим, ни Лондон мирно не отпустят свои провинции в свободное плавание. А это означает, что мировой порядок (или беспорядок) претерпит серьезные дестабилизирующие изменения.

«Вода камень точит», — повторяют в Сухуме, Цхинвале и Степанакерте, и приводят пример Косово. Но ему можно противопоставить пример Крыма, показавший, что передел границ возможен только в случае соответствующей заинтересованности США, НАТО и Брюсселя, у которых в настоящее время таких планов нет. То есть Запад, способствовавший развалу Советского Союза и Югославии, не поддержал самоопределение Абхазии, Южной Осетии, Нагорного Карабаха, Приднестровья, Крыма, Донбасса, а также Иракского Курдистана, поскольку в его интересы это не входит.

Впрочем, в случае с Курдистаном что-то может измениться —   ближневосточные политические игрища только начали разворачиваться, и дробление государств этого региона не прекратится. Думается, что курдов реально продолжат поддерживать США, хотя на вербальном уровне они этого не делают: опять же — пока не выгодно.

В общем, Абхазии, ЮО, Нагорному Карабаху и другим новым постсоветским «государствам» пока не стоит ждать послаблений в контексте международного признания, поскольку все зависит от того, насколько оно входит в интересы Запада. В данном случае получается, что не входит, так как в проблематику признания независимости вышеуказанных республик вклиниваются интересы России — этого Западу, для «не вижу» суверенитета, вполне достаточно.

И все же сейчас аналитики «судят-рядят» по поводу того, кто больше имеет прав на самоопределение — например, Карабах или Иракский Курдистан. В частности, доцент кафедры международных отношений и дипломатии Ереванского госуниверситета, эксперт в области армяно-курдских связей Ваграм Петросян сообщил агентству «Новости — Армения», что проводить параллели между референдумами в НКР и Иракском Курдистане — «некорректно». Потому как «Нагорный Карабах провозгласил свою независимость в полном соответствии с Конституцией и законами СССР, а провозглашение независимости Иракского Курдистана имеет проблемы с легитимностью и соответствием законам Ирака».

А Sputnik (Азербайджан) приводит мнение эксперта Института экономики РАН Александр Караваева, по которому ситуация в Каталонии ассоциируется с тем, что происходило на постсоветском пространстве. «Это очень напоминает то, как в Москве реагировали на процессы 1988-89-х годов на Южном Кавказе. И там, и там не было сделано ничего для воспрепятствования росту сепаратистских настроений», — сказал он.

Но США и Европа не терзаются угрызениями совести по поводу поддержки сепаратизма на Балканах, а Россия — в Абхазии и Южной Осетии, не говоря уже об определенных кругах в бывшем советском руководстве. Все глобальные мировые игроки в вопросе самоопределения наций и народностей давно уже утвердили двойные стандарты, ставшие для них обычной политической практикой. И они последовательно ей следуют.

Ситуацию может переломить только «мирное расставание»: пример — Чехословакия.  Но новые Вацлавы Гавелы еще не народились, а непримиримость в вопросе «развода» наций и народностей с их территориальными притязаниями нарастает. На Южном Кавказе она еще обременена и проблемой возвращения беженцев.

Тем не менее, имеющиеся и потенциальные сепаратистские регионы с надеждой смотрят на Каталонию вне зависимости от своих реальных возможностей жить самостоятельно и в условиях международной изоляции. То есть, фактор их политической и экономической самодостаточности как-то не учитывается. Достаточно привести примеры Абхазии и Южной Осетии — обе они «повисли» на бюджете России, которая содержит их, конечно, не задарма: в обеих частично признанных республиках дислоцированы российские военные базы.

Ни осетины, ни абхазы не считают себя «халявщиками», но вторые еще и высказывают недовольство тем, что их «плохо содержат» и ущемляют их «суверенитет», которого реально, конечно, не существует: избавившись от одной «метрополии» — Грузии, они попали  в лапы другой — России. Имея в виду ее мертвую хватку, это уже пожизненно.

Каталония, конечно, более самодостаточна, чем Абхазия и Южная Осетия. Но если ЕС и США введут против нее жесткие санкции (ну если предположить невероятное — ее независимость) и она окажется в международной изоляции, включая транспортную и торгово-экономическую, ей придется разделить участь других «черных дыр», то есть непризнанных государств. Признание тремя-четырьмя, как это имеет место в случаях с Абхазией и ЮО, роли не играет.

В общем, судя по всему, провозглашать независимость в настоящее время — дело непрактичное, а в некоторых случаях — и чреватое большой кровью с проекцией дестабилизации на соседние государства. Поэтому, вероятно, Европа, будет твердо придерживаться принципа территориальной целостности стран, в нее входящих. Правда, это не может помешать отчаливанию от ЕС какому-нибудь из его членов — но без распада уходящего.

Таким образом, легкого   выхода отдельных регионов из европейских государств, равно, как и ближневосточных, в обозримом будущем не предвидится. А это означает, что Абхазии и иже с ней следует закругляться с мечтами о международном признании. Времена Косово, как видно, закончились, или их решено заморозить, несмотря на «волеизъявление народа».

Андрей Николаев
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Матвиенко: Россия не признает независимость Косово

Евросоюз отказался вмешиваться в конфликт Мадрида и Каталонии

Путин обвинил Запад в двойных стандартах в вопросе Каталонии