«Светский сепаратизм проигрывает»

Каталония изолирована политически, курдские борцы за независимость буквально сметены. Они оказались слабее своих противников, отмечает востоковед Михаил Магид.


Многонациональные и одновременно религиозные проекты, во всяком случае, на Ближнем Востоке, берут верх. © Фото Евгения Шабанова

Последние известия из Ирака заставляют сделать вывод, о том, что идея с отделением курдской автономии провалилась (во всяком случае, пока). Иракские правительственные силы и подконтрольное Багдаду шиитское ополчение «Хашд аль-Шааби» (ХаШ, «Силы народной мобилизации») практически без боя взяли под контроль город Киркук и одноименную провинцию. Разговор обозревателя «Росбалта» о причинах поражения иракских курдов со специалистом по Ближнему Востоку Михаилом Магидом вышел за рамки этого прецедента и охватил тему сепаратизма и возникновения новых государств в нескольких регионах мира.

 — Давайте попытаемся разобраться сейчас, что же произошло в Иракском Курдистане в последние дни? Насколько все плохо для курдов?

 — На данный момент мы имеем в руках следующие факты. В результате мощного наступления иракской армии, контролируемой правительством в Багдаде, а так же шиитского ополчения ХаШ, находящегося под частичным контролем Ирана, пешмерга (курдское ополчение) стремительно отступает.

Фактически, случившееся означает коллапс Иракского Курдистана. Курдские сепаратисты, (вооруженные формирования сторонников президента Иракского Курдистана Масуда Барзани, а также сторонников влиятельного курдского клана Талабани) отдали город и район Киркук, где производится 80% нефти Иракского Курдистана. Отдали без единого выстрела.

В городе кроме того находилось около одной тысячи сторонников Рабочей партии Курдистана (РПК, последователи Абдуллы Оджалана). Они оказали сопротивление, потеряли несколько десятков человек убитыми и ранеными и тоже отошли — силы оказались слишком неравны.

Что означает для курдов потеря Киркука? Без нефти Киркука и без самого города-миллионника независимость Иракского Курдистана превращается в фикцию — этому государству просто нечем платить своей полиции, чиновникам, а возможно, даже и военным. Но тем дело не ограничилось. Шииты захватили уже около половины территории Иракского Курдистана, вышли на границы с Ираном и Сирией. Более того, в нескольких местах они рассекли на куски территорию курдской автономии. В таком виде Иракский Курдистан превращается в лишенную ресурсов бедную территорию, полностью зависимую от соседей. Ни о какой независимости теперь и говорить не приходится — разве что, курды начнут яростно сопротивляться. Но они пока только отступают. И еще неизвестно, где остановится шиитское наступление. Это теперь решает не Барзани, это будут решать в Багдаде, Тегеране и Вашингтоне. Барзани — политический труп, а его страна находится на грани полного поглощения.

— Говорят, что имела место сделка между Барзани и премьер-министром Ирака Хайдаром аль-Абади. Так ли это?

 — Это очень интересная история по нескольким причинам. Начнем с того, что Масуд Барзани официально дал зеленый свет пешмерге для борьбы с иракскими силами. Губернатор Киркука Наджмалдин Карим также заявил, что курдское население должно взять в руки оружие и сражаться с иракской армией и шиитскими ополченцами.

С другой стороны, все говорят о сделке. Вернее, о серии сделок. РПК обвиняет Барзани в том, что он отдал Киркук без боя потому, что была сделка с аль-Абади. Иракский политолог Хишам аль-Хашеми заявил, что существует сделка между Эрбилем (столица Курдской Автономии) и Багдадом, с тем, чтобы «Киркук находился под совместным управлением центрального правительства и автономии без какой-либо военной конфронтации и зеленого света из Америки». Кроме того, согласно сообщениям некоторых источников, имела место сделка между отрядами пешмерги клана Талабани и Ираном (который поддерживает официальный Багдад). Командование пешмерги, во всяком случае, обвинило эти отряды в «предательстве» из-за сдачи важных объектов в провинции центральному правительству.

Но я бы поставил вопрос иначе. Готовились ли курдские националисты заранее все отдать без боя? Может быть. Только вот отряды иракской курдской пешмерги всегда отступают. Так же они бежали от «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) в 2014 году, бросив езидов (регион Шенгал), после чего боевики ИГ совершили геноцид езидов (3 августа 2014 года). Может, сепаратисты заранее готовились отходить, как и в том случае?

— В чем еще причины неудачи, постигшей иракских курдов?

 — Во-первых, военная слабость. Никто не предполагал, что курды просто побегут. В отрядах пешмерги более ста тысяч человек, США передали им много оружия. Казалось, после 2014 года они все же извлекли какие-то выводы из поражения, которое нанесло им ИГ. Но выяснилось, что нет, эти люди совершенно не способны сражаться. Этого никто не ждал.

Во-вторых, очень усилились иракцы, как армия, так и ополченцы ХаШ. Три года войны с ИГ, битвы за Мосул, Рамади, Тикрит превратили их в серьезную силу, закалили в борьбе. Курды ничего не смогли противопоставить грозным победителям ИГ.

В-третьих, весьма вероятно, что руководство иракских курдов оказалось психологически не готово к борьбе и пошло на сделки.

В-четвертых, американцы отказались вмешиваться, заявили о признании территориальной целостности Ирака. Они заняли позицию нейтральных наблюдателей, несмотря на очередное явное усиление их оппонента — Ирана, который покровительствует правительству Ирака и контролирует, как минимум, часть ополченцев ХаШ. Пентагон с 14 октября призывал курдов и шиитское правительство к «деэскалации напряженности в Киркуке». Американцы заинтересованы в курдах, но в то же время они никогда не делают ставку на слабых. Если курды окажутся неспособны сражаться — им конец. Это только в политкорректных американских университетах слабые имеют преимущества, а в реальной политике ставка всегда делается на сильного.

Наконец, последнее — и главное. Светский сепаратизм терпит поражение. Вот недавно в «Росбалте» состоялось заседание Политклуба по темам каталонского и курдского сепаратизма, где говорилось, что в современном мире явно усиливается кризис и заметны попытки создания новых наций-государств. Но проблема в том, что сепаратисты в последние дни получили суровые удары. Каталония изолирована политически, курдские сепаратисты буквально сметены. Плохо это или хорошо, но многонациональные и, одновременно религиозные проекты, во всяком случае, на Ближнем Востоке оказываются сильнее. Тех же ХаШ часто называет «шиитским ИГ».

— Не кажется ли вам, что преждевременно делать такие обобщающие выводы? Я думаю, что процесс создания национальных государств продолжается. Для ряда стран и народов это все еще актуально. Ни с Каталонией, ни с Курдистаном еще не закончено. Мне представляется, что испанский премьер Мариано Рахой делает сейчас неверные с политической точки зрения шаги, загоняя каталонцев в угол, требуя от них: или вы официально объявляете независимость и мы упраздняем Каталонскую автономию, или вы отказываетесь от независимости и тогда вы политические трупы. На мой взгляд, такая позиция центрального правительства Испании, как минимум, приведет к эскалации ситуации. Что касается Иракского Курдистана, то да, сепаратисты там в военном и политическом смысле видимо проиграли, но сирийские и турецкие курды продолжат свою борьбу, и независимый Курдистан в том или ином месте Ближнего Востока так или иначе «всплывет».

 — Думаю, попытки создания новых национальных государств в Европе — вредная глупость. Каталонские сепаратисты пока проигрывают. Их никто не поддержал и деньги из автономии уходят. Замена испанских полицейских на каталонских — просто анахронизм и бессмыслица, нелепая идея в современном мире. С курдами сложнее. Да, идет борьба в Турции, Сирии, Ираке, Иране. Но, похоже, есть сейчас более мощные силы. В любом случае, я говорю не об этом. Просто по факту сепаратисты оказались слабы. Кстати — официально у курдов РПК и Оджалан не выдвигают требование государственной независимости Курдистана.

— Да, с последним согласен. Но проблема в том, что «замена одних полицейских другими» (а строго политически и юридически — замена многонационального государства на более или менее мононациональное) всегда бессмыслица, иллюзия, основанная на надеждах, что в национальном государстве все будет лучше, чем в том, где мы сейчас живем. Но это является иллюзией («бессмыслицей») пока только для определенной ограниченной категории людей — для нас с вами, например. Для миллионов людей это все еще важная идея.

 — Половина Каталонии так не думает и в эту иллюзию не верит.

— Ну, поглядим, что у них там выйдет. Кроме того, каталонцев всего треть населения Каталонии, точно также как католиков в Северной Ирландии меньшинство.

 — Тем хуже для сепаратистов и тем опаснее их затея. Так ведь можно превратить цветущую Каталонию в аналог Северной Ирландии, с безработицей и вспышками насилия.

— Но в Курдистане, курды, насколько я понимаю, большинство?

 — Да, и режимы в Багдаде и Турции неприятные. Тут ситуация несколько отличается. Но, как видим, иракские курды не горят желанием защищать независимое государство, даже несмотря на это. Просто подчеркну, это факт — Киркук с миллионным населением был сдан почти без сопротивления.

— Кстати, напомню, что ирландский сепаратизм возник не на пустом месте. Англичане вплоть до конца ХХ века не считали ирландцев-католиков полноправными гражданами Великобритании, на них распространялось множество ограничений, которых не было у англичан или шотландцев…

 — Все так с ирландским сепаратизмом. И все же он — не решение. В отличие от идеи многонациональной федерации. Ирландский сепаратизм не сделал Ольстер счастливее, напротив, превратил в кровавое гетто.

— Но ведь ирландцы просто сопротивлялись насилию со стороны англичан?

.— Повторю, тот же Оджалан отказался от идеи курдской государственности и пришел к идее многонациональной федерации народов Турции и Ближнего Востока. Намного более плодотворная идея в духе еврейского Бунда или левых эсеров в России.

— Идея хорошая, но пока она почему-то не вдохновила авторитарных правителей Ближнего Востока. Почему так?

 — Она должна вдохновлять не их, а людей вроде партизан РПК. Часть из них она действительно увлекает, а национальное государство в наши дни я считаю вредными анахронизмом. Как видим, жителей Киркука идея национального курдского государства не вдохновила, по крайней мере, большинство из них.

Беседовал Александр Желенин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.